"Знаешь, у меня угнали машину, кто может помочь ее вернуть?" — спрашивает бывший полицейский знакомого, все еще работающего в МВД. "Понятия не имею. Недавно у опера из нашего отдела тоже машину угнали, так он ее выкупал у воров", — отвечает сотрудник ГУП Риги. Это не шутка, а реальная история! Дожили… Полицейские не в состоянии защитить даже себя, не то что простых жителей.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
После нескольких волн массовых "чисток" в МВД охраной порядка в стране занимается все меньше настоящих профессионалов, а уважаемых ветеранов давно списали со счетов. Что уж говорить о воспитании молодого поколения полицейских, когда вообще во всей системе назрел серьезный кризис. И иногда, чтобы лучше понять причины развала полиции, полезно заглянуть в прошлое. Советское прошлое. Когда милицию не только боялись, но и уважали, в том числе и криминальные авторитеты.

Об этом корреспонденты "Вести Сегодня" побеседовали с вице–президентом общественной организации "Честь, законность и справедливость" Владимиром Фроловым, ветераном МВД, начавшим службу в 1973–м. С простой инспекторской должности Владимир Викторович поднялся до замначальника политотдела МВД республики, одно время руководил курсом в Высшей школе милиции ЛССР. О майоре Фролове до сих пор рассказывают в органах правопорядка как о профессионале высшей пробы!

— Кто–то из нового поколения полицейских меня может упрекнуть: мол, репутация запятнана политработой. Но я не считаю это минусом, наоборот — убежден, что в нынешних органах такая структура необходима! — подчеркивает Владимир Викторович. — Сейчас в МВД нет структуры, которая занималась бы социальными вопросами сотрудников, формированием профессионального ядра, воспитанием молодых кадров. Замечу, наше ведомство, несмотря на свой статус, занималось вовсе не политпропагандой, но укрепляло скорее профессиональную идеологию. Мы работали с сотрудниками всех служб — угрозыска, ОБХСС, ГАИ и так далее.

— Так и сейчас с политической ориентацией в МВД все в порядке, идеология хоть и иная, зато прочная, например, латышские легионеры — хорошие, а антифашисты и защитники русских школ — экстремисты.

— Думаю, вы не совсем правы. Я знаю, что в полиции действительно добросовестные работники далеки от подобной идеологии… Но я хочу вспомнить середину 80–х, когда только зарождался Народный фронт. Мы тогда особенно опасались, что в рядах милиции произойдет раскол по политическим взглядам.

Сами понимаете, насколько это могло быть опасным. И наш политотдел как раз занимался тем, что защищал работников милиции от всяческой пропаганды, очень агрессивно звучавшей в ячейках Народного фронта. Именно благодаря нам и другим авторитетным сотрудникам удалось сохранить коллектив милиции сплоченным. Помню, особенно много проблем нам доставили два отделения — в Саулкрасты и Кулдиге, где буквально назревал бунт… Обидно, теперь в органах нет соответствующего отдела, который проводил бы в чем–то даже психологическую работу и не допускал идеологического расслоения внутри рядов полиции.

— Кстати, по поводу психологов. Специалисты давно определили: у человека спустя три года работы в полиции начинается профессиональная деформация личности. И тогда уже о здравом смысле говорить не приходится…

— В прошлом сдерживанию в человеке негативных процессов мы уделяли много времени, а сейчас, насколько я знаю, о психологических нюансах профессии мало кто задумывается. Раньше очень большой упор делали на то, чтобы сотрудникам милиции напоминали, откуда они вышли и для кого служат. К примеру, мы проводили регулярные встречи работников милиции с трудовыми коллективами: приглашали сотрудников на заводские собрания, где простые люди все говорили им в лицо — о проколах, нерасторопности, неряшливости. Как бы это банально ни звучало, но подобные щелчки по носу очень помогали милиционерам оставаться нормальными людьми и не забывать, зачем надели погоны.

А стоит ли говорить, насколько большое внимание уделялось тому, чтобы жизнь работника милиции не была сосредоточена только на его служебной деятельности! Допустим, было очень развито спортивное движение. Общество "Динамо", в которое входили и сотрудники МВД, имело штат профессиональных инструкторов, проводивших чемпионаты. Работники милиции имели возможность в массовом порядке заниматься спортом, а лучшие из них выступали на всесоюзных и международных соревнованиях. А теперь… О какой психологии может идти речь!

— И тем более возникает множество комплексов из–за того, что полицейские сами чувствуют полную беззащитность даже перед уличными хулиганами.

— Разумеется. Так, в прошлом году госполиция лишилась последнего своего дохленького тира на улице Эрглю. Мне приходилось общаться с нынешними работниками полиции, и они называют это реальной катастрофой. Ведь в полиции хватает сотрудников, для которых владение оружием — жизненная необходимость. Сейчас же люди практически не тренируются, и лишь для особых подразделений по контракту с коммерческими тирами обеспечивается стрельба, и то количество часов спецзанятий резко сокращено. Но настоящей собственной базы для повышения профессионального мастерства нет.

— Другая актуальная тема. Сейчас, пожалуй, первая причина (естественно, после коррупции), по которой могут уволить сотрудника МВД, — это за связи в криминальной среде. А ведь хороший оперативник обязан уметь работать с криминалом. Вспомним произведение Данила Корецкого "Антикиллер", где главный герой — "принципиальный мент" — был очень уважаемым в мире авторитетов.

— Вы совершенно правы. Плох тот оперативник, который не имеет контактов и позиции в криминальном мире. Результата его деятельности не будет вообще! Полицейский превратится в бюрократа, всю жизнь будет перекладывать бумажки на столе с одной стороны на другую… И на сегодняшний день, после всех "чисток", прервалась связь между поколениями в профессиональной среде криминального сыска. Молодое поколение оперов не научено мастерами былой школы работе в криминальном мире, оно просто боится укреплять там позиции и не способно использовать контакты для своего главного предназначения — борьбы за закон. Причем общение с криминальными авторитетами — серьезнейшая наука, ее невозможно освоить по книжкам.

Вот пример — Михаил Курков, легендарный начальник уголовного розыска Риги. Когда он умер, на его похороны приехали криминальные авторитеты со всего СССР! У Куркова позиции в криминальной среде были, можно сказать, геополитическими. Он относился как раз к тому типу сотрудников, которые, не выходя из кабинета, могли раскрыть даже самые сложные преступления. И замечу, ни о какой коррупции речи не шло! Курков был честнейшим человеком, ни разу не испачкался в личных делах с криминальным миром, за что бандитские авторитеты его сильно уважали. Но больше в органах нет таких людей, способных передать свой опыт молодым сотрудникам МВД… Если я теперь вижу полицейского, добивающегося высоких результатов, испытываю к нему большое уважение, ведь он все делает не благодаря, а вопреки.

— В 1994 году вы создали общественный фонд ветеранов органов правопорядка Pateiciba — "Благодарность". Ранее никто ничего подобного не делал. Для чего собрали ветеранов?

— 1994 год — время первых массовых "чисток" в полиции. Тогда сложилась ситуация ну просто ужасная! Людей увольняли совершенно необоснованно. Они — асы! — не ожидали и не готовились к тому, что окажутся без работы… И вот родилась идея этих людей поддержать. Название "Благодарность" мы выбрали не случайно. Ведь были благодарны тем старшим товарищам, которые нас воспитали. Искренне хотели им помочь, поскольку лучшие сотрудники МВД оказались в очень плачевном положении. У них тогда даже и пенсии–то не было, жили на пособие и в ужасающих условиях. Многие люди не могли расплачиваться за квартиры, в результате появлялись задолженности, а потом молодое поколение полицейских выкидывало на улицу своих учителей. Мы помогали покрывать большие долги, собирали деньги, наконец, ставили памятники на могилах и устраивали жизнь детям–сиротам.

Замечу, в самом начале у нас была и благая идея помогать МВД ЛР. Ведь в советские годы в органах правопорядка действовал совет ветеранов — структура при МВД, которая проводила реальную практическую работу по борьбе с преступностью, обучению молодых сотрудников. И вот мы решили на общественных началах предложить что–то подобное, но уже для новой системы. Однако тогдашний министр Гиртс Валдис Кристовскис заявил: "В МВД независимой Латвии пока еще ветеранов полиции нет. Поэтому не вижу никакого смысла сотрудничать". Протянутая нами рука осталась в воздухе…

— Теперь уже в новой организации "Честь, законность, справедливость" намерены помогать МВД?

— Пойдем иным путем… Мы некоммерческая и бесприбыльная организация. Собираемся вести публичную деятельность, помогать обществу, давать людям советы и проводить консультации. Можем, если понадобится, по отдельным делам подталкивать работу полиции. Нас, общественную организацию профессионалов, сложнее ввести в заблуждение разного рода бюрократическими отговорками, не так–то просто в структурах МВД будет "замораживать" заявления. И здесь нам очень важен контакт со СМИ, которые могли бы стать промежуточным звеном между нашей организацией и обществом. Если что–то случается, можете смело к нам обращаться по телефону 6124227 или писать по адресу: Рига, LV–1005, AK 103… И мы будем рады видеть всех профессионалов из МВД, которые захотят к нам вступить. Ведь главное — дать стимул людям, показать, что они еще нужны и их опыт может пригодиться. У нас объединены очень серьезные люди, готовые действовать!

— Удачи вам!

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form