Первый министр внутренних дел суверенной (но еще не независимой) ЛР Алоиз Вазнис написал мемуары, которые, благодаря профессиональному переводу Илана Полоцка, читаешь, как заправский детектив. Напряжение растет к финалу… И тут выясняется, что злодеи какие–то "незлодейские"!

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Детская привычка к пистолету

В жилах присяжного адвоката бюро Platacis un partneri Вазниса течет кровь четырех народов — латышского, немецкого, польского и литовского. Только Алоиз появился на свет, как папу, армейского инструктора, уволили на следующий день после путча Улманиса. За то, что Вазнис–старший выписывал газету Socialdemokrats. "В то время отношение к "безработным 16 мая" было точно такое же, как в советские времена к осужденным по 58–й статье", — вспоминает Вазнис. "Когда к власти пришло так называемое народное правительство, отца пригласили вернуться в армию. Так отец стал младшим лейтенантом Красной Армии". Но и тут ему не подфартило — у подчиненного пропал пистолет, и папе дали условный срок, выгнав из РККА!

Зато войну Вазнис–старший "откосил". Легиона избежал жестоко, обварив обе руки кипятком. Потом счастливо удалось бежать и с корабля, который увозил латышей в Германию, и избегнуть расправы СМЕРШа. А братья Владик и Алик уже обзавелись оружием. У каждого было по пистолету, имелся "шмайссер", гранаты.

В голодные послевоенные годы Алоиз торговал на Агенскалнском рынке мылом, сваренным соседом из ворованных на мясокомбинате потрохов, "спекулировал рыболовными крючками". "Риск был основательный, поскольку в те времена за спекуляцию и несовершеннолетний мог попасть в тюрьму на 7–10 лет". Пример был недалеко — трое дядей Вазниса отправились в Сибирь. А он, хоть и не был пионером, выследил первого вора. Цыганенок тащил тяжелый чемодан, а Алик за ним проследил. Выяснилось — вещи краденые! "В результате получил свою первую премию — блюдо с вишнями".

Дети XX съезда

В милиции вчерашний "трудный подросток", а теперь дипломированный в ЛГУ юрист Вазнис работал с 1957 года. Куча дел свалилась на молодого опера, но интереснее всего было дело "подпольного миллионера" Симкина, сколотившего состояние на торговле неучтенными химикалиями на черном рынке. "Нередко Симкин со своей компанией летал в Таллин пообедать, но на работе ходил в дешевом залатанном суконном пиджачке…"

После этого дела перспективного работника вызвал сам министр, "генерал Иван Зуян — седой серьезный человек с тихим голосом". И после вопросов: "Алкоголь употребляешь? Много? И в рабочее время?" — перевел Вазниса в ОБХСС. В 1984–м Вазниса "бросили на низовку" — в райотдел Рижского района, который считался "могилой". Но "период ссылки завершился", и Вазнис возглавил Управление по борьбе с хищениями социалистической собственности. Там он трудился вплоть до 1990 года, когда главным их направлением стала "борьба со злоупотреблениями в кооперативах, использовавших несовершенное законодательство".

"Никогда не стремился к высоким должностям"

В июне 1990–го латвийскую милицию залихорадило. Министр Штейнбрик не хотел уходить. Правительство Годманиса назначило Вазниса главой МВД Латвии без согласия Москвы. Министр МВД СССР Бакатин говорил Годманису: "Вы об меня ноги вытираете!" А Вазнис, зайдя в Москве к другу — генералу Жоричу, узнал кое–что интересное: "Из Латвии уже вывезено все оружие, подготовленное для мобилизационных нужд, и на повестке дня стоит вопрос о вывозе запасов продовольствия". Кремль уже готовил отход?

Тогда же Вазнис "случайно на улице в Юрмале встретил группу омоновцев". И вот облом для "черных беретов" — новый министр отказывается выдать отряду обещанные Штейнбриком квартиры! Мало кто в Латвии знает, что именно тогда пробежала черная кошка между МВД и ОМОНом, который 15 мая 1990 года "лояльно" применил дубинки для разгона митинга Интерфронта. Об этом "эпизоде" Вазнис, как ни странно, умалчивает.

"Большая часть омоновцев абсолютно не ориентируется в истории и политических вопросах, — сделал вывод Вазнис после визита на базу ОМОНа. — Они были настолько зомбированы коммунистической идеологией…" Общение министра с личным составом ОМОНа контролировал бывший офицер ГРУ Чецкий, и все шло к конфронтации.

Январь и август — версия Вазниса

Главы о противостоянии Москве в книге экс–министра самые эмоциональные и… малоправдоподобные. Бывший министр публикует в своих мемуарах "интересную оперативную информацию" о роковых днях 1991 года. "Из Калининградской области в Ригу прибыла штурмовая бригада из Черняховска, всего 800 человек, очень хорошо подготовленных физически и психологически. Им показывали различные кинофильмы, в которых били, расстреливали и взрывали советских солдат. Всем им рассказывали, что в Латвии живут фашисты. Часть личного состава бригады расквартирована в подвальных помещениях военного комиссариата, часть — где–то у Вантового моста… Штурмовая бригада планирует развернуться с утра 14 января, с половины седьмого, и блокировать всю Старую Ригу, чтобы оказать шокирующее психологическое воздействие на жителей. Ее боевики вооружены автоматами и гранатами, но орудия танков и бронемашин будут без снарядов. Цель операции — вызвать напряжение и организовать провокации". Во как! А ОМОНу придали группу морской пехоты капитана Гагарина.

И вот на столь мощном фоне "Москву испугал такой вариант, что курсанты школы и солдаты внутренних войск могут выступить на стороне независимой Латвии". Не странно ли? "Омоновцы вели себя все нахальнее", — пишет он, не упоминая о позорном случае изнасилования жены одного из бойцов ОМОНа, который сам по себе спровоцировал взведенных мужчин. Что же касается боя у МВД 20 января, то, по Вазнису, "не было ни малейших сомнений, что и Горбачев, и Язов, и Крючков, и Пуго были полностью в курсе дела относительно этого нападения".

Летом 1991–го, по Вазнису, ОМОН "продолжал терроризировать республику". Но когда 19 августа СЛУЧИЛОСЬ, краса и гордость латвийской новообразованной полиции — 1–й батальон Юриса Вецтиранса сложил оружие. А его командир "ушел в лес", прихватив снятые со счета батальона 636 329 рублей. "Он лишь в сентябре списал около 89 500 рублей, потраченных якобы на покупку оружия". Но оружия никто не видел…

Не менее странно вели себя бывшие противники. Глава КГБ Иохансон "добросовестно передал в распоряжение Совета министров 896 автоматов, 85 пулеметов, 3 снайперские винтовки, 926 пистолетов, 64 гранатомета, 1 264 720 патронов". "Возьми меня в свою личную охрану", — попросил Вазниса командир ОМОНа Млынник. "Поезд ушел", — ответил министр… Впереди его ждали новые зигзаги биографии…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form