Вчера Сейм в очередной раз отложил рассмотрение в окончательном чтении поправок к закону "О защите работников в случае неплатежеспособности работодателя", снимающих ограничения на сумму выплачиваемой компенсации. Существует риск, что если квоты останутся, высокооплачиваемые работники разорившихся предприятий могут пожаловаться на несправедливость в Конституционный суд или даже Европейский суд по правам человека.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Противники отмены барьеров боятся, что абсолютная свобода приведет к тому, что найдутся люди, желающие поживиться за счет государства. Сейчас работник разорившегося предприятия, обратившись в госагентство Maksatnespijas administracija, может претендовать на получение компенсации в размере максимум 400 Ls. В эту сумму должна войти компенсация заработной платы, отпуска, полученной травмы на работе и так далее. Изначально было принято решение повысить лимит с 400 Ls до 600 Ls, но к третьему чтению парламентский секретарь Министерства благосостояния Илзе Стобова подала поправку, предусматривающую полную отмену барьеров. И парламентская комиссия по социальным и трудовым делам поддержала эту идею. Хотя министерства юстиции и финансов били в барабаны и предсказывали темное будущее. Во-первых, снятие барьеров создаст базу для аферистов, а во-вторых, государство просто-напросто может разориться на выплатах компенсаций.

Однако автор поправок считает, что существование барьеров не имеет под собой экономического обоснования. Ведь для того чтобы исполнение госбюджета было поставлено под сомнение, должны обанкротиться несколько крупных предприятий, которые могут себе позволить платить большие зарплаты сотрудникам. Пока признаков приближающегося банкротства, к примеру, таких гигантов как Aldaris или Lattelekom, вроде бы нет. В основном разоряются небольшие фирмы, в которых работают три-четыре человека. К тому же введение барьера создает опасный прецедент — высокооплачиваемый работник предприятия-банкрота вполне способен обратиться в Конституционный суд, пожаловавшись на существующую несправедливость, а также дойти и до Европейского суда по правам человека. А история уже показала, чем чреваты такие процессы.

Дополнительным аргументом в пользу отмены барьеров служит и сама деятельность госагентства Maksatnespi¦jas administracija — к примеру, в этом году административные затраты конторы в два раза превысили сумму прямых выплат компенсаций. К деятельности этой инстанции, в которой под надзором Минюста работает аж пятьдесят человек, претензий очень много. Директор Maksatnespijas administracija получал, к примеру, зарплату в 2 тыс. Ls в месяц (сейчас контора обезглавлена — ее директор Янис Маршанс написал заявление об увольнении по собственному желанию). В связи с тем, что к распорядителю средств Гарантийного фонда накопилось очень много вопросов, комиссия Сейма по социальным и трудовым делам, по словам депутата Андрея Клементьева, уже попросила Госконтроль провести аудит.

Вопрос же о том, сохранится ли квота на выплату компенсаций, остается открытым. Правда, говорить о единодушии в коалиции уже не приходится — позиция Минблага (Союз "зеленых" и крестьян) явно не совпадает с мнением Минюста и Минфина ("Новое время"). Не исключено, что в итоге может родиться некое компромиссное решение — полностью барьер снят не будет, но лимит выплачиваемой компенсации может быть повышен.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form