В четверг ночью в районе Кокнесе спецкоманда инспекторов Регионального управления среды спустила на воду моторки и стала ждать рассвета — времени, когда браконьеры поднимают из воды незаконные сети. Но вот первые лучи солнца уже скользнули по волнам Даугавы.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Пора!" — откуда–то сзади раздалась команда. Лодки охотников за нарушителями нырнули в туман и рассредоточились вдоль берегов. Так начался большой сентябрьский рейд, в котором приняли участие и корреспонденты "Вести Сегодня".

Руководил большой облавой знаменитый старший инспектор отделения по контролю биологических и водных ресурсов Регионального управления среды Гунтарс Каланепс, который уже много лет ловит нарушителей. Так, однажды в ноябре он пять часов сидел в зарослях тростника у берега — ждал, когда появятся браконьеры и решат поднять незаконные китайские сети с мелкими ячейками, расставленные в длину аж на километр. Злоумышленников Гунтарс поймал, зато промерз основательно, а согреваться определенными напитками было нельзя — это при исполнении служебных обязанностей, увы, запрещено… Вскоре и ваш автор понял всю прелесть облавы на рассвете, как известно — в самое холодное время суток. Пришлось натянуть на себя все теплые вещи и пожалеть, что оставил дома любимую фляжку, куда можно было бы налить чего–нибудь горячительного. Однако инспекторы в лодке выглядели бодро.

— Замерз, журналист? Ну ничего, скоро солнце нас прогреет. Зато именно сейчас удобнее всего ловить нарушителей, — подбадривал меня заведующий мадонским отделением управления среды Янис Зелтиньш и всматривался в даль.

— А браконьеры как — спокойные люди, отстреливаться не приходилось? — интересуюсь я у Яниса, на что тот лишь отмахивается:

— Если бы отстреливались, то все равно не рассказал бы, но чаще обходится без эксцессов. Нарушители спокойно платят штрафы: за ловлю удочкой без лицензии — пять латов, а за расставленные незаконные сети без опознавательных знаков — значительно больше, от двадцати "лососей" до пятисот. Но в последнее время ловить все сложнее.

Во–первых, одного задержишь, а он потом звонит по мобильнику своему "коллеге" и докладывает: мол, по направлению к тебе движутся инспекторы. И все — "рыбка" уплыла… Но, как правило, браконьеры строят из себя дурачков, говорят, что не знали о существовании лицензий, запрете забрасывать сети без маркировки и флажков, крепящихся на буйках. Бывало, задержишь браконьера с поличным, а тот в ответ: "Вот решил утром (это в 5.00!) на лодочке прокатиться, вдруг вижу странные сети, думал их достать из воды и, как добропорядочный гражданин, отвезти в рыбинспекцию…" По–разному бывает, особенно много всего происходит во время акции "Лососям — быть!". Скучать нам не приходится! — лихо улыбнувшись, замечает инспектор.

Во время этой акции, которая стартует в начале октября, скучать действительно не придется. Однажды, как рассказывал добрый друг вашему автору, нарушители вообще дали очередь из "калаша" по колесам приближающейся к берегу машины инспекторов. В другой раз браконьеры напали с лопатами на земессаргов (они ведь тоже в "Лососям — быть!" участвуют). Так что без бронежилета и пулемета приходится сложно… Но вот впереди видны буи, к которым крепятся сети. Флажков (они нужны, чтобы рыбаки с берега видели, где сети, и не цеплялись за них крючками от удочки, не портили спиннинги) на них не было, соответственно, человек, который их расставил, уже одним этим нарушил закон. Янис "кошкой" подцепил из воды край снасти. "Так и знал! Нет никаких опознавательных знаков — ни имени и фамилии, ни номера лицензии!" — сказал инспектор и принялся с коллегой затаскивать невод в лодку. Дальнейшая судьба этой сети плачевна — ее торжественно сожгут в инспекции.

Вскоре же из тумана выплывает лодка с мужичком. Инспекторы включают мотор на полную мощь и торопятся к ранней пташке. Стоило приблизиться, как нас чуть не снесло за борт конкретным перегаром, разящим от рыбака. В лодке, правда, у мужика сетей не оказалось, зато было полно лещей. Рыбак тут же начал оправдываться:

— Да я вот с утра на рыбалочку отправился, правда, удочка утонула…

— А лицензия где? — интересуется Янис.

— Нету…

— Тоже утонула?

— Вот дома забыл… — развел руками нарушитель и, спохватившись, добавил: — Но я вчера уже в городе был, в рыбинспекцию заехал, штраф заплатил за прошлое нарушение!

Ладно, что с такого взять?.. На этот раз браконьер, который клялся и божился впредь даже в магазин за хлебом брать лицензию, отделался легким испугом и предупреждением. Зато потом инспекторы начали злиться: на отрезке пути в пятнадцать километров вся Даугава была запутана сетями, и все — без соответствующей маркировки. "Та–ак, интересно, куда же местный инспектор смотрит?! Почему ошибки должно его начальство обнаруживать?!" — в сердцах бросил проверяющий.

Вдруг около берега появилась еще лодка с двумя рыбаками, которые, увидев нас, тут же побросали удочки на днище "казанки". У одного из парней лицензия таки была, зато второй отправился на рыбалку без документов. Инспектор Талис Слайдиньш, плывший вслед за нами, выписал нарушителю пять латов штрафа, с которыми браконьер решил расстаться прямо на месте, а не отправляться потом в город.

Пока наши лодки стояли рядом, корреспондентам удалось разглядеть улов Талиса. Оказалось, инспектор вытащил три незаконные сети.

— Я бы вообще запретил рыбалку на Даугаве. Здесь и так рыбы с каждым годом становится все меньше. Ну, удочки — ладно, их еще можно использовать, хотя тоже надо как–то ограничить. Зато уж на сети точно необходимо наложить табу. Сами видели: люди их натягивают, грубо нарушая закон, кроме того, используют сети в безумном количестве, из–за чего рыба практически не может нормально плавать! А частенько мы достаем сети — и над рекой разносится непередаваемая вонь… В сетях рыба дохлая, полуразложившаяся! Представляете себе, нарушители, расставляя десятки сетей, порой просто не успевают или забывают их доставать, — возмущается Талис Слайдиньш. — Было бы замечательно, если бы сейм доработал закон о запрете ловли рыбы.

Лодки вновь расходятся к разным берегам, и охота продолжается. Инспекторы тщательно проверяли каждую запруду, заросли тростников, обходили все небольшие острова на Даугаве, наблюдали в бинокли отмели и останавливали попадающиеся на пути лодки. Наконец пятичасовой рейд завершился в районе Плявиняс, неподалеку от усадьбы Стукманя, где когда–то был знаменитый колхоз "Селга". Пора подводить итоги. Гунтарс Каланепс, смахнув рукавом пот со лба, сказал:

— Вот, видели? Нарушений на Даугаве полно! Сетей без маркировки больше, чем рыбы. Но нам приятно, ведь год назад нарушители вообще беспредел творили. Сейчас уже налажена "система оповещения" — появились добровольцы, которые охотно информируют нас о браконьерах и незаконных сетях. Теперь, хотя головной боли все равно хватает, нарушителей становится все меньше. Что же, руки мы опускать не намерены, намерены бороться до конца!

Отлично, только перед этим надо срочно выпить из приготовленных заранее термосов горячий чай, иначе утренняя осенняя прогулка, во время которой зуб на зуб не попадал, может закончиться конкретной простудой, а тогда ловить браконьеров будет ох как затруднительно. Хотя лучше бы согреться "беленькой". После проделанной работы это не грех.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form