11 сентября
Foto: EPA-AFI
close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Ньюйоркцы говорят об этом в такси и магазинах, в тишине роскошных апартаментов и в грохоте душной подземки. Они делятся с близкими и случайными попутчиками переживаниями, которые до трагедии у них никогда не возникли бы. Коренные американцы, мексиканцы, негры, корейцы, итальянцы, русские — все обсуждают войну на Ближнем Востоке и меры безопасности, которыми власти ограждают их от новых нападений.

Кладбище в каменных джунглях

Террористы разрушили сердце мира, самые грандиозные небоскребы и средоточие деловой жизни Нью-Йорка, этого нового Вавилона. Однако сломить нью-йоркский сплав рас и национальностей непросто. Несмотря на внутренние проблемы, которые у каждого появились после трагедии, надо вставать и идти — работать, жить.

Растиражированные новостниками кадры руин уже не шокируют. Сколько раз мы видели площадку торгового центра, где год назад погибли тысячи людей, а сегодня кипит строительство. Поражают лишь слезы обитателей мегаполиса, терпеливо пробивающихся к отверстиям в сетке забора. Правда, одни рыдают, а другие мило улыбаются для объектива фотоаппарата. Там, в глубине ямы, есть место, куда пускают только полицейских, строителей и родных погибших. Они приходят сюда, чтобы помолиться и возложить цветы.

Непросто найти в этой очереди, чем-то напоминающей столпотворение на московской Красной площади, настоящих американцев.

Полный мужчина в годах и его скромная жена на поверку действительно оказались коренными американцами. Том Тейлор — капеллан- доброволец пожарного управления на ЛонгАйленде (пригород НьюЙорка), с сентября прошлого года он помогал идентифицировать останки жертв терактов. Он знал двоих пожарных, которые погибли в пламени 11 сентября, а всего его управление потеряло 10 человек. "Моя жизнь очень сильно изменилась за прошедший год, — рассказывает Том. — Вместе с еще несколькими десятками священников мы помогали родственникам погибших в опознании тел. Отпевали их в соборе Сент-Поль, что здесь неподалеку. До сих пор все мы чувствуем, насколько Америка уязвима перед угрозой терроризма: наша свобода обернулась против нас. Однако трагедия объединила народ…" Том Тейлор уверен, что на месте фундамента должен быть лишь мемориал, никаких бизнес-центров на могилах. На глазах у него слезы, а на груди значок: "Я работаю на Граунд зеро".

Каждый участок — алтарь

Абсолютно все полицейские и пожарные участки в городе превратились в алтари с фотографиями погибших героев и неизменными цветами, плюшевыми мишками, бумажными журавликами — их привозят сюда туристы и школьники.

Пожарная станция № 4 на южной оконечности Манхэттена находится в паре кварталов от котлована на месте Всемирного торгового центра. Борец с огнем Пол Спринг рассказывает, что 11 сентября 2001 года он потерял 14 друзей — своих коллег. Члены их семей иногда приходят к доске с фотографиями погибших. Туристы тоже останавливаются каждую минуту, рассматривают мемориальную доску с изображением троих пожарных, поднимающих американский флаг на развалинах торгового центра. Знаменитая фотография стала символом новой американской свободы.

"Тогда мы даже не поняли, что творится на Манхэттене, не началась ли война во всей Америке. Это был страшный день — башни-близнецы растаяли, как мороженое… Кого я спас? Да там уже некого было спасать… Но мои погибшие друзья не знали, что ничем не смогут помочь на месте взрыва", — рассказывает Пол Спринг.

Пожарные чувствуют, как сильно возросло уважение к ним и к их профессии. Однако, оказывается, городские власти не повысили им зарплату как, например, полицейским. И все же Пол утверждает, что за последний год стал сильнее духом.

Как выжить, думай сам

Подхожу к салону маникюра Nail Plaza — это ближайшая к "Граунд зеро" лавка, выжившая после атак террористов. Рядом есть еще пиццерия, но ее окна до сих пор заколочены. А вот маникюр начали делать уже в понедельник, 9 сентября. Хозяйка салона китаянка миссис Ли говорит, разбирая груду картонных ящиков:

"Это произошло до открытия салона, рано утром. Мы проработали уже год. Хоть наше здание не пострадало, мы вынуждены были прервать работу, потому что тут были повреждены все кабели — электричество, телефон, все отключено. Все это время наша семья получала пособие по безработице, но никаких специальных пособий государство не выплачивало. Существенно помог лишь Красный Крест. Бизнес есть бизнес — каждый сам думает, как выжить…"

Почти все здания вокруг пострадавшей площади уже отремонтированы. Во Всемирном финансовом центре по соседству даже восстановлен стеклянный зимний сад, куда недавно завезли пальмы из Майами. Лишь небоскреб Deutsche Bank зловеще смотрит на любопытных окнами, затянутыми черной сеткой. Военизированная охрана отказывается ответить на вопрос о том, что происходит сейчас в здании, и выгоняет из запретной зоны. Поговаривают, что в дом попали биологически опасные вещества. Закопченная махина стоит на улице Свободы, 130.

Напротив — нетронутый смерчем беды эксклюзивный ресторан Roy's, персонал которого категорически отказывается говорить о состоянии бизнеса. Внутри — мощная прохлада кондиционеров, огонь в камине, выверенный интерьер и непреклонная оборона менеджера. Все вопросы — к пресс-секретарю, который сейчас занят.

Ситуация проясняется после разговора с Биллом — хозяином не менее респектабельного цветочного магазина, с которым у ресторана общий вход. И у ресторана, и у цветочного магазина 60% покупателей были компании, располагавшиеся во Всемирном торговом центре. И самые трудные времена для цветочно-ресторанного бизнеса еще не закончились. Билл рассказывает, что непроданные цветы раздает туристам, желающим почтить память погибших.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form