Генеральная прокуратура в Рижском окружном суде требует признать незаконным решение о денационализации здания неподалеку от "Детского мира". Дело беспрецедентное: более двадцати человек, купивших квартиры в доме по ул. Матиса, 45, могут лишиться совершенно законно приобретенной недвижимости. Если суд примет сторону Генпрокуратуры, это может послужить основанием для целого ряда аналогичных исков. Ведь сам процесс и итоги денационализации до сих пор остаются спорными.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
С иском Департамент по защите прав государства и личности Генеральной прокуратуры обратился в Рижский окружной суд в июле 2006 года. Ответчиками являются 28 человек и организаций — владельцы квартир в злополучном доме, а также банки, выдававшие кредиты под залог жилплощади. Первое заседание по делу состоялось 22 декабря.

Как следует из искового заявления, 12 декабря 1934 года права на владение зданием на ул. Матиса, 45, были закреплены за Марией Трусковской, которая получила его в наследство. Этот факт удостоверяет справка из Латвийского государственного исторического архива. В 1940 году недвижимость была национализирована.

Спустя более чем полвека, в 1995 году, некий Михаил Бухбиндер обратился в управу Латгальского предместья Риги с просьбой о денационализации дома на том основании, что Мария Трусковская являлась сестрой его отца. Однако прямых доказательств у него не имелось и он подал в Елгавский районный суд заявление о констатации юридического факта его родства с Марией Трусковской. 4 мая 1995 года суд иск удовлетворил, и на основании этого вердикта 24 августа 1995 года управа Латгальского предместья Риги выдала Бухбиндеру свидетельство о денационализации здания, а в 1997 году были восстановлены его права и на участок земли под ним. В январе 1997 года права нового хозяина были закреплены в Земельной книге.

Однако уже спустя два года здание вновь стало предметом судебных споров. Летом 1999 года Генеральная прокуратура подала протест на решение Елгавского суда, констатировавшего родство Бухбиндера с довоенной владелицей. Хождение дела по различным инстанциям продолжалось вплоть до мая 2006 года. Завершилось оно тем, что тот же самый Елгавский районный суд, теперь уже спустя 11 лет, принял прямо противоположный первому вердикт и не констатировал факта родства Михаила Бухбиндера с Марией Трусковской. Согласно новому решению суда прав на эту недвижимость у него все-таки не имелось.

Но в течение всех этих лет у дома происходила и другая, параллельная жизнь — все время, прошедшее с момента денационализации здания, квадратные метры в нем беспрепятственно покупались и продавались. Так, уже в марте 1997 года, то есть спустя два месяца после закрепления своих прав на дом, Михаил Бухбиндер продал здание. Его новыми хозяевами на паритетной основе стали Янис Мауритис и Гинтс Берзкалнс. Они, в свою очередь, в 2004 году перепродали доли другим людям, но с теми же фамилиями — Юрису Мауритису и Алберту Берзкалнсу. Те распродали часть дома поквартирно.

Собственниками же квартир в этом здании стал 21 человек. Некоторые из них приобретали жилплощадь в кредит, и таким образом она служит залогом для нескольких кредитных учреждений. Это DnB NORD banka, Hipotēku banka, Rietumu banka, SEB Latvijas Unibanka, Hansabanka, Parex banka, Nordea Bank Finland Plc, Baltijas Amerikas uznemejdarbības fonds.

Как указывает в исковом заявлении Генпрокуратура, имеются все основания признать выданное удостоверение о денационализации недействительным, поскольку права владения Михаил Бухбиндер получил исключительно на основании незаконного судебного вердикта. "Дальнейшее нахождение этого здания в собственности третьих лиц является противоправным", — считает прокуратура. И просит аннулировать права собственности на 21 квартиру в доме на Матиса, 45, и передать его в собственность Рижской думы.

Почему по прошествии двух лет после восстановления прав собственности Михаила Бухбиндера Генпрокуратура решила это опротестовать? "Судебные вердикты дела обжаловались на основании результатов проверки заявлений жильцов дома. Были констатированы нарушения процессуальных и материальных правовых норм при рассмотрении дела в суде", — отвечает на это прокуратура, но не поясняет, какие именно были допущены нарушения, кто из жильцов или арендаторов и почему решил оспорить денационализацию дома.

Как рассказывают сами владельцы квартир, проверка была инициирована унаследованными от "старого режима" квартиросъемщиками как месть новым хозяевам. По словам представителя владельцев здания по техническим вопросам Хенрика Боканса, подача заявления в прокуратуру стала ответным ударом тех арендаторов, которые хотели приватизировать квартиры в доме на ул. Матиса, 45, еще до того, как он стал частной собственностью.

Х.Боканс заверяет, что податели жалобы даже предъявили ультиматум: если хозяева покупают им новое жилье в другом месте, то заявление отзывается. Кроме того, отдельные квартиросъемщики чинили строителям всяческие препятствия при проведении ремонтных работ.

Но по чьей бы инициативе ни началась проверка, судебная ошибка может стоить владельцам собственности немалых убытков. Речь идет не только о хозяевах квартир, но и о владельцах самого дома, которые за эти годы вложили десятки тысяч латов в благоустройство здания. Так, во всех трех корпусах были заменены теплоузлы, водопроводы и канализационные трубы, проведена капитальная реконструкция первого корпуса и так далее.

Как считает представитель жильцов Кристине Неймане, требования прокуратуры нарушают один из основополагающих принципов государственного права — принцип публичного доверия. "Когда люди покупали квартиры, не было никаких свидетельств того, что у дома имеются проблемы. В Земельной книге никаких отягощений не фиксировалось. Неужели каждый, кто оформляет сделку, обязан проверять законность решений суда и земельных комиссий?!" — недоумевает она.

Из материалов дела следует, что прокуратура начала расследование уже в 1999 году, и уже тогда, полагает г-жа Неймане, надо было наложить на дом отягощение в Земельной книге, чтобы не вводить покупателей в заблуждение.

"Если суд удовлетворит требования иска, будет создана абсурдная ситуация. Ни один человек не может быть полностью уверен, что не попадет в такую же ситуацию. Фактически государство оспаривает само себя", — констатирует юрист.

В свою очередь Генпрокуратура на вопрос, почему на недвижимость, являющуюся предметом судебных разбирательств, не было наложено отягощение, отвечает коротко. "Решение вопроса об обеспечении иска могло начаться только после подачи искового заявления, это и было сделано", — говорят стражи порядка.

Примечателен и другой факт. В отношении Михаила Бухбиндера не ведется никакого уголовного процесса о том, что он, к примеру, получил объект в собственность обманным путем. Хотя, как сказала адвокат Бухбиндера Бригита Микельсоне, соответствующая проверка была проведена. "Проверку вела полиция в 2003-м или 2004 году, и никаких нарушений обнаружено не было", — сказала она. Более подробно об обстоятельствах дела она говорить не пожелала, сославшись на то, что клиент не давал ей подобных полномочий.

Что же касается банков, то, по словам г-жи Неймане, возможны два сценария. Они могут либо требовать от клиентов дополнительного обеспечения в виде другой недвижимости, либо аннулировать кредит. "Беда в том, что многие покупали в этом доме квартиры именно для того, чтобы там жить. И если потребуется вернуть сразу всю сумму, это может быть чрезвычайно затруднительно для многих семей", — говорит представитель жильцов.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form