Оказывается, вместо реальной отсидки в местах не столь отдаленных осужденный может направляться судом на общественно полезные занятия. Например, на уборку парков или кладбищ. Такой вердикт может быть вынесен, если человек наказывается по тем статьям, по которым срок лишения свободы не превышает двух лет.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
То есть, если попался в первый раз и раскаивается в содеянном, с учетом личности Фемида приговаривает его поработать на благо общества. Появился подобный вид наказания в УЗ Латвии в 1999 году.

Вчетверг исполнилось ровно два года с того дня, как в нашей стране начала действовать Служба по надзору за обязательными работами. Относится она к полиции самоуправления, а руководит ею в Риге Андрис Браунс. "Согласно Уголовному закону, по различным статьям обязательные работы могут длиться от сорока до восьмидесяти часов, — сказал "Вести Сегодня" Андрис Браунс. — В УЗ примерно треть статей, по которым назначаются обязательные работы. В основном суд определяет их как альтернативную меру наказания. Очень много случаев ее применения тогда, когда люди повторно за год совершают административные нарушения, к примеру правил занятия проституцией, управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, незаконная вырубка леса и т. д. То есть, если попался первый раз — это административная ответственность, второй раз — уже уголовная".

После того как суд вынес решение об обязательных работах, он высылает в Службу по надзору за обязательными работами копию приговора по всем осужденным, которые живут в Риге, и прописка не имеет значения. После чего работники полиции самоуправления организуют выполнение решений суда. В столице у думы четыре работодателя — "Рижские сады и парки", Управление кладбищ Рижской думы, Мальтийский орден и Управление имуществом Евангелистско–лютеранской церкви. Работы осужденные выполняют неквалифицированные: уборка территории (например, на кладбище Улброкас осужденные вывезли мусор, куча которого гнила пятнадцать лет), мелкий ремонт, в Мальтийском ордене люди работают на социальной кухне, помогают готовить обеды для престарелых и инвалидов, которые сами не могут передвигаться. Развозят еду по домам и оказывают помощь при транспортировке инвалидов — на рынок, на концерты, на спектакли и различные спортивные зрелища.

В Мальтийский орден посылаются в основном женщины, осужденные за нарушение правил проституции, и несовершеннолетние. Потому что это не общественное место и никто на них не будет показывать пальцем. "Очень тесно мы сотрудничаем с кризисным центром Skalbes, — рассказывает Андрис Браунс. — Работники центра оказывают психологическую помощь осужденным. А проститутки и несовершеннолетние входят в группу риска, и общение с психологами более эффективно, чем что–либо еще". При назначении на работу полицейские всегда стараются соблюдать интересы осужденных. Если у человека есть постоянное место, где он зарабатывает деньги, то согласовывается график так, чтобы он не прогуливал, а назначенное наказание исполнял вечером или в выходные. С проститутками сложнее — практически все они наркоманки и вполне могут не явиться в назначенное место. Но работники Службы по надзору за обязательными работами стараются привлекать их как к труду, так и к программам лечения и профилактики наркомании, тем более что заключен договор сотрудничества и с Рижским центром профилактики наркомании.

— Г–н Браунс, а что происходит, если человек вообще не приходит и полностью игнорирует назначенные ему судом обязательные работы?

— В таком случае, согласно закону, после нашего обращения в суд прогульщикам заменяют работы на арест. Тогда два часа работы равняются суткам. А согласно изменениям в Уголовном законе, время ареста проходит в тюрьмах, причем режим для них построже, чем для обыкновенных осужденных, например прогулки только один час за 24 часа. Никаких передач, никаких телефонных разговоров и т. д.

— Ну а человек знает о том, что его ждет в случае уклонения от обязательных работ?

— Конечно. Во–первых, все это им объясняет суд при зачитывании приговора. Во–вторых, наши инспекторы проводят с ними подобные беседы перед назначением на работы. Кроме того, сейчас мы готовим буклеты, которые будем раздавать нашим подопечным, чтобы они постоянно помнили о том, что их ждет в случае прогула.

Формально можно назначать в виде наказания обязательные работы и лицам без определенного места жительства. Но судьи стараются избегать таких ситуаций, потому что в противном случае они создадут кучу проблем сами себе. Ведь если человека не найти, то бумаги направляют обратно судьям, а те обязаны назначить его розыск, дабы определить другой вид наказания. А в Службе по надзору за обязательными работами не так много сотрудников: начальник, по одному инспектору в каждом районе столицы, которые вместе с осужденным составляют графики, в случае чего проверяют его дома, если он не явился на работу, а на поиск времени и сил не хватает. Но, в принципе, большинство тех, кому в виде наказания определили обязательные работы, довольны, ведь они дома, имеют возможность обеспечивать семью — что для них два часа в субботу потрудиться на благо общества… "В этом году за первые три месяца мы получили пятьдесят приговоров, — продолжает Андрис Браунс. — В прошлом году было 170. А в 2001 году нам направлено 80 решений суда. Согласно закону, обязательные работы должны быть выполнены в течение двух лет, так что в этом году мы посылаем в суд для замены вида наказания бумаги на тех людей, которые были осуждены в 2001 году и до сих пор уклоняются. Случаются и рецидивы, но это один процент от всех осужденных".

Служба создавалась на пустом месте, это новый вид наказания, и раньше его в Латвии не было. Помогали Фонд Сороса и посольство Великобритании, но информационно. "Мы сами готовили все инструкции, — говорит Андрис Браунс.

— Но получилось хорошо. К нам приезжали учиться из Румынии, России, Молдовы, Монголии. Сами ездили в Самару, Румынию — учили коллег. В России исполнение обязательных работ отложено до 2004 года, потому что у них нет механизма исполнения. Ситуация странная: наш Уголовный закон в части обязательных работ скопирован с российского Уголовного кодекса, у нас он заработал, а у них — нет. И мы их в Самаре учили, как эту часть закона воплотить в жизнь, — они остались довольны. То есть россияне нам помогли теоретически, а мы им практически". Сам Андрис Браунс тоже долго постигал эту науку в Канаде, в Германии и лично общался и консультировался с профессором Уткиным из Томского университета, который был инициатором и разработал механизм исполнения обязательных работ, который в Латвии и взяли за основу.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form