Рижский художник-аэрографист Александр Курочкин — очень скромный. Рассказывать о своих произведениях не умеет, да и не любит. С большим удовольствем он рассуждает на тему живописи в целом, философствует о несопоставимости творчества и дензнаков, о понятиях "нелюбовь к толпе и любовь к отдельным личностям". Поэтому мы расскажем все за него!

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Путь к искусству у нашего героя лежал через… армию. Он служил на Севере и иногда по приказу писал разные лозунги красной краской на полотнах. Поэтому Курочкина и еще нескольких сослуживцев отправили в "творческую командировку" — в пионерский лагерь в Анапу делать ремонт.

- Умеешь рисовать, не умеешь — такого вопроса не стояло. Нам нужно было не только красить стены, двери и окна, но и создавать декор в пионерском стиле. Мотивация все это делать у нас была: лучшего оставляли "придворным художником-оформителем". А мне так не хотелось возвращаться на Север, что я очень старался. Ну и дисциплину соблюдал. Меня оставили, и я с тех пор увлекся живописью.

Уже 9 лет из своих 37 Алекс занимается разрисовыванием всего, что движется и не движется. Мотоциклы, автомашины, запасные колеса, шлемы, холодильники, стены и просто куски металла, попавшие под руку Курочкину, становятся неповторимыми и, как нынче принято выражаться, — эксклюзивными. Владельцы своих средств передвижения уже доверяют опытному художнику, оставляя на пару недель у него в гараже своих любимцев.

Если заказчик сам не знает, чего хочет, — это тоже хорошо. Потому что художник может не ограничивать свою фантазию и — к примеру — поработать с объемом обтекаемого шлема на свой вкус. А со вкусом у Алекса все о'кей. Шлемы у него превращаются в горящие головешки, заиндевевшие глыбы льда, в пасти акул и так далее. Не менее впечатляющи его игры с баками и прочими атрибутами любителей скорости.

Аэрографист уверен, что без любви к этому делу (аэрографии), качественный результат невозможен. Из-за чрезвычайно кропотливой и тонкой работы у мастера затекает спина. Поэтому он ходит в зал — разминает уставшие мышцы. Кстати, у самого Алекса только в этом году появился мотоцикл. Все это время художник передвигался только на такси или мотороллере. Имеет право! Ведь творит он из любви к искусству, а не машинам.

ФАКТЫ ОБ АЭРОГРАФИИ

Аэрографию называют искусством тысячелетия.

Главный инструмент аэрографиста — аэрограф (Airbrush). Он, как и пульверизатор, предназначен для напыления краски. Но, в отличие от него, аэрограф имеет очень узкий и более точно регулируемый спектр распыления. Аэрографом можно наносить тонкие штрихи, что очень важно при прорисовке мелких деталей рисунка.

Аэрографический рисунок для автомобиля — все равно, что татуировка для байкера.

ФАКТЫ О АЛЕКСЕ КУРОЧКИНЕ

Окунул Александра в жанр аэрографии Дима Чед — автор машины "Зеленая лягушка", которую раньше часто видели в Риге.

Один из гуру Алекса — японский художник Хаджимае Сарояма.

Мечтает писать некоммерческие картины на разных поверхностях. То есть заниматься чистым искусством.

Кредо: пока не научился рисовать реалистично, не имеешь право на абстракционизм.

Если нет заказов, ежедневно поддерживает технику, расписывая миллиметровые ракушки на одной большой картине.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form