Деньги, пожертвованные на восстановление Рижского кафедрального собора, на долгое время осели в Латвийском фонде культуры. Работники которого брали их "взаймы". А некоторые весьма крупные компании и вовсе жертвовали… сами себе. И получали за это налоговые льготы. Об этом "ВС" рассказала глава Госконтроля Ингуна Судраба.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
– Что послужило поводом для ревизии в Фонде культуры?

— К нам обратились физические лица, пожертвовавшие на восстановление Рижского православного кафедрального собора в 2003 году в ходе акции "Рождественский свет" свыше 13 000 латов. Но ни в 2003–м, ни в 2004 году деньги так и не пошли по назначению. К примеру, реставраторы, выполнившие в соборе работы, не смогли вовремя получить из Латвийского фонда культуры заработную плату. Случай вопиющий, и мы начали проверку. Лишь после завершения ревизии средства ушли по назначению.

— Какой период охватывала проверка?

— С 2002 по 2005 год. Ровно четыре года. За это время фонду было пожертвовано свыше 7 миллионов латов. Вскрылась масса грубейших нарушений. Взять хотя бы такой факт. Работники фонда получали из его средств займы.

— Это что, из пожертвований брали?

— Именно так. Как действует система? Физическое лицо, фирма, банк жертвуют деньги для какой–то конкретной цели и заключают договор с фондом. А фонд от этой суммы за услугу берет определенный процент. Это могут быть три или пять процентов. Часть этих средств остается у фонда для административной деятельности. Однако нигде не говорится, что из этих сумм можно выдавать самим себе займы. Впрочем, в ходе ревизии деньги — 53 000 латов — были возвращены.

— Какие зарплаты у членов фонда, премии?

— Этого мы не проверяли. Только действия с пожертвованиями. Как заключались договоры…

— И как же они заключались?

— Очень интересно. Дело в том, что в пожертвованиях заинтересован и бизнес — он получает существенные льготы при налогообложении. Что делали некоторые компании? Жертвовали фонду на какие–то цели, а вскоре фонд заключал договор на реализацию этой цели с тем, кто… жертвовал. Например, Rietumu banka пожертвовал фонду на мероприятие для своих vip–клиентов — концерт заезжей звезды, а потом сам же его организовал и получил обратно свои же деньги. Банк выиграл дважды, так как, повторюсь, на пожертвования существуют льготы при налогообложении. Он сам себе заплатил пожертвование, оставив Фонду культуры лишь процент за трансакцию.

— Большие суммы перечислил банк?

— На это мероприятие — 100 000 латов.

— Были ли обнаружены и другие примеры подобного рода?

— Да. Latvijas finieris пожертвовала на строительство детской площадки, а компания, которая строила ее, оказалась их дочерним предприятием. Там речь идет о сумме 150 000 латов.

Нас интересовало в ходе проверки, следит ли кто–то в фонде за тем, чтобы предприниматели не жертвовали сами себе. Выяснилось, что все было пущено на самотек. Использование денег вообще не контролировалось. В большинстве случаев нет никаких отчетов, документов, обосновывающих траты. По этой причине невозможно понять, пошли деньги на заявленные цели или нет. Фонд действовал как некая контора для передачи денег, а не организация, заинтересованная в том, чтобы деньги пошли на цели, определенные законом.

— Выходит, не ясно, дошли ли по назначению 7 миллионов латов, пожертвованные за четыре года?

–Мы видим лишь договоры, которые заключали: с одной стороны, о том, что деньги жертвуют, с другой — о передаче пожертвования. Убедиться в том, что деньги потрачены на цели, предусмотренные договором, в большинстве случаев невозможно.

— Нужны ли вообще такие посреднические конторы, принимающие пожертвования? Не проще ли тем, кто желает, напрямую перечислять деньги по назначению?

— Фонды, занимающиеся благотворительностью, существуют во всем мире. Однако руководят ими известные в обществе люди, авторитет и репутация которых не вызывают сомнений. Руководители нашего фонда готовы были принять любое пожертвование. Не важно, действительно ли идет речь о помощи культуре, образованию, науке. Так, Parex banka пожертвовал средства на такие целевые программы, как "Идентификация культуры в Евросоюзе" или "Возможности структурных фондов и их потенциальные цели реализации в мультикультурном обществе". Одно такое исследование стоит полмиллиона или миллион латов. По названию это подходит под слова "культура" и "образование", но верим ли мы, что есть предприниматели, готовые жертвовать на подобные исследования?

Мы говорили с министром финансов о механизме работы системы. О том, как контролировать, действует ли она по уставу и закону. Министр обещал дать больше полномочий минфину при рассмотрении устава организаций и больше полномочий налоговой службе в вопросе налоговых льгот.

— Что с материалами вашей ревизии?

— Мы передали их Генеральной прокуратуре и уже получили ответ, что возбуждено уголовное дело. Будем ждать результата.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form