фото автора

Огромный Лабрадор вел себя как жеребенок — мотал головой, бил копытом и звал хозяйку играть. Но когда в ангар, чуть прихрамывая, зашел мальчик, конь мгновенно преобразился. Напустил на себя крайне серьезный вид и подошел к рампе. Лабрадор понимает, что сейчас ему придется работать. Он — один из… докторов реабилитационного центра. А райттерапия — один из способов поставить на ноги больного человека.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Лечебная верховая езда, или, как ее называют на английский манер, райттерапия и на французский — иппотерапия, — это не дань моде, не наука, появившаяся вчера. О том, что раненные и больные поправляются быстрее, если едут не в повозке, а верхом, говорил еще Гиппократ. Сегодня по всему миру открыты тысячи таких центров, на каждую страну приходятся сотни манежей, где врачи лечат с помощью лошадей. Лечат проблемы, связанные с двигательным аппаратом — это длиннющий список болезней. Как? Человеку, который находится без движения (или его движения что-то сковывает), очень важна имитация ходьбы. Как иначе мышцы "вспомнят", как им работать, и заново всему научатся? Когда человек садится на лошадь и она идет обычным шагом, во всем теле начинают работать мышцы, которые задействованы при ходьбе. То есть сложные трехмерные движения, которые совершает лошадь, заставляют работать наше тело именно так, как это происходит, когда мы двигаемся.

– Поэтому все пациенты ездят без седла, на голых лошадях, — объяснила райттерапевт Ольга Берзиня, когда я усвоила основные принципы лечения лошадью. — Видите, на всех лошадях только тоненькая подстилочка, чтобы человек не запачкал одежду. Очень важно, чтобы пациент почувствовал движение животного, его тепло. Ведь температура тела лошади на полтора градуса выше, чем у человека, поэтому во время занятия человек еще и греется. Посмотрите, как лошадь идет — своей спиной создает целую двигательную схему и передает ее человеку. Пациент сидит верхом, а его тело, шея — весь организм работают так, словно он идет сам.

Лабрадора снова подвели к рампе, чтобы мальчику, которого он только что катал по кругу, было удобнее слезать. Мальчишка, державшийся на лошади, как заправский жокей, прихрамывая пошел к выходу. Еще месяц назад он не мог слезть с коня без помощи.

– До завтра! — помахал он коню. Лабрадор громко зафыркал. С 10 утра и до вечера дверь в ангар, где работают лошади, не закрывается. Приезжают на колясках дети, приходят, опираясь на специальные ходунки, уже пожилые люди. Со следующим пациентом — молодым парнем — Ольга должна поработать сама. Олафс еще не совсем уверенно соблюдает равновесие, поэтому нужно держать руку наготове — чтобы подхватить. Так что лошадку ему тоже подводят поменьше.

20 минут по кругу

– Пойдемте, — предложила Ольга. — Заодно и поговорим. Олафс сел на Шерифа, и мы впятером отправились по кругу: конь, пациент, ассистент, который водит его по манежу, Ольга и я. Время процедуры — 20 минут.

– На самом деле 20 минут — это наша мечта, это один из этапов, к которому нужно стремиться, — объясняет Ольга. — Некоторые пациенты могут от силы три круга продержаться, а 20 минут мы тратим только на то, чтобы на лошадь сесть. Олафс уже может все положенное время просидеть. А первые занятия давались нам с большим трудом. Несколько кругов — и все, нужно отдыхать. Очень долго мы учились координации. У парня моментально начинала кружиться голова, он не мог сидеть прямо. Но после нескольких тренировок удалось удержать равновесие. Человеку, сидящему верхом на движущейся лошади, приходится постоянно поддерживать баланс, а это заставляет синхронизировать работу мышц всего тела. Они то расслабляются, то напрягаются. В работу включаются даже те мышцы, которые у обездвиженного человека бездействуют. Лошадь своими движениями помогает нормализовать тонус: в вялых мышцах он поднимается, а если у человека спастика (повышенный тонус мышц), она снимается.

Я еле поспевала за широким шагом Шерифа.

– Основные направления — неврология, ортопедия. Противопоказания — остеопороз, низкая свертываемость крови, а также если прошел месяц после инсульта или травмы, или полгода после перелома спины. А показаний — целый список. Это сколиоз, эпилепсия, черепно-мозговые травмы и их последствия, поражение тазобедренного сустава, ампутации, последствия менингита, полиомиелита, клещевого энцефалита, инсульта, детский церебральный паралич и все его формы, рассеянный склероз, наш "любимый" остеохондроз, переломы позвоночника, — тут Ольга переводит дух. — Те, кто приезжает к нам на реабилитацию после переломов, так называемые шейники и спинальники — очень тяжелые пациенты. Особенно если позвоночник сломан на уровне шеи и парализовано все туловище, человек не управляет собой. Как пойдет лечение у такого пациента, сказать сложно, но всегда надо дать шанс. Ведь происходят и чудеса, особенно если над их осуществлением долго работать…

Один из запомнившихся пациентов — девочка 17 лет. В два года ей была сделана операция, и после больницы ребенка сразу отпустили домой, не проведя никакой реабилитации. Итог был страшный — ноги настолько свело, что она не могла сделать ни шагу, ступни отрывались друг от друга всего на пару сантиметров. И вот спустя 15 лет родители привезли ее на райттерапию. Занятия начали с самой узкой лошади — на другую девушка просто не могла сесть. "Расшагивали" ее долго и постепенно перешли на более широкую лошадь. В итоге врачи взялись сделать операцию и дать ей шанс ходить нормальным шагом. После операции она снова приехала сюда, лошади возвращали мышцам "память", учили их правильно работать. А недавно она приехала в гости. Сказала, что ходит на дискотеки.

– Человек сразу видит какие-то перемены? Похожа ли лошадь чем-то на таблетку — сел, и прошло?

– Об этом все спрашивают… Если пришел пациент с диагнозом церебральный паралич, то спастику можно снять на первых же занятиях, за 20 минут. Но для того чтобы создать правильную походку, нужно долгое время. Я рекомендую 10 занятий интенсивно — каждый день, а потом, для поддержки мышечного тонуса, раз в неделю. Главное, не настраивать себя на то, что лошадь станет "скорой помощью". Нужно научиться ценить малейшие перемены к лучшему. Вначале ты не можешь самостоятельно сидеть, потом начинаешь держаться верхом, потом сам забираешься на лошадь, потом переходишь с коляски на ходунки, потом бросаешь и ходунки, на которые опирался и приходишь на занятие сам. Но это все постепенно. Иногда на занятия уходит год, иногда два.

Мистер Совершенство

– Ой, — говорит наездник, напугав Ольгу. Показалось, что он теряет равновесие, и она тут же посильнее придержала спину. На самом деле ему просто захотелось поудобнее устроиться. В ту же секунду, как он почувствовал себя неуверенно, остановилась и лошадь. И это при том, что человек, сидящий верхом, не может "управлять" ногами, не может дернуть поводья — они в руках у ассистента, которая ведет лошадь по кругу. Неужели животное просто почувствовало, что там, наверху, какие-то волнения? Оказывается, еще как! Лошади отлично разбираются, кто на них сел — здоровый или больной человек. "Подсказку" делают ассистенты — если лошадь заводят в рампу, она уже знает, что сейчас ее оседлает пациент, которого не слушаются ноги или у которого болит спина. Этому человеку прощают и позволяют то, что не позволяется опытному жокею, который сам оседлал коня. Например, если будешь неправильно ездить, не так держать спину, лошадь просто не будет слушаться. Если пациент потерял стремя или нарушил равновесие, лошадь остановится, если это сделал здоровый наездник — сделает вид, что не заметила, и пойдет дальше.

– Наверное, к вам попадают старенькие и спокойные лошадки? — спрашиваю я, обидев в этот самый момент Лабрадора и шагающего за ним Шерифа — мужчин в самом расцвете сил.

– Что вы, у нас крепкие, спортивные лошади. Каждая из них может и барьер взять, и свечку сделать. Просто здесь главный критерий отбора — спокойная, дружелюбная и послушная лошадь. Она не должна кусаться, не должна быть пугливой. Любопытство? Да, от этого никуда не денешься. Если в ангаре кто-то шумит, они непременно остановятся, посмотрят, а потом пойдут дальше. Главный же лечебный элемент — это походка лошади. Она должна быть просто правильной. Высокая лошадь или низкая, широкая у нее спина или нет — это не важно. Ведь для каждого пациента нужна специальная лошадь. Кто-то поначалу чисто физически не может сесть на лошадь с широкой спиной. Потом, когда удается разработать мышцы, можно пересаживаться на более крупную.

Но даже если теоретически лошадь подходит для работы, ее без "проверки на местности" во врачеватели не возьмут. Нельзя забывать о такой вещи, как характер. Бывало, в "Вайвари" приезжали прекрасные спортивные лошади, которые отказывались работать с пациентами. Как только их заводили в рампу, начинали артачиться, а когда садился профессиональный всадник — пожалуйста. Так что те, кто все-таки попадает в "Вайвари" — это Мисс и Мистеры Совершенство.

Еще одно важное качество — лошадь должна быть выносливой. Ведь иногда приходится нести на спине сразу двоих тяжелых всадников — и врача, и пациента, который еще не может держать равновесие. Именно из-за этого из конюшни ушла самая первая лошадь — Рэвия. У самой лошадки появились проблемы со спиной. Ее просто отдали в семью, чтобы болезнь не прогрессировала.

Нельзя, если страшно и больно

Лабрадор и Шериф отработали на манеже два часа, ассистенты Ивонна Вейланде и Светлана Сагуйченко повели их отдыхать и начали готовить новую пару. Работать дольше просто не положено, хотя оба коня с удовольствием бы еще походили по кругу и пообщались с людьми. В конюшню их провожают "манежные коты" — так в шутку называют здешних мурзиков.

Сейчас пришло время гордости конюшни — двум уникальным лошадкам редкой породы тинкеры. Таких в Латвии, говорят, больше нет. У них длиннющие гривы, пушистые "клеши" на ногах, а под носом самые настоящие, словно человеческие, усы. Причем лихо закрученные, как у капитана Врунгеля. Такие смешные лошадки могут "вылечить" и одно из противопоказаний — страх.

– Главные противопоказания — это если больно и если страшно, — объясняет Ольга. — Если человек боится лошади, от лечения не будет никакого эффекта. Поэтому, если ребенок боится большое животное, мы предлагаем просто походить в гости, пообщаться. Тот мальчишка, что ездил утром на Лабрадоре, очень долго не мог прийти к нам на занятие. Сначала даже погладить лошадь боялся, потом "рискнул" покормить, а теперь вот его с нее не стащить!

И полная релаксация

Занятия райттерапией тут начались восемь лет назад. С двух лошадей — Рэвии и Рафаэля, и робких пациентов, которые относились к этому, как к эксперименту. Сейчас в конюшне девять лошадок, и в месяц на манеже проходит около 600 занятий. Ольга Берзиня, которая является президентом Латвийской ассоциации райттерапии, узнала о лошадях-целителях случайно, из журнала "Коневодство и конный спорт". И решила попробовать. Благо все данные были: и диплом медика, и спортивный разряд по конному спорту. Идею поддержала коллега, тренер по конному спорту и мастер по лечебной физкультуре Елена Дорошенко. С идеей они обратились в национальный реабилитационный центр "Вайвари".

– Очень много лекций мне пришлось прочитать врачам, которые не знали, не понимали, не верили, что это эффективно и вообще нужно. Им было сложно понять, что человека, у которого проблемы со здоровьем, можно посадить на лошадь. На первое занятие собрался весь медперсонал. Я попросила, чтобы мне привели не очень стеснительного пациента. Привели девочку трех лет, с детским церебральным параличом. Разумеется, все стали тут же ждать чуда. Пришлось объяснить, что в реабилитации эффект иногда достигается через 2-3 года, иногда быстрее. Все зависит от состояния пациента. Во время первого же занятия у девочки прошла спастика, а потом все увидели еще один эффект. Я говорила врачам о релаксации, и под конец наша девочка так расслабилась, что просто заснула верхом на лошади.

На занятия райттерапией попадают в основном те пациенты, которым лечение частично оплачивает государство. Но помощь лошади нужна намного большему количеству больных. Позволить себе оплатить занятия (по 2 лата за сеанс) могут далеко не все. Поэтому здесь всегда рады, когда удается найти спонсоров. В этом году вайварский конно-спортивный клуб "Кавалькада", в котором занимаются почти все пациенты, подготовил проект под названием "Кентавры" и победил с ним на конкурсе в Фонде социальной интеграции. Фонд выдал деньги на лечение лошадьми для 60 нуждающихся. Вообще, из-за того, что лошадь — животное дорогое, во всем мире занятия райттерапией стоят огромных денег. В Германии цена одного занятия — 25 евро. Но там пациенты и зарабатывают, например, участвуют в параолимпиаде. Увы, для нас это пока только мечта — одно спецседло стоит 6 тысяч евро… Но у нас проходят свои соревнования. Участвуют и двухлетние малыши, и пожилые люди, объединенные одной бедой и одной надеждой. И те, что постарше, говорят: "Когда я сел на лошадь, я понял, что могу что-то в жизни, что здесь я такой же, как все".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form