В многолетней борьбе с Рамочной конвенцией о защите прав нацменьшинств наши знаменитые и постоянные герои и вожди нации Кирштейнс и Добелис опять победили. Впрочем, как обычно. Они всегда побеждают.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Побеждают, несмотря на все самые ужасные страшилки их противников: "Допрыгаетесь! Вот ужо приедет хозяин из самого Совета Европы, он вам покажет кузькину мать!" А они не боятся, и все! И они правы. И приехавший "грозный" комиссар из Европы тоже нашел, что все очень мило. Почему они такие храбрые? И почему они ВСЕГДА побеждают? Вот серьезный вопрос для наших борцов.

Кого защищает рамочная конвенция?

Многие наивно думают: она для защиты этих бедных и убогих национальных меньшинств — ливов (100 чел.), цыган (8,5 тыс. чел.), русских (140 млн. чел.), чтобы их не обижала титульная нация, которая полностью захватила власть и всем руководит. Но это глубокое заблуждение и причина неудач тех, кто, составляя 60% населения столицы, скромно называет себя меньшинством и требует, чтобы остальные, которых в два раза меньше, это признали. Ни одно скромное меньшинство в мире никаких прав пока не получило. В нашем конкурентном обществе меньшинства могут надеяться на учет их интересов только в том случае, если они имеют желание, настойчивость и достаточно различных средств, чтобы обеспечить учет этих интересов, и готовы применить эти средства для этих целей.

В Европе за ее историю было много проблем, связанных с правами разных меньшинств. Эти проблемы существуют и сейчас. Много десятков лет баски в Испании ведут свою войну с испанцами, в Великобритании много десятилетий шла война в Ольстере, греки и турки воевали на Кипре. Межнациональные конфликты в Чехословакии в 1938 году дали повод вмешаться Гитлеру — и Чехословакия тогда погибла. В 90–х годах развалилась Югославия. Все это рождало большие проблемы для всей Европы.

Поэтому мудрые и много пережившие европейцы — из того самого Совета Европы, сочиняя Рамочную конвенцию о защите прав национальных меньшинств, в преамбуле конвенции написали: "Потрясения, имевшие место в европейской истории, продемонстрировали, что защита национальных меньшинств необходима для стабильности, демократической безопасности и мира на европейском континенте". Вот для чего — "для мира на европейском континенте"! Она защищает мир и покой континента! И защищает его от национальных меньшинств. Но если нет такой угрозы, то и защищать нечего.

Если вы внимательно прочитаете конвенцию, то увидите, что все возможные права, описанные в статьях конвенции, предоставляются только "в необходимых случаях", если "отвечают реальным потребностям" "в рамках своих правовых систем" "при наличии достаточной потребности" и "без ущерба для мер, принимаемых в развитие своей общей интеграционной политики". И так далее. Вот и все! Никто ничего никому предоставлять НЕ ОБЯЗАН! Наши националы совершенно зря старались, когда десять лет придумывали свои поправки. Эти поправки ничего не добавляют к необязательности рамочной конвенции.

Само название "рамочная" говорит о ее необязательности. Десятилетняя борьба вокруг пустой рамки — просто имитация деятельности для привлечения избирателей. И очень эффективная имитация — все "борцы" в сейме сидят постоянно.

Есть ли у нас что защищать этой конвенции?

Нет! У нас сейчас абсолютно идеальный межнациональный мир и нет никаких агрессивных меньшинств, которые себе что–то настойчиво требуют. Наши меньшинства вполне устраивает роль зрителей в разных словесных поединках, которые между собой устраивают время от времени разные выборные персоны, которые получают за это зарплату. Они профессионалы, делают это зачастую очень остроумно, наблюдать это по телевизору интересно. Практических результатов это не дает, но никто об этом серьезно не волнуется. Пикеты в полсотни человек нельзя же серьезно принимать за демонстрацию народной воли, а несколько синяков или штрафов от полиции за нарушение правил уличного движения — маловато для рождения народных героев и лидеров. Вопрос не назрел. Народ гораздо более озабочен своей нищетой.

Поэтому и был такой милый, довольный и дипломатичный верховный комиссар из Европы, когда обозревал свою латвийскую провинцию в очередной приезд на неделе. А содержание всех его выступлений тривиально сводятся к словам кота Леопольда из известного мультфильма: "Ребята, давайте жить дружно!" Пока у нас все в порядке. Угрозы миру на европейском континенте обстановка в Латвии не составляет. А если все так тихо и умеренно, то и в "реальных потребностях" Европы вмешиваться и предлагать наделять меньшинства какими–то дополнительными правами нет смысла — это может нарушить равновесие со стороны титульной нации. Терпите дальше, если вам что–то мешает.

Может быть, будущее светло, безоблачно и прекрасно?

Отнюдь нет. Продолжается временное затишье. Но процесс идет, общество радикализируется, а экономически и политически Латвия постоянно проигрывает во всем своим соседям и конкурентам.

Почему она оказалась такой небоеспособной в этом конкурентном мире?

Она не учится. В 1991 году, начиная новую жизнь, Латвия пренебрегла пятидесятилетним опытом мирового развития, пренебрегла собственным печальным опытом государственного строительства Первой республики и решила вернуться на 70 лет назад, в 1922 год. И причиной этой фантастической "мертвой петли" в политике было совершенно незначительное в государственных масштабах обстоятельство — заокеанским, когда–то нашим, но сбежавшим соотечественникам понадобились юридические основания, чтобы вернуть себе национализированные более пятидесяти лет назад (!) дома. Для этого была восстановлена исторически изжившая себя республика 1922 года. И дома действительно вернули, что из этого вышло — все знают, а мы сейчас продолжаем жить в этой республике, вытащенной из музея старины, хотя еще в двадцатые годы она показала свою нежизнеспособность и была ликвидирована в 1934 году одним из ее авторов–основателей К. Ульманисом, который распустил сейм и отменил конституцию 1922 года. И необходимость этого шага была настолько очевидной, что этому никто не сопротивлялся. "Kritusi ir visa nebriviba, visa atkariba, apspiesana un netaisniba!" — сказал тогда К. Ульманис по этому поводу. И сорвал бурные аплодисменты. Такие ясные слова на государственном языке все могут понять. Те, кто не понимает государственного языка, могут просто посмотреть вокруг — они увидят тотальную коррупцию, разворовывание и распродажу государства, именно то, что подвигло К. Ульманиса на его поступок — уничтожение этой существующей теперь опять системы. И ЛР в 1934 году рухнула совершенно от внутренних причин. Ведь ни Молотов, ни Риббентроп, ни даже Чемберлен или Черчилль в этом совершенно не участвовали! И смешно слушать рассуждения о том, что кто–то виноват в разрушении Латвийской Республики и должен извиняться. Просто "veca iekrta, vecais terps mums vairs nedereja" — так сказал Ульманис.

А в 1991 году Латвия просто вернулась в исходную точку — на 70 лет назад, в 1922 год, восстановила все свои оказавшиеся уже тогда несостоятельными конституцию и законы и поехала по старой колее второй раз, старательно все повторяя. И вот уже опросы показывают — народ опять хочет "твердой руки". Пришло время Ульманиса. Только Ульманиса вот пока негде взять — ведь Ульманис в Америку не сбегал. А в союз уже вступили… Все правильно. Если едешь по старой колее, известно, куда приедешь. Остальное — впереди.

Республика повторяет свой трагический путь, приведший ее к гибели в 1934 году. Нам говорят, что у нас постоянно изумительно растет ВВП, но куда девается этот рост, неизвестно. Денег государству не хватает ни на что, кроме повышения зарплат чиновникам и депутатам и создания новых департаментов. В медицине — катастрофа: закрываются больницы, народ уже боится вызывать "скорую помощь", лекарства дорожают на 30% в год. Инфляция уже опять съедает накопления. Все распродав, правительство уже обсуждает, а не продать ли и долю акций 1200 предприятий, которую получил Пенсионный фонд для финансирования пенсий. Это при том, что средняя пенсия постоянно отстает от прожиточного уровня.

Национальные меньшинства пока спят, но правительство не жалеет сил, чтобы их пробудить, раздразнить и побудить действовать. И это делается настолько целеустремленно, что кажется — это его главная жизненная задача. Вопрос возникает: КТО поставил эту задачу и КТО оплачивает эту работу? Чем это может кончиться, можно понять из судьбы довоенной Чехословакии, которая очень была похожа на Латвию. В ней чехи составляли около половины населения, остальная половина — немцы, словаки, венгры, поляки. Но во всей власти везде абсолютно доминировали чехи. Как в Латвии. В один прекрасный момент этот котел забурлил — у немцев кончилось терпение. Вмешался Гитлер, и Чехословакии не стало. Европа в полном соответствии со своей практикой следила только за тем, чтобы это не затронуло ее мир.

В общем, есть много информации к размышлению о нашем ближайшем будущем. Не ясно только, есть ли мозги для этого. И не ясно, допускают ли те, кто поставил задачу, шевелить этими мозгами? Или просто, как сказал Павел I: "Солдат есть простой механизм, уставом предусмотренный". И наше правительство тоже такой простой механизм и что ему следует делать — тоже уже предусмотрено?

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form