Латвийская политическая элита основательно подчистила картотеку агентов КГБ ЛССР, изъяв оттуда свидетельства о своем сотрудничестве с "органами". Именно этим объясняется, что среди намеченных к публикации в газете Latvijas Vestnesis данных об агентах не будет одного из главнейших — порядкового номера! Иначе стали бы очевидны "прорехи" в сквозной нумерации — и встал бы вопрос об изъятых карточках.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В Латвии нет ни одного агентурного сообщения!

Ваш автор встретился с бывшим подполковником госбезопасности Латвийской ССР. Прежде всего он достаточно иронично отозвался о восприятии в обществе понятия "агент КГБ":

— Недавно смотрел передачу "Шоу Давида", и там вроде бы умный человек Индулис Залите, руководитель Центра документации последствий тоталитаризма, говорил странные вещи — что агентами становились те люди, которые хотели досадить своим соседям и писали на них доносы. На самом деле все было не так. Ведь агент не имеет "ниши" на месте преступления. Если он, к примеру, участвовал в срыве советского флага или вешал флаг буржуазной Латвии, ему тоже нужно было бы садиться в тюрьму, вне зависимости от того, что он написал…

Каждое донесение агентов проходило три уровня фильтрации. Сначала агент излагал устно, что он видел и слышал. Затем работник КГБ просил его изложить это письменно (в милиции всегда это писал сам сотрудник) на специальном бланке. Рядом с сообщением делались указания и пометки: "Индексы оценки: источника информации, степени достоверности" (четыре степени). Шли варианты резолюций: "Учесть в ИАО (информационно–аналитический отдел) как сигнал".

Далее следовала "характеристика сообщения: первичное, инициативное, полученное в результате выполнения агентом задания; установочные данные на лицо, проходящее по сообщению; дополняющие, уточняющие сообщение сведения, полученные в процессе беседы с агентом; оценка действии агента, на что обращено внимание и т. п." "Задание. Характер и способ его выполнения; если задание давалось ранее, он остается прежним, указать номер и лист дела, где это задание изложено".

"Мероприятия. Что намечается сделать по реализации полученной информации, ее уточнению и перепроверке через другие источники и т. д." Агентурное сообщение подшивалось в рабочее дело агента — на рубеже 80–90–х годов все они были вывезены в Россию, где и хранятся по сей день.

— В МВД графа "задание" шла первой. Ведь уголовники — такой народ: убьет, изнасилует, а потом будет оправдываться, что выполнял задание агента. В случае такой "самодеятельности" расписка в задании шла в уголовное дело.

Как вытаскивали карточки

— Ни одной собственноручной подписи агентов в Латвии нет, — убежден наш собеседник. — К тому же ряд должностных лиц свои карточки вытащили. Почему же картотека КГБ вообще сохранилась? Дело в том, что на самом верху руководства КГБ ЛССР и Верховного Совета ЛР шли "брачные танцы", результатом которых должен был стать альянс комитета с независимой Латвийской Республикой. За схожими примерами ходить не надо — во всех республиках, кроме Балтии, так и получилось. Тем паче что и руководство КГБ ЛССР происходило из партийной номенклатуры — и председатель, и начальник учетного 10–го отдела. Переговоры о возможной трансформации КГБ шли до самого путча, который спутал все карты.

– Все карточки пограничной агентуры были изъяты офицером погранвойск по доверенности. Военные контрразведчики, особисты имели свою картотеку, но они дублировали ее в нашем 10–м отделе, отчего потом было немало недоразумений. В августе 1991 года все сотрудники КГБ бросились изымать карточки "своих" агентов. Я, к сожалению, не смог этого сделать, потому что уже работал в ОБХСС.

Высшее качество агентурной работы

Недавно с трибуны сейма одна народная избранница, бывшая шведская медсестра, говорила о непрофессионализме учета агентурной информации в КГБ Латвии. Мой собеседник считает, что это полная чушь. Ведь именно из 1–го отдела (разведка) КГБ ЛССР вышли самые талантливые разведчики послевоенной поры — резиденты в Англии и США Янис Лукашевич (он же Яков Букашев) и Аркадий Гук. А что отличает успешного резидента, как не кропотливая работа с агентурой? Подлинным асом контрразведки был замначальника 2–го отдела КГБ Альберт Бундулис.

— Это был человек с шестиклассным образованием. Но он обладал уникальной способностью к перевоплощению. Мог представить себя в качестве шпиона, заброшенного с Запада. Дело в том, что Бундулис был подпольщиком во время немецкой оккупации и знал все бытовые детали: сколько стоил проезд на трамвае, какие курили сигареты и смотрели фильмы. Всему этому научить практически невозможно, и на таких мелочах люди со стороны обычно "сыпались".

Впрочем, очень может быть, что высокое качество агентурной работы — вообще фирменный стиль спецслужб Латвии всех времен. К примеру, агентурное сообщение в Политическое управление довоенной республики составлялось самим агентом, переписывалось штатным сотрудником, а оригинал сжигали на глазах агента. Последний имел два псевдонима: одним он подписывал донесение, а вторым обозначал себя, описывая какие–то действия с иными лицами.

Именно благодаря высокой степени защиты НКВД пришлось основательно попотеть, разыскивая агентов политохранки Улманиса. Неожиданным "помощником" стал последний начальник политуправления Янис Фридрихсонс. Благодаря ему чекисты арестовали 1–го секретаря подпольного комсомола Латвии Петериса Роберта Курлиса.

В конце 30–х годов он прошел спецобучение в Москве и получал две зарплаты: 175 латов от ЦК КПЛ и 200–250 латов от спецслужб. Неудивительно, что к этому времени вся деятельность коммунистов была практически парализована! Сам же Курлис для пущей достоверности был посажен в тюрьму — но надеялся стать лидером КПЛ.

Летом 1940 года 30–летний Курлис был избран в Народный сейм, был подтвержден его мандат, но только вот расписки в получении зарплаты депутата он не оставил — 19 июля начальник Рижского района Политического управления Элмарс Бриедис подписал постановление об аресте Курлиса. Спустя год ему был вынесен смертный приговор — но Верховный Совет СССР заменил его 10–летним сроком. Умер двойной агент Курлис в Северодвинском лагере 1 мая 1942 года. А в 1993 году получил реабилитацию от… Российской Федерации. Хотя арестовывал его, в общем–то, свой, латыш.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form