Представители Генеральной прокуратуры не согласны с освещением в прессе инцидента, возникшего в четверг вечером в стенах учреждения. Как утверждает пресс-служба, членов семьи Владимира Богданова с группой поддержки никто не запирал.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
И вообще требования правозащитника необоснованны: для возбуждения уголовного дела против судей, принявших решение о выселении его семьи, нет оснований. Однако его дочь Юлия в беседе с "Телеграфом" объяснила, почему она и ее отец настаивают на своей позиции.

Контора пишет

В беседе с "Телеграфом" сотрудник пресс-службы Генпрокуратуры Андрейс Васкс сказал, что его учреждение, вопреки некоторым публикациям в прессе, реагировало на заявления Богдановых в установленный законом срок. "Требование о возбуждении уголовного дела Владимир написал 11 октября, а 25-го ему был послан по почте ответ, что в его просьбе отказано за неимением оснований для заведения уголовного дела, — говорит Васкс. — От его дочери Юлии заявления были получены 8 и 11 ноября, а 16-го поступила просьба о приеме у генерального прокурора Яниса Майзитиса. Встреча состоялась 24-го числа, а 2 декабря ей был дан письменный ответ на вопросы из ее заявления, а также на те, что были заданы при той беседе. Наконец, 2-го же декабря Юлия подала новую жалобу, ответ на которую дали уже на следующий день".

Коллега Васкса Дзинтра Шубровска считает, что и инцидент у входа в Генпрокуратуру в прессе освещался не вполне корректно. "Пикетчики стояли между дверей, ведущих внутрь здания и выхода на улицу. Но так как рабочий день закончился, мы заперли двери, чтобы не заходили новые посетители. А всех, кто хотел выйти, сразу же выпускали", — рассказала она "Телеграфу".

Юлия Богданова сообщила, что дверь на улицу была открыта только после ее телефонной беседы с прессой: "Я говорила достаточно громко, и, видимо, разговор был слышен. Во время него как раз выход на улицу все-таки открыли. Я же видела: даже работников прокуратуры выпускали через черный ход".

С третьей попытки

Насчет своевременных ответов у нее также есть возражения. "Мы не получили отправленное по почте письмо от 25 октября. Его копию мне дали, только когда я пришла в учреждение. К тому же подписано оно было не генеральным прокурором, хотя дело, о котором идет речь, находится именно в его компетенции", — сообщила Богданова.

"Кроме того, для возбуждения уголовного дела есть достаточно оснований, — продолжает она. — Во-первых, в отношении нашей семьи нарушен третий пункт 203-й статьи Гражданского процессуального закона: если есть вступившее в законную силу решение, то ни те же самые лица, ни их правопреемники не могут подавать повторный иск по тому же предмету спора против одного и того же лица. А в 223-й статье указывается на необходимость прекращения судопроизводства в таком случае.

В 1994 году мы такой процесс выиграли, выиграли и в 1997-м (суд тогда не учел это несоответствие). С третьей попытки вердикт о выселении моего отца с семьей все-таки был принят.

И второе: выселяют за долги, хотя не доказан сам факт существования долга. Мы и в окружном суде, и в сенате Верховного суда показывали, что у нас есть 5000 латов, о которых идет речь, и мы готовы их внести, если будет доказано, что мы действительно не доплатили домоуправлению. Но его представители прямым текстом сказали: нам не нужны ваши деньги, а нужна квартира. И при всех этих нарушениях у прокуратуры нет оснований для возбуждения дела?"

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form