"Statoil" automātiskā degvielas uzpildes stacija
Foto: "Statoil" automātiskā degvielas uzpildes stacija

В августе этого года исполнится 12 лет с момента продажи первого литра коммерческого бензина на пространствах тогда еще великого и могучего Советского Союза. Это случилось 23 августа 1990 года около 11 часов утра на уже несуществующей АЗС в Румбуле.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Лица
Байба Рубеса (Statoil)
Виктор Шкуратов (Viada)
Алла Мороз (Viada)
Хаим Коган (Lukoil—Baltija R)
Николай Ермолаев (Dinaz)
Аргод Лусиньш (Kurzemes degviela)

Хронология
1995 год. Старт Statoil и Viada
1996 год. Короли бензоколонок набирают вес
1997 год. Новый акциз и появление Texaco
1998 год. Открытие Dinaz и война цен
1999 год. Кризис в России и контрабанда
2000 год. Проверки и скандалы
2001 год. Борьба за качество
2002 год. Проблемы у Dinaz и Viada


  • Первый "коммерческий" литр
  • Кто обанкротил Latvijas nafta?
  • Инвестор в поисках правды
  • Конфликт с политическим акцентом
  • Жертва "проекта века"
  • Борьба на выживание
  • Скромный лидер
  • Амбициозный союз
  • Брюссельский рецепт

    С тех пор в Латвии многократно менялись правительства, укреплялись и разваливались партии, но автомобильное топливо продолжало оставаться одним из основных источников подпитки власти.

    Первый "коммерческий" литр

    На рубеже 90-91-го года в Латвии действовало 60 государственных заправок, на которых уже продавался коммерческий бензин. В это время в Латвии существовало 17 нефтебаз и около 150 АЗС. Однако владела всем этим одна-единственная государственная Latvijas nafta, которая унаследовала столь обширное хозяйство от госпредприятия Degviela. Может быть, из-за того что Латвия первой среди стран СССР стала торговать коммерческим бензином, у нас почти никогда не возникало топливных кризисов.

    Пионером частной оптовой и розничной торговли бензином в начале 90-х стала компания Viada, сразу развернувшая торговлю в значительных объемах. У ее истоков стояли предприниматели Алла Мороз и Виктор Шкуратов. Оба — профессионалы в сфере торговли нефтепродуктами, занимали видные посты в Degviela.

    Сравнивая по просьбе "Телеграфа" сегодняшнее состояние рынка с периодом его зарождения, Алла Мороз призналась, что сейчас работать гораздо сложнее. "Таких сложных взаимоотношений, как сейчас, не было никогда, — рассказывает руководитель ООО Viada. — Для кого-то это взаимоотношения с государством, для кого-то с партнерами или даже c клиентами. Но проблемы, большие или маленькие, сегодня есть у всех торговцев топливом".

    Собственную сеть заправок первой стала создавать в Латвии компания ЛУКойл. Было это в 1994 году. Однако, сосредоточив свои усилия на транзите нефтепродуктов, ЛУКойл не стал местным лидером розничной торговли. На вопрос "Телеграфа" о проблемах, с которыми сталкивается сегодня компания, "отец" латвийского ЛУКойла Хаим Коган сказал, что это качество горючего. "Многие просто разводят горючее, — рассказывает Коган. — Причем разводят чем попало. Естественно, для того чтобы снизить его цену".

    По оценке председателя правления Латвийской ассоциации торговцев топливом Ояра Карчевского, в том виде, в каком мы знаем рынок АЗС сегодня, он существует с 1993 года. "Формат розничной торговли топливом, который успешно действует и сегодня, появился в 93-м, когда была запрещена продажа горючего с бензовозов, — рассказывает Карчевский. — До этого бензовоз мог остановиться практически в любом месте и начать разливать бензин всем желающим. Однако после запрета на такой вид торговли началось бурное строительство автозаправок. Активнее всего фирмы строили АЗС в 96-97-х годах, когда наш рынок стали осваивать иностранные компании. Сейчас рынок торговли бензином стабилизировался и, можно сказать, даже переполнен торговцами, так как в Латвии уровень потребления бензина ниже, чем в среднем по Европе".

    Кто обанкротил Latvijas nafta?

    К середине 1995 года только на территории Риги действовало уже 88 заправочных станций, но лишь 22 из них полностью соответствовали требованиям безопасности и охраны окружающей среды. Лучшие заправочные станции принадлежали фирмам Viada, Viksna, Baltimar, Statoil, Lukoil, Augstceltne, Shell.

    В июле того же года руководители латвийского госпредприятия Latvijas nafta (LN), литовского Lietuvas kuras и эстонского Eesti kutus приняли решение создать акционерное общество, которое должно было координировать работу национальных предприятий по торговле горючим и осуществлять совместные закупки горючего для предприятий трех стран. Госструктуры уже почувствовали конкуренцию со стороны крупных западных компаний Neste и Statoil и были заинтересованы в объединении своих сил. Однако дальше идеи этот проект не пошел.

    Акционерное общество было последней надеждой руководства LN спасти предприятие от гибели. Правда, гендиректор компании Петерис Вилистерс до 1999 года еще несколько раз предлагал проекты реструктуризации и развития госсобственности. Однако его предложения натыкались на глухую стену. До сих пор так и неясно, кто же виноват в том, что госпредприятие не смогло вписаться в рынок. Хотя все возможности для этого были. В 1993 году Минфин, Министерство промышленности и энергетики гарантировали Европейскому банку реконструкции и развития возврат кредита в размере 13 млн. латов, которые предназначались для LN. Деньги были получены, но куда они пошли? В любом случае не на развитие розничной сети предприятия.

    В итоге разразился скандал, и государство потребовало возврата денег. Дело шло к банкротству Latvijas nafta. Но в 1996 году премьер-министр Андрис Шкеле распорядился отозвать иск Минфина о взыскании с LN 13,8 млн. латов. Как следствие этого решения судебное разбирательство прекратилось. Эксперты "Телеграфа" считают, что это было сделано с одной целью: затянуть приватизацию предприятия и взять его чуть позже, но уже за бесценок.

    В 1999-м министр экономики от ТБ/ДННЛ Владимир Макаров вдруг заинтересовался: а почему это государство не требует со своего должника денег? После нового иска Минфина имущество предприятия было арестовано, но за это время сумма долга выросла до 15,5 млн. латов. Сегодня LN находится в состоянии неплатежеспособности. В собственности госпредприятия осталось 30 АЗС, 4 нефтебазы. Помимо долга в размере 15 млн. латов, у LN накопилась задолженность перед Службой госдоходов — около 4 млн. латов.

    Инвестор в поисках правды

    Среди зарубежных компаний, пришедших на рынок нефтепродуктов Латвии, серьезностью намерений отличаются Statoil и Neste. В 1997 году компания Statoil приступила к строительству нефтетерминала в Ринужи, по соседству расположился терминал другой компании — Neste. К концу года Statoil и Neste почти закончили строительство. Фактические конкуренты возвели объекты общего пользования — коммуникационные сети, дороги и т.д. Совместно же две компании оказались замешаны и в одном громком скандале.

    В сентябре 2000 года АО Latvijas dzelzcels (LDz) заявило, что на терминалах нефтепродуктов Statoil и Neste в Рижском порту проводятся операции по "смешиванию" горючего. В свою очередь глава Statoil Байба Рубеса заявила, что LDz не позволяет им заниматься экспортом нефтепродуктов через их же собственные терминалы. По мнению главы железной дороги Андриса Зоргевица, при строительстве терминалов Statoil и Neste в Рижском порту речь шла лишь об импорте горючего в Латвию, но никак не о его экспорте. Тогда же впервые было озвучено, что западные бренты Statoil и Neste закупают для своих бензоколонок топливо у латвийской компании Kurzemes degviela. Дело дошло до того, что в скандал вмешалась даже президент Латвии. Однако до сих пор конфликт не получил завершения. Совет по конкуренции счел претензии Statoil и Neste по поводу экспорта горючего необоснованными.

    До сих пор представители этих компаний оспаривают решение совета в суде Видземского предместья. Столь продолжительное выяснение отношений можно назвать одним из самых значительных конфликтов на этом рынке между государством и зарубежными компаниями.

    Конфликт с политическим акцентом

    В свою очередь самым крупным столкновением между госструктурой и местной компанией на рынке нефтепродуктов явилось противостояние Dinaz nafta и СГД. Компания Dinaz начала свою работу в 1991 году в Даугавпилсе. Ее генеральным директором стал Николай Ермолаев. В 1995-м Dinaz покупает одну из крупнейших нефтебаз в Латгалии. С этого момента начинается экспансия латгальцев по всей Латвии. Поговаривают, что диназовцы состояли в весьма тесных отношениях с видными лицами из Латвияс цельш. 17 августа 1998 года крупнейший нефтеторговец Латгалии открывает свою первую автозаправочную станцию в Риге. За три года сеть Dinaz выросла до 27 АЗС (!).

    В прошлом году в Dinaz провели реструктуризацию. Dinaz Group досталась сеть автозаправок под торговой маркой Dinaz, а Dinaz nafta — оптовая торговля горючим. Однако СГД спешит определить для оффшорной американской компании Dinaz Oil Terminal LLC налоговый начет в размере 13 млн. латов. В результате аудита у "оффшорки", занимающейся поставками нефти в Латвию, были констатированы нарушения налогового законодательства. Руководство Dinaz Group заявило, что концерн к вышеупомянутым компаниям и их финансовым обязательствам не имеет ни малейшего отношения.

    Однако в ноябре прошлого года неприятности у диназовцев продолжились: СГД наложила начет на Dinaz nafta в размере 1,6 млн. Ls по акцизному налогу и НДС. Компания, импортируя горючее, декларировала лишь часть ввезенных продуктов. В списке крупнейших должников перед бюджетом по налогам и взносам социального страхования на 1 ноября Dinaz Oil Terminal и Dinaz nafta занимают первое и третье места. Но и на этом противостояние не завершается. 13 декабря СГД аннулирует лицензии на импорт и оптовую торговлю нефтепродуктами ООО Agalas, которое раньше носило название Dinaz nafta. Столь пристальное отношение СГД к Dinaz nafta связывают с давлением некоторых видных представителей Народной партии, которые стремятся упрочить на рынке горючего позиции компании Kurzemes degviela.

    Жертва "проекта века"

    Все участники рынка признают, что значительная часть топлива ввозится в страну контрабандным путем. Правда, разные источники расходятся в оценках объемов нелегального горючего — от 15 до 30%. Не исключено, что ближе других к действительности данные СГД — 20%. Однако, как ни странно, уголовных дел по фактам контрабанды, дошедших до суда, — единицы. Все это лишний раз наводит на мысль о существовании у контрабандистов влиятельной "крыши" во властных структурах.

    Из уголовных дел о контрабанде бензина громкую огласку получило лишь одно — о деятельности TESS Petroleum. По данным прокуратуры, в 1993 году совладелец компании Рустэм Кадыров разработал план нелегального ввоза в Латвию 6 844 417 кг бензина марки A-76. В итоге государство недополучило 1 млн. латов. Кадыров считал себя невиновным и обвинял во всем политиков, которые таким образом "выжимали" из него и Ивана Харитонова деньги. Кадыров был осужден на девять лет. После оглашения приговора он произнес слова, ставшие крылатыми: "Чтобы в этой стране получить оправдательный приговор, нужно быть либо педофилом, либо в крайнем случае почетным консулом". Однако Кадырову все же сократили срок отсидки, и в 98-м году он был выдворен из страны.

    Умение "бензиновых королей" решать проблемы с помощью политиков, видимо, сыграло свою роль в том, что конкурентная борьба на рынке нефтепродуктов, как правило, не выходила за рамки дозволенных методов. Участники рынка всегда стремились мирно "разруливать" любую конфликтную ситуацию. Из общей картины выпадает лишь громкое убийство председателя правления ООО Jaunpagasts и Jaunpagasts plus Дайниса Пейманиса. В середине 2000 года он впервые заявил о подготовке к реализации грандиозного проекта по производству биоэтанола. В модернизацию спиртового завода Jaunpagasts plus планировалось вложить 20 млн. долларов под гарантии государства. Предполагалось, что с 1 января 2003 года компания начнет производить 29 млн. литров этанола. Для бензина с добавками биоэтанола в конце 1999-го была утверждена специальная пониженная ставка акцизного налога. Планировалось, что поначалу добавки биоэтанола к бензину не превысят 5%, и постепенно эта доля увеличится до 7-10%. Пейманис убеждал политиков и общество, что бензин с присадкой этанола будет не только дешевле, но и экономичнее, к тому же тем самым поддерживался бы местный производитель зерна.

    Проект обещал совершить переворот на местном рынке горючего. Но в декабре 2000 года Дайнис Пейманис в своем автомобиле был расстрелян киллером. Реализация "проекта века" сначала оказывается под вопросом, а в прошлом году вообще откладывается на неопределенное время.

    Борьба на выживание

    Все участники рынка нефтепродуктов признают, что сегодня ситуация сложилась непростая. За прошлый год значительно сократилось количество игроков. 77 предприятий отказалось или были лишены лицензий на работу с нефтепродуктами. Без лицензий на оптовую торговлю остались Viada и Dinaz nafta. При этом на рынке сохраняется тенденция снижения потребления бензина, правда, это компенсируется небольшим, но все же ростом спроса на дизельное горючее. На сегодня наиболее крупные торговцы горючим — Kurzemes degviela, Latvija Statoil, Lukoil — Baltija R, Neste Latvija, Shell Latvija, Viada, Augstceltne, Lido nafta, Ziemeџu nafta.

    Явным лидером на рынке нефтепродуктов сегодня стало АО Kurzemes degviela (KD). По сравнению с другими компаниями и их лидерами KD и ее руководство не часто светились в прессе. Чтобы составить портрет компании-лидера, "Телеграфу" пришлось собрать не только официальные, но и неофициальные данные из разных источников и от людей, которые, каждый в свое время, были в курсе деятельности KD.

    Скромный лидер

    Судя по всему, основателя и президента компании Аргода Лусиньша не слишком привлекали лавры светского льва, и даже присвоенное ему журналом Klubs звание "латвийский миллионер" не заставило г-на Лусиньша выйти из тени. По неофициальной информации, состояние президента KD позволяет причислить его к тройке богатейших людей Латвии. Аргод Лусиньш начал свой путь к успеху в 1993 году, когда занялся коммерческой деятельностью на Салдусской нефтебазе. Одним из первых деловых партнеров главы KD стал Виктор Шкуратов, президент компании Viada. Дуэт Шкуратов—Лусиньш считался очень успешным на рынке нефтепродуктов. Их деятельность была примером для многих предпринимателей, которые тогда делали первые шаги на этом поприще.

    Однако, как показали дальнейшие события, Лусиньш мечтал о более значимой роли на рынке, поэтому со временем он расширил круг своих знакомств и деловых партнеров. Значительной вехой роста KD можно считать 99-й год, когда Аргод Лусиньш встретился со своим давним знакомым Марисом Поляком. Партнеры уже работали на топливном рынке раньше. Правда, первый раз союз распался из-за уголовного дела, возбужденного по факту фальшивых платежек, по которым с Мажейкяйским нефтеперерабатывающим заводом "рассчитались" за топливо на сумму около 2 млн. латов. Но пауза в деловых отношениях наступила после того, как Поляк задолжал Лусиньшу примерно 200 тыс. долларов и "забыл" вовремя рассчитаться. Впрочем, Лусиньш обстановку не нагнетал и на время предпочел не напоминать о долге.

    Амбициозный союз

    Итак, в 99-м состоялась встреча экс-партнеров, и, по-видимому, они нашли общий язык. По мнению информированных источников, именно тогда у Лусиньша и Поляка родился план захвата значительной доли рынка оптовой торговли нефтепродуктами. Именно им приписывают действия, направленные на смену чересчур активного руководства Latvijas nafta, что в дальнейшем и привело к неплатежеспособности предприятия. В итоге сегодня KD превратилось если не в монополиста, то явно в структуру, которая стремится к монополии. Однако вряд ли KD заняло бы столь значительное положение, если бы на рынке оптовой торговли топливом оставались такие игроки, как Stalkers и Dinaz nafta. Не могло предприятие Лусиньша занять лидирующие позиции, если бы и Viada продолжала работать в своем обычном темпе. Удивительным образом у всех этих компаний начались серьезные трения с СГД.

    Для того чтобы полностью упрочить свои позиции, KD необходимо было показать себя на рынке как оптовой, так и розничной продажи топлива. Естественно, столь наполеоновские планы были бы невозможны без крепкой руки наверху. При анализе некоторых законов и решений правительства убеждаешься, что они удивительным образом работают на руку KD. К примеру, по оценке специалистов, сегодня в Латвии существует только одно предприятие, которое может выполнить решение КМ о создании госрезерва, и это предприятие — Kurzemes degviela. По неофициальной информации, KD очень сблизилось с видными руководителями Народной партии. К примеру, на недавнем суде, где отношения между собой выясняли KD и Агентство приватизации, представителем предприятия являлся адвокат Зигурд Крастиньш, который в свое время работал в бюро Андриса Грутупса. Более того, Зигурд Крастиньш приходится родным братом известному деятелю Народной партии Эдмунду Крастиньшу, бывшему министру финансов. Ну и, наконец, по данным источников "Телеграфа", в конце прошлого года компания Opranko, используя фальшивые платежные пору чения на оплату налогов, ввезла в страну груз контрабандного топлива (примерно 1,3 тыс. т). При этом схема сделки очень схожа с уже упоминавшимся "кидком" Мажейкяйского нефтеперерабатывающего завода.

    Брюссельский рецепт

    Ближайшее будущее рынка нефтепродуктов связано с последовательным воплощением в жизнь требований Европейского союза. Чиновников из ЕС в основном волнует качество бензина из-за его воздействия на окружающую среду. Именно поэтому латвийским нефтеторговцам до 2009 года придется инвестировать в "перестройку" своего бизнеса значительные средства. В итоге латвийский рынок нефтепродуктов уже в скором времени может значительно измениться. Выживут, естественно, лишь сильнейшие. Сегодня абсолютно ясно, что потребителя ожидает рост стоимости горючего, а большую часть поставщиков — снижение прибыли. По сути правила о стандартах топлива, которые соответствуют требованиям ЕС, запрещают ввоз в страну российского бензина и заставляют закупать топливо на Западе. Правда, дизельное горючее еще можно приобретать на Мажейкяйском нефтеперерабатывающем заводе, так как здесь оно имеет сертификат качества ЕС.

    По прогнозам специалистов, стоимость одного литра бензина к 2009 году может подняться на 15 сантимов. Также не исключается, что к этому времени цена бензина сравняется со средней стоимостью топлива в странах ЕС — на сегодня около 1 доллара. Любопытно, что реформу рынка нефтепродуктов страны ЕС осуществляли на протяжении 10 лет, а от Латвии Брюссель требует провести "перестройку" рынка за 4 года.

    Одна из самых больных тем для торговцев горючим — требования ЕС по созданию госрезерва нефтепродуктов. Правительство распорядилось, чтобы участники рынка создали стратегический запас топлива на 16 дней, при этом бизнесмены должны его организовать за свой счет. По подсчетам Ассоциации торговцев топливом, это нововведение обойдется предприятиям в 3 млн. латов. Но на этом аппетит государства только разыгрался. В следующем году резерв должен быть обеспечен на 25 дней и наконец в 2009-м — на 90 дней. По прогнозам ассоциации, только это требование ЕС вызовет подорожание бензина на 4 сантима.

  • Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
    Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

    Comment Form