Иногда, чтобы понять, насколько охота отвратительна, надо отправиться в Африку…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Тема охоты воспринимается в обществе неоднозначно. Хватает мнений, будто она нужна, к примеру, для регулирования численности животных, известны фразы "охота — традиционная забава, отдых для настоящих мужчин", но… Люди, защищающие дикую природу, по всему миру активно выступают против кровавого "отдыха", ведь именно из–за человека с ружьем на планете уничтожено множество видов зверей и птиц.

В большинстве стран охота принимает гипертрофированные формы, Латвия в данном случае не исключение, впрочем, как и Танзания… Недавно из большого путешествия по Африке вернулся в Ригу фотограф–натуралист, биолог, один из основателей дайв–центра Juras vejs Алексей Черных. Но с корреспондентом "Вести Сегодня" он встретился, чтобы рассказать не о красотах подводного царства, а об ужасах на суше.

Эти лица — убийц

— В последнее время из Латвии все больше людей ездят охотиться в Африку, и я знаю одного бизнесмена, предпочитающего такой жестокий отдых, как сафари. Был у него в офисе, видел снимки, где он, улыбающийся, стоит, обвешанный частями тел убитых им животных. А одну антилопу импала он завалил на равнинах Серенгети в Танзании, — рассказывает Алексей. — Территория там поделена на участки: где можно охотиться, а где — нет. И люди, если видят, что на разрешенной для охоты территории животных мало, гонят их, пугая с самолетов, из заповедной местности, дабы потом всласть позабавиться… Я видел охотников (что африканских, что латвийских — все одно) — это отвратительные люди, по сути, убийцы!

Алексей Черных известен в Латвии как большой путешественник и в Африке бывал неоднократно — в южной части материка, на севере, в Египте. А в Танзании Алексей впервые оказался три года назад — поехал туда аккурат под Рождество и Новый год, подальше от суеты, царящей в это время в Латвии. "Танзания перевернула мой взгляд на мир, потрясла, и я понял: обязательно вернусь!" — говорит Алексей. И возвращался дважды, в последний раз — совсем недавно.

Рижанин решил, что жить в Танзании будет поближе к природе: во время путешествия, останавливаясь на ночевку, разбивал лагерь в диких местах, посреди открытой саванны, в кемпингах национальных парков. Запомнился ему и переезд в Танзанию через Кению — страну, где с 1977 года запрещена охота. Животные, чувствующие там себя совершенно спокойно, прогуливаются рядом с людьми: на равнинах у дорог пощипывают траву зебры, вдоль трасс бегают антилопы, в водоемах отдыхают бегемоты, слоны мирно топают, а жирафы так вообще могут объедать ветки с деревьев, стоя буквально в нескольких метрах от путешественника. А чуть в стороне можно запросто увидеть львов, гепардов, леопардов!

— Если проезжаешь на машине, эти кошки гуляют на расстоянии пары метров, используют твой джип в качестве укрытия от солнца или чтобы поближе подкрасться к добыче! — с восторгом произносит Алексей. — Столь же прекрасно и в Танзании, но исключительно там, где нельзя охотиться. А где стрелять разрешено, животные к человеку не приближаются и чуть что — убегают, скрываются на закрытой от охоты территории. Ведь звери и птицы все прекрасно понимают…

Когда Алексей это рассказал, я вспомнил ситуацию в Латвии — в Природном парке "Папе". Там разрешено стрелять только на открытых территориях, где не пасутся охраняемые тарпаны, туры и зубры. Понятно, охотники жалуются. Любители пострелять причитают: только выследим лося или косулю, как те убегают, перескакивают через ограждение на пастбище тарпанов и оказываются на закрытой для нас территории! Но что в Латвии, что в Танзании люди с ружьями нередко пренебрегают "условностями" и стреляют на закрытых для этого угодьях.

Дикий отдых для кровожадных

— Африканцы негативно относятся к охотникам, во–первых, потому, что они любят и пытаются сохранить дикую природу, во–вторых, на живых зверях они могут заработать приличные деньги за счет туристов. Туризм — одна из главных статей дохода в некоторых странах к югу от Сахары.

В то же время отдельные чиновники, о чем мне рассказывали гиды, за взятки закрывают глаза на вывоз из страны чучел самок животных, например львов и леопардов, что строжайше запрещено… А бывший председатель комитета по охране природы Литвы в одной местной газете хвастался, что во время сафари застрелил в Африке 19 животных, среди них — буйвола, льва и носорога, при этом он очень сожалел, что не убил слона и леопарда…

Но ведь численность черного носорога в Африке сократилась с 1960 года по сегодняшний день с 70 000 особей до 2500! А судьба белого носорога еще трагичнее: в конце 1960–х этих животных было около 2000, сейчас в дикой природе осталось лишь 30! И вот явился в Африку чиновник–литовец… Я бы не удивился, если бы таким трофеем хвастался отмороженный охотник, но ведь ЭТО говорит защитник природы… — замечает Алексей.

Алексей прожил пять дней и в Национальном вулканическом парке в Руанде, где вместе с проводником выслеживал и фотографировал горилл. Разрешение на посещение парка — 400 долларов в день, но того стоит! Путешественник буквально ходил в семье горилл, которые были кругом, однако не нападали. Животные чувствовали, что им ничего плохого не желают…

— А в кемпинге на краю кратера Нгоро–Нгоро, когда я ночью вышел из палатки, то неподалеку увидел буйвола, считающегося одним из самых опасных и непредсказуемых животных Африки. Что же, мы некоторое время смотрели друг на друга, а потом буйвол спокойно ушел в заросли, — вспоминает Алексей. — Будь я с ружьем, а не с фотоаппаратом, буйвол бы не показался, ведь сразу почувствовал бы агрессию…

Кровавые разборки с комплексами

— Но с чего это я вдруг решил выступить против охоты? Потому что видел красоту живых зверей и птиц. Любовался тем, как они наслаждаются жизнью, буквально ощущал их свободу. А потом… Видел лица нелюдей — охотников, их улыбки на фотографиях, где рядом с трупами животных стоят не только пресыщенные всем на свете мужики, но и их жены и дети. Поверьте, это отвратительно!

Не признает Алексей и отдельных латвийских журналов, где на одной глянцевой странице в цвете напечатана прекрасная фотография живого кабана, косули или оленя, а на другой — изуродованные трупы. Явно у людей что–то должно произойти с психикой, чтобы они наслаждались такими "видами"… И ведь богатые (а охотники преимущественно именно они) кичатся тем, как убивают животных. Несколько лет назад отдельные СМИ восторгались: экс–президент ЛР Гунтис Улманис вместе с Альгирдасом Бразаускасом подстрелил в Паневежском уезде 16 кабанов, 3 самок благородного оленя, 4 лисы и зайца! А вскоре в газетах рассказывали, как тогдашний мэр Риги Гундарс Боярс вместе с элитой Латвии и Литвы завалил в лесах близ Паневежиса 33 животных: 21 косулю, 5 оленей, 3 лисы, 3 лани и зайца…

— Охота, подчеркну, "забава" в основном богатых людей, но на самом деле, как нередко утверждают психологи, это обостренный синдром страха. Эти люди боятся, что их ограбят, пропадут капиталы, и нервный стресс выплескивают на охоте… Вот интересно, как бы эти "настоящие мужики" повели себя, окажись они один на один со львом или медведем, но только без ружья? Врачи считают: человек, имеющий склонность убивать животных, является психически неполноценной и слабой личностью, ему важно самоутвердиться таким вот извращенным способом в окружающем мире и разобраться со своими комплексами.

Да, люди с ружьем утверждают, что человек занимается охотой с незапамятных времен. Однако наши предки не убивали радости ради (не станем говорить о царских забавах), и уж особенно — больше, чем нужно для пропитания. Древние жили в гармонии с природой. Известно: люди, убив животное, потом обращались к главе общины или к шаману, чтобы тот попросил прощения у духа этого зверя.

Скажете, наивно? Но древние люди по сути своей были мудрее нынешних выкидышей цивилизации. Подчеркну: я не выступаю против охоты, которая и сейчас ведется людьми ради пропитания, например, в глухой сибирской тайге или на севере, где местные в деревнях живут этим из поколения в поколение, — говорит Черных.

Животные никому ничего не должны!

Нередко люди с ружьями прикрываются, как щитом, фразой: охота нужна для регулирования численности животных. С одной стороны, теперь это в какой–то мере и оправданно, но с другой… Ведь человек сам нарушил экологический баланс, пищевые цепочки животных, и в итоге происходят постоянные скачки — то больше хищников, то их жертв… И если бы в Латвии в свое время не истребили такое количество волков, то не расплодилось бы столько кабанов…

Но вернемся в Африку. Недавно в передаче по зарубежному ТВ, в сюжете об одном поселении в Танзании, прозвучала фраза: львам придется научиться жить рядом с людьми. Пардон, это как? Почему животным "надо научиться", а не человеку — чуждому элементу в дикой природе? Почему представители дикой природы на исконно своей территории должны "стараться" жить с нерадивыми, агрессивными и безжалостными "царями природы"? Однако приходится "потесниться" не только львам, но и леопардам: в Африке ежегодно убивают более 2000 этих прекрасных грациозных кошек!

— И на прощание: я буду искренне рад, если после этой публикации хотя бы один человек отложит ружье, прекратит охоту, — подытожил Алексей Черных. Старший брат, брось ружье ради братьев меньших.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form