Я захожу в комнату, и мне навстречу выглядывают любопытные детские головки. Сколько же здесь их? Сразу даже не сосчитаешь, знакомимся с каждым за ручку. Я уже многое про них знаю, поэтому называю по имени — наугад.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Пару раз ошибаюсь, и девочки со смехом меня поправляют. Мама Мара наряжает ребятишек и ведет их фотографироваться — всем семейством.

Сколько рижанка Мара себя помнит, она всегда любила возиться с малышами, и это у нее здорово получалось. В школе была пионервожатой и с удовольствием ходила к своим подопечным. А в 19 лет вышла замуж за водителя автобуса Вилниса Велдре, который был старше ее на шесть лет.

Когда приходят дети

Первая дочка родилась у них в 1970-м. А потом дети начали приходить к ним через каждые три года — после Илвы появился Иво, потом Айвис, еще через три года — Увис, потом — дочка Айва, в 1986-м на свет появился Вилнис, названный в честь папы, потом ждали Мару, но родился Арвис. И вот наконец в 1993-м, когда Маре Велдре было уже 44 года и у нее росла внучка, судьба подарила родителям дочку Марите.

— Семья у нас всегда была очень дружная и веселая, — рассказывает мама. — Все учились в одной школе, где, кстати, сейчас моя старшая дочь уже сама работает учительницей. А папа 25 лет входит в родительский комитет, и, похоже, ему придется и дальше там поработать. На подходе новые школьники из нашей семьи…

Но все по порядку. Отец большого семейства работал на междугородних автобусных рейсах водителем. Мара умудрялась зарабатывать вязальщицей-надомницей при комбинате Sarma. Говорит, очень даже неплохая добавка была к семейному бюджету — для многих мам просто спасение. Увы, все это в прошлом. Сейчас связанные мастерицами вещи уже давно никому не нужны. Но у Мары машинка не простаивает, своих детей она одевает сама, благо их теперь стало почти вдвое больше.

Ах да, все по порядку! Дети росли, заводили свои семьи, перебирались в другие квартиры. Когда младшей доченьке исполнилось четыре года, Мара снова заскучала по малышам.

— Да-да, я опять захотела понянчиться с маленькими детьми, — со смехом признается мать-героиня. — И я даже начала звонить по объявлениям в семьи, где требовалась няня. Я им с гордостью признавалась, что у меня самой 8 детей, свято веря, что это свидетельствует о моем большом опыте. Но выходило все наоборот, люди почему-то пугались…

Гунда была первой

А тут как-то увидела передачу по телевидению про одну семью из Лимбажи, которая взяла на воспитание приемных детей. Мара решила тоже попробовать, и Вилнис ее поддержал. Получив разрешение Сиротского суда и пройдя все необходимые тесты, она пошла на курсы.

— Нас в группе было 10 человек, — рассказывает Мара. — И вы знаете, очень жалко, что из всей рижской группы только я одна работаю по этой программе. Почему-то Рига тормозит, хотя и мне немного обидно — хотелось бы все же большей поддержки от государства.

Первую приемную девочку ей помогла найти родственница, которая работала в детском приюте. Так у маленькой Марите появилась подружка Гунда. Сейчас они вместе уже в третий класс ходят, а тогда девочке было всего лишь пять лет. Второй была Леночка.

— Про нашу семью сделали сюжет на ТВ, и буквально через пару дней нам позвонили из детской больницы. Спрашивают: возьмете девочку, ей год и месяц? В семью возвращать нельзя — там притон. Конечно, мы с Вилнисом сразу согласились.

Мама Леночки жила с сильно пьющими родителями, дочку родила в 16 лет. В больницу ребенок попал с серьезным заболеванием желудка, что было немудрено при том образе жизни… Мара и Вилнис забрали малышку, окружили ее теплом и заботой. Да и девочки сразу начали ухаживать за сестренкой. Да-да, они все считают друг друга братьями и сестрами. Вилниса зовут папой, а Мару, естественно, мамой. Хотя и знают, что есть у них другие отцы или матери. Но о них предпочитают не говорить…

Они не просятся домой…

Мама маленькой Лены пока не лишена родительских прав, если она сумеет устроить свою жизнь, найти работу и обеспечить дочери нормальное существование, Сиротский суд разрешит ей забрать ребенка. Но…

— Понимаете, она сама еще сущий ребенок, ветер в голове, — сокрушается Мара. — Вначале навещала нас, но приходила вся прокуренная, с малышкой играла полчаса, а потом сидела и просто смотрела телевизор. А Леночка потом очень нервничала, плакала по ночам. Я пыталась убедить мамочку изменить свой образ жизни. Но вот такая деталь: дала ей дочкин портрет, думала, будет стоять у нее в комнате, может, чувство ответственности проснется. Но когда она уходила, то снимок так и оставила на полке. В сентябре ребенку исполнилось три годика, мама даже не позвонила, не поздравила…

За Снежаной они приехали в Кризисный центр. Девочке было три года, но она была ужасно худенькой и беспрерывно плакала. Сюда ее доставили из какого-то бомжатника. Когда новые папа и мама привезли ее к себе домой, она снова расплакалась. Но потом увидела ребятишек, собачку, котенка и успокоилась, даже улыбаться начала. И ни разу не сказала: "Хочу домой…"

Следующим был Андрюша, очень симпатичный светленький мальчик. Он появился в семье Велдре в мае прошлого года. Мама трехлетнего малыша отбывает наказание за разбой, сидеть ей еще лет шесть. Но она регулярно пишет письма, уверяет, что обязательно заберет сына, как только освободится…

Ну и пятой новой дочкой Мары и Вилниса стала маленькая Эвита. Сейчас ей три года. Мама девочки умерла, когда ей было чуть больше года. А папа… Здесь интересная история. Папа работает вместе с Вилнисом на автобусном предприятии. Он ровесник Вилниса, которому скоро будет 62 года. А женился несколько лет назад на молоденькой девчонке. Она отравилась, выпив какой-то дряни, и оставила его одного с малышкой на руках. Папаша не придумал ничего лучше, как сдать дочку в Дом малютки. Когда ей исполнилось три года, ее перевели в детский дом.

— Но девочка там все время плакала и очень нервничала, — рассказывает Мара. — Узнав об этом, мы приехали к ней познакомиться. Она как увидела Вилниса, сразу к нему подошла, протянула ручку. Папа-то родной ее иногда навещал. А меня сначала немного сторонилась. Вилнис показал ей фотографию нашей семьи, сказал, что у нас есть собачка, машина, у нее будет много сестренок и братьев. В общем, уговорил. Так с октября прошлого года Эвита живет с нами. И мы все ее очень полюбили.

Родной отец тоже навещает дочку, но как-то раз он вдруг обнял ее и расплакался. А Эвита потом еще долго переживала. Вилнис и Мара отругали его за это. Разве ж можно свои слезы на детские плечи взваливать!..

На сегодняшний день в Латвии 25 семей, получив статус приемных родителей, воспитывают приемных детей. В 2003 г. таких семей было только 15. В прошлом году еще 72 человека прошли курс обучения и готовы работать с детьми. За выполнение обязанностей приемных родителей государство выплачивает им пособие — 70 Ls, независимо от количества детей. Помимо этого в Риге с 2005 г. планируется введение дополнительной зарплаты приемным родителям — 150 Ls. На содержание каждого ребенка в приемной семье из средств самоуправления должно выплачиваться пособие размером не менее 27 Ls. В некоторых самоуправлениях, например, в Юрмале, выплачивается по 100 Ls на каждого ребенка.

В тесноте, да не в обиде

Спрашиваю у Вилниса, как отнеслись родные дети к появлению в их трехкомнатной квартире еще пятерых малышей. Наверное, не очень были рады? А что сказали друзья, знакомые?

— Мы никогда от своих детей не слышали ни одного упрека. Они хорошо знают, что надо делиться с ближними и помогать тем, кто попал в беду. Особенно, когда речь идет о маленьком беззащитном человеке… А знакомые? Знаете, сколько людей — столько и мнений. Мы никому ничего не навязываем.

— Правда, нас редко кто в гости приглашает. Хотя понятно: куда с такой большой семейкой придешь, — улыбается Мара. — Да сейчас вообще люди какие-то стали другие, в гости друг к другу не ходят, каждый сидит в своей клетке.

— Но зато друзья нам помогли, когда три года назад мы решили купить 8-местный "бусик", — не согласен с супругой Вилнис. — Банк, узнав, что мы многодетная семья, да еще воспитываем приемных детей, отказал нам в кредите. Но коллеги по работе и друзья одолжили денег, и вот, слава богу, мы со всеми рассчитались. Летом ездим на море, рыбачим на озере, ходим в лес за грибами. Или везем всех детей к бабушке в Алуксне. Ей 85 лет, так она еще сама на "запорожце" гоняет и внукам всегда рада.

Вот так живут в этой необычной рижской семье. В одной комнате — четверо старших детей, в другой — шестеро младших, в третьей — Мара и Вилнис. Особенно они ни на что не жалуются, сами выбрали себе такую жизнь. И ничуть об этом не жалеют. Да и люди они прекрасные, не побоюсь этого слова.

Одного я не могу понять. Почему нельзя было выделить этой семье какое-нибудь нормальное муниципальное жилье? Или сдать им его в аренду хотя бы на то время, пока они работают приемными родителями? Они спасают детские души, а это очень нелегкий труд. И он заслуживает уважения со стороны государства. И поддержки.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form