Вице–мэр Риги в течение последних месяцев прочно ассоциировался с новой политической силой. Но несмотря на эту "привязку" и даже существование реальных людей, объединившихся вокруг Сергея Долгополова, юридически никакой организации не существовало.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Только теперь появилась официальная зарегистрированная партия "Новый центр". И в нашей беседе Сергей Леонидович выступает в статусе лидера этой организации. Что представляет собой его партия, в чем ее отличия, какие задачи она намерена решать, все эти темы — в интервью.

— Можно ли говорить о том, что процесс становления партии закончился?

— "Новый центр" существует юридически, уже прошли первые заседания правления и думы. Партия формируется, мы работаем ежедневно.

— С чем, на ваш взгляд, связана задержка с регистрацией партии?

— Если учесть, что у нас в стране в течение 24 часов можно зарегистрировать что угодно, у меня есть все основания думать: наша партия — явление настолько новое и неожиданное для всех, что на всякий случай нужно было "пережевать" его, взвесить, может быть, притормозить.

— С какой целью?

— Чтобы оценить, как мы будем себя вести в ситуации, когда нам вставляют палки в колеса. Мы — это серьезная сила. На наш первый съезд съехалось огромное количество людей — не политиков, а просто людей. Я считаю, что это своего рода феномен. Многие из тех, кто сегодня находится во власти, просто не понимали, что происходит. И это непонимание вызвало настороженность, а далее — озабоченность, поскольку они почувствовали появление сильного конкурента. В этом, думается, есть определенный резон.

— На чем основана ваша уверенность, что "Новый центр" будет влиятельной силой?

— Первая особенность: процесс формирования партии пошел одновременно не только в Риге, но и в других городах и селах Латвии. То есть "Новый центр" с самого начала — это общенациональная партия.

Во–вторых, наши идеи вызывают большой общественный интерес, что, на мой взгляд, вполне объяснимо. Люди устали от неуверенности в завтрашнем дне, непрерывных реформ, только усиливающих социальное расслоение и разлад в обществе, от навязываемой борьбы, которая в конечном итоге превращается в битвы политиков за теплые места и портфели. Каждый человек, будь то латыш, русский или поляк, хочет жить в стабильном мире, стабильном, едином обществе, без опасений, что новый день несет какие–либо угрозы.

В–третьих, все актуальнее становится вопрос единения политических сил, выступающих с близкими платформами, вопрос национального единения. Вот эти принципы, вера в то, что "Новый центр" может и должен стать центром притяжения, объединения, общественного согласия, и стали идеологической, простите за столь немодное слово, основой для тех, кто формирует эту новую политическую силу. Хочу подчеркнуть, что абсолютное большинство моих коллег — люди в возрасте от 20 до 40 лет, никогда ранее не состоявшие ни в каких партиях.

— Но есть и такие, которые имеют опыт работы в других политических организациях. В том числе и вы, Сергей Леонидович.

— Да, я был комсомольцем, членом коммунистической партии, создавал ПНС, откуда был "уволен". Это была отличная школа жизни. Не секрет, что среди членов нашей партии есть люди, в свое время стоявшие по разные стороны "баррикад": одни горячо поддерживали, скажем, Народный фронт, другие столь же горячо ему оппонировали. Но баррикады не могут вечно разделять людей. Меняются экономика, общество, страна, вообще — вся жизнь. Меняемся, более того — должны меняться и мы сами. Поэтому и возник столь необходимый и конструктивный диалог, есть желание искать и находить приемлемые абсолютному большинству общества взгляды, идеи, решения. Жизнь движется вперед, и нельзя заглянуть в будущее, повернувшись к нему спиной.

— Какова программа партии, какие ключевые идеи заложены в основу "Нового центра"?

— Программа достаточно лаконична, проста и понятна. Она базируется на четырех китах: необходимости уменьшить социальное расслоение и неравноправие; ликвидировать этническую напряженность и разногласия; обеспечить стабильный экономический рост и реально вовлечь людей в управление делами государства и самоуправления.

Если говорить о самоуправлениях — тут три приоритета: социальная стабильность, жилье и удобная, я бы сказал, комфортная среда обитания.

— Начнем с социальной стабильности.

— Пожалуйста. Социальную стабильность в первую очередь создает стабильная экономика, обеспечивающая достойный человека уровень жизни. Раз этого нет, с чем согласятся очень многие читатели, необходимо расширить социальные программы самоуправлений. Я говорю, к примеру, о программах социальных пособий. В Риге, например, на социальные пособия выделено 7 миллионов латов, и объемы финансирования возрастают с каждым годом. Но этого явно недостаточно, потому что рост дороговизны жизни значительно опережает бюджетные возможности самоуправления. Поэтому я вижу выход в создании социального фонда, в котором могли бы принять участие не только самоуправления, но и те, кто заинтересован, чтобы деньги выделялись конкретным людям на конкретные цели.

Человек получает пособие для того, чтобы он мог поддерживать свою жизнь. Пенсионеры вынуждены отказывать себе во многом — иногда и лишний кусок хлеба для них роскошь. Почему, скажем, крупные торговые сети, которые заинтересованы в привлечении покупателей, не могут быть партнерами этого фонда?

— Сети могли бы участвовать в программе социальных пособий, выделяя продукты?

— Почему нет? У нас и сегодня имеется такой вид помощи, как бесплатные обеды, просто необходимо упорядочить этот процесс. Я, кстати, обсуждал эту идею с теми, на кого она рассчитана — с получателями социальных пособий. Они считают, что это дело нужное.

Нужны социальные дома, социальные квартиры, в которых самоуправление финансирует часть затрат на их содержание. Мы должны гарантировать нормальную жизнь людям, которые не могут содержать себя сами. Когда я говорю об адресной помощи, то подразумеваю две категории людей. Одни — это те, кто в такой помощи нуждается всегда. Например, в минувшем году в Рижскую думу обратилось за помощью более 12 тысяч одиноких пенсионеров. Главное, чтобы уровень этой помощи соответствовал реальным потребностям человека. Вторая категория — это люди, переживающие временные трудности: потерю и поиск работы, болезни, снижение семейных доходов и прочее. Эти люди тоже нуждаются в поддержке и помощи. Пусть на определенное время, пусть по конкретным вещам, как, скажем, лекарства по доступным ценам.

— Безработному нелегко выбраться из этой ямы, ведь новое место найти сложно.

— Городу необходимо создать Службу занятости, которая не только располагала бы обширной базой данных, но и адаптировала людей к изменениям на рынке труда.

— Похожие структуры уже существуют…

— Более того, в Риге самый низкий в стране уровень безработицы, по официальным данным. В реальности все сложнее и хуже. Город заинтересован в том, чтобы было как можно меньше безработных, как можно меньше людей, переживающих социальные проблемы.

Понимаете, сегодня одна из тяжелейших проблем — неподготовленность многих людей к изменениям: необходимости смены профессии, постоянного самообразования, психологической адаптации. Очень важно поддержать в человеке уверенность в своих силах и способностях, оказать ему необходимую помощь и поддержку. Я уверен в том, что служба, которая эффективно совместила бы функции поиска работы, а также профессиональной и психологической подготовки кадров, станет одним из краеугольных камней социальной стабильности общества.

— Вы уже упомянули проекты, связанные с жильем…

— Жилищный вопрос — один из наиболее тяжелых и сложных. Это не только отмена потолков арендной платы в денационализированных домах, против чего мы выступали последовательно и жестко. В нынешних условиях, при практически полном завершении приватизации квартир, снизилась реальная роль самоуправлений в управлении жилым фондом.

Проблемой также является техническое состояние жилых домов в городе. Абсолютное большинство зданий построено десятки, а то и сотню лет назад. Мы должны добиться того, чтобы город имел возможность выкупать квартиры, если их владельцы предполагают приобрести для себя другое жилье или вернуться в статус арендатора жилья муниципального. Чтобы самоуправление имело возможность гарантировать кредиты на приобретение квартир, выплачивать их часть или проценты хотя бы для педагогических и медицинских работников, сотрудников правоохранительных органов. Точно так же город должен принимать участие в реновации жилых домов, особенно тех, которые отданы жильцам в ходе приватизации.

Сегодня создаются общества владельцев квартир, которые являются партнерами самоуправления. Многие жильцы сами готовы контролировать то, как тратятся их средства, а также взять на себя часть оплаты за ремонт своего дома. Если свести интересы жильцов и самоуправления в один проект (причем финансовая доля жильцов может быть соответствующей их реальным возможностям), можно совместными усилиями привести в порядок их дом или целый микрорайон. Главное, чтобы люди сами контролировали ход работ — это же в их интересах.

— В чем выгода самоуправления от ремонта, скажем, "хрущевки" в Агенскалнских соснах, кроме того, конечно, что в результате в этом доме не обвалится потолок или лестница?

— Хотя и это уже большое дело. Но в ходе реновационных работ эта пятиэтажка может превратиться в 6- или 7–этажный дом — по соглашению с жильцами будут надстроены новые этажи! Эти дополнительные квартиры, скажем, будут проданы с аукциона, а вырученные средства пойдут на погашение кредита, взятого на ремонт всего дома. Чтобы не быть голословным, приведу пример Дрейлини — жилмассива, который появился только благодаря работе думы нынешнего созыва. Так вот, в одном из тамошних домов мы надстраиваем два этажа, квартиры в которых будут продаваться на свободном рынке.

Главное, чего мы хотим достичь — чтобы жилищная проблема перестала быть проблемой. Участвуя в восстановлении жилого фонда, мы таким образом снижаем нагрузку на городской бюджет в части финансирования строительства жилья. Подчеркиваю: снижаем, но не снимаем, потому что строительство жилья продолжать надо. В свою очередь, высвободившиеся средства можно направить на решение других социальных задач.

— Перейдем к теме комфортабельности…

— Да, третья тема, на которой мы сосредоточили свое внимание, — это удобная, комфортная среда проживания. Это весьма многоплановое понятие. Многое нами уже сделано, но работы еще много.

Удобный, комфортный город — это прежде всего безопасный город. Безопасность на улицах, в квартирах, в парках. Патрули муниципальной полиции около школ и детских садов. Обеспечение безопасности связано не только с дальнейшим улучшением работы стражей порядка, но и с целым рядом других вопросов. Освещением города, например. Хочу напомнить, что всего три года назад в Риге было включено полное освещение улиц, что стоит городскому бюджету дополнительно миллион латов в год. А для того, чтобы полностью восстановить и модернизировать систему освещения, создать новые системы освещения на более чем двух сотнях неосвещенных улочек, потребуется выложить 17 миллионов латов. И это будет сделано в ближайшие годы.

Город, удобный для проживания, нельзя представить без развитой системы общественного транспорта. Пробки будут существовать до тех пор, пока абсолютное большинство жителей и гостей города не будет уверено, что комфортабельные автобусы, троллейбусы и трамваи доставят их из пункта А в пункт Б быстрее, дешевле, удобнее. Именно поэтому за последние три года обновлен автобусный парк, приобретаются новые троллейбусы, начата разработка низкопольного скоростного трамвая (совместный проект Риги и Москвы). Появляются новые маршруты, а главное — сохраняются стабильные тарифы на проезд в общественном транспорте и льготы для отдельных категорий населения.

— Тема комфорта тесно переплетена со всевозможными жизненными сферами. Первое, что мне приходит в голову, — это отсутствие нужного количества детских садов, плохое качество внутриквартальных дорог…

— О детских садах: в ближайшее время появятся три новых детсада, первый из них уже строится. Плюс появляются дополнительные места за счет создания новых групп в уже имеющихся учреждениях, создаются дошкольные группы в школах. Сюда же относится создание условий для свободного времяпрепровождения детей. За последние три года в Риге появились три скейтпарка, более 50 детских игровых площадок. И это только начало.

Вы упомянули внутриквартальные дороги. Хочу сказать, что с мертвой точки этот вопрос сдвинуть нам удалось (наряду с большими проектами, такими как Южный мост, ремонт магистралей). Началась реализация программы ремонтов дворовых покрытий, внутриквартальных дорог. Эти ремонты координируют исполнительные дирекции районов и предместий. В нынешнем году мы будем добиваться включения в бюджет дополнительных ассигнований на эти цели в размере одного миллиона латов.

— Не маловато ли?

— Конечно, этих средств не хватит. Но мы только начали что–то делать. У меня есть прекрасный "барометр" — жители, которые приходят на прием. Вот какое у меня наблюдение. Сейчас уже достаточно редко люди говорят, что, мол, такая бардачная ситуация и почему вы ничего не делаете. В основном задают вопрос: почему у соседей уже сделали, а у меня еще нет? Где–то проблему можно решить довольно просто — засыпать щебенку и положить асфальт, но где–то нужно начинать с разработки проекта, что усложняет и, к сожалению, требует дополнительного времени. Но это не значит, что задача не будет решена. Проблему мы устраним, и, я это заявляю с полной ответственностью, в обозримые сроки.

Я всегда придерживался принципа: не давши слово — крепись, а давши — держись. Любое обещание, которое дается до выборов, во время выборов, после выборов — все равно когда, должно быть выполнено. Если этого правила будут придерживаться все, кого горожане наняли на работу — депутаты, чиновники, служащие самоуправления, муниципальные службы, уверен, мы продвинемся вперед, сделаем жизнь в городе достойной ее жителей.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form