Безвестная могила моряка

Описание работы и гибели восьми латвийских "торгашей" в Атлантике сделано в "Часе" максимально полно. Но это были не единственные жертвы, понесенные латвийским флотом во Второй мировой войне. Если обратиться к источникам, то выяснится, что "воевать" (по предлагаемой нам терминологии) латвийский транспортный флот начал… еще в сороковом!

Согласно реестру потерь, приведенному эмигрантским историком Эдгаром Андерсонсом в книге "Латвия и ее вооруженные силы" (Торонто, 1983), 25 января 1940 года немецкая подлодка U–19 потопила пароход Evereni (водоизмещение 4439 тонн). В тот же день германский бомбардировщик уничтожил корабль Tautmila (3724 тонны). 24 апреля на мине подорвалась Gundega (3585 тонн). Этому кораблю не повезло вдвойне — вскоре немцы его подняли, но вторично его потопила французская субмарина. 20 апреля столкнулась с немецким кораблем и затонула Jaunjelgava (1290 тонн).

23 мая подводная лодка U–9 уничтожила латвийский корабль Sigurds Faulbaums (3146 тонн). И уже 9 июля 1940 года немецкий самолет разбомбил судно Talivaldis (534 тонны).

Таким образом, только в 1940 году было потоплено 6 судов Латвии. Какие они везли грузы и кому — сейчас уже не установишь, но если что–то предназначалось Англии или Франции, то, выходит, уже тогда выбор был сделан в сторону союзников. Однако…

Нейтралитет никто не отменял

Вопрос о том, на чьей стороне воевала Латвия во Второй мировой войне, что называется, с тройным дном. Официальная позиция была заявлена в Декларации президента государства от 1 сентября 1939 года: "Провозглашаю, что в войне, начавшейся между иностранными государствами, Латвия сохраняет строгий нейтралитет". ЛР имела для этого нормативную базу: Закон о нейтралитете был принят еще 21 декабря 1938 года.

Можно сколько угодно рыться в архивах, ссылаться на секретные совещания и переписку послов, но — ПРОТИВНОГО ЗАЯВЛЕНО НЕ БЫЛО. До момента своей формальной ликвидации Латвийская Республика не вступала во Вторую мировую войну на стороне какой–либо из сторон. Можно сказать, что ее нейтралитет умер в один день с ее государственностью.

Но чем была с международно–правовой точки зрения Латвийская ССР? Современная национальная историография и политология рассматривают ее как оккупированную территорию и, следовательно, отрицают легитимность ее государственного бытия. Однако, согласно Конституции СССР 1936 года, чья модификация — Конституция ЛССР, была принята 25 августа 1940 года, Латвия была "суверенной союзной советской социалистической республикой, добровольно объединившейся с другими союзными республиками". То есть с 22 июня 1941 года она находилась в состоянии войны с Германией!

Как латыши топили немцев

Вернемся же к нашим морякам. Кроме тех, кто остался за океаном, были и патриоты Латвии, разделившие с ней всю тяжелую историческую участь. Наверное, нелегко было капитану флагмана латвийского военного флота — миноносца Virsaitis — наблюдать за спуском белого флага с красным крестом и переименованием его в T–297. Однако с первым днем войны Virsaitis вышел на боевое задание — траление мин в Ирбенском проливе. 27 июня Virsaitis, тральщики Viesturs (T–298) и Imanta (T–299) вышли с конвоем Рига — Таллин. На кораблях увозили золото и секретные документы, а также тысячи людей, спасавшихся от нацистов.

Командиром миноносца Virsaitis тогда был капитан Ансис Межрозе. В команде были также лейтенанты довоенного флота Л. Стуре, Н. Киртс и еще несколько латышей–сверхсрочников. Вместе с русскими матросами экипаж корабля потопил у острова Сааремаа немецкий миноносец. Потом Virsaitis отправился аж к берегам Германии, выставив минное заграждение у Данцига. У Таллина Virsaitis сбил два немецких бомбардировщика, а в сентябре 1941 года уже защищал Ленинград, перевозил красноармейцев с осажденной финнами базы Ханко. На личный счет T–297 записаны также немецкая подводная лодка и десантный катер. В ночь на 3 декабря построенный в 1916 году в Ростоке миноносец налетел на "родную" мину. Но вся команда спаслась!

Судьба латвийских тральщиков французской постройки сложилась по-разному. Imanta под командованием капитана Ласиса и старшего лейтенанта Хартманиса участвовала в обороне Моонзунда, но подорвалась на советской мине. Выжил только один латышский моряк… А вот Viesturs (на мостике были капитан Карлис Туровскис и старлей Алкснис) прошел всю войну в Финском заливе, сбив у Кронштадта немецкий бомбардировщик.

Долгожителем же латвийского флота можно считать суденышко Hidrografs. Построенный в 1917 году в Данциге невооруженный кораблик водоизмещением 285 тонн находился в строю ВМФ СССР аж до 1956 года!

Так что ответ на вопрос: "С кем воевала Латвия во Второй мировой войне?" — каждый может дать теперь сам. И оценить, насколько точна политическая аберрация истории: "Воевали в антигитлеровской коалиции, но против СССР". Конечно, нужно дать шанс г–же Вике–Фрейберге и г–же Калниете примкнуть к "свободному миру", не вызвав гнева "национальных солдат". Конечно, улица Everasmas, ведущая к морю, была бы красивым напоминанием о погибших в Атлантике моряках. Но не нужно забывать и о тех, кто приближал победу на Балтике под красным флагом. Все–таки выиграли ОНИ!