О насилии в семье все или почти все знает заместитель директора кризисного центра "Скалбе" Айга Абожина. Сотрудники этого центра развесили по Риге плакаты — прекрасные женские глаза со струйками кровавых слез. И теперь в центре раздаются тревожные звонки. Вот уже более десяти лет растет агрессия вокруг нас — на улицах, в общественном транспорте. Растет в наших домах…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Гуттаперчевая девочка

— Насилие не зависит даже от статуса женщины, — рассказывает Айга Абожина. — Я познакомилась с семьей — и муж, и жена с высшим образованием. Мужчина очень хорошо зарабатывает, вообще не пьет. Но в их доме насилие цветет в каком–то изысканном виде — каждый день он дает жене конкретную сумму на хозяйственные расходы. Когда она растрачивает, то заполняет в компьютере специальную табличку, которую придумал муж. Она должна вписать, что купила и сколько это стоит. Не дай Бог, что–то не совпадет — сантим или два: жена сразу получает удар по голове. Она так напугана, глаза на все лицо. Уже всего боится. Вообще, когда один член семьи манипулирует другим, пытается добиться чего–то всякими косвенными играми — это настоящее эмоциональное насилие. Скажем, женщина хочет разорвать отношения, а мужчина говорит, что совершит самоубийство. Другой вариант: "Если ты разведешься, я отберу у тебя детей". Муж над женщиной постоянно насмехается: "Ну что ты за мать, посмотри, что у тебя за дети. Сын двойку принес — ты виновата, в доме из–за тебя грязища". Это тоже манипуляция, эмоциональное насилие. Его, правда, очень трудно различить, если любишь мужчину.

Физическое насилие всегда очевидно. Партнер начинает по–разному запугивать. Может один раз ударить, а потом просто угрожать. Это очень хорошо работает. Если вас один раз ударят, вы всегда будете помнить, до последнего дня, — это я вам гарантирую. А потом нужно только говорить: я тебе сейчас въеду! — и вы сделаете все, что насильник захочет.

Власть насилия

— Но почему жертвой становится именно та, а не другая женщина?

— Женщины, что пострадали от насилия, очень часто росли в семье, где они уже переживали что–то подобное. Папа бьет маму, а мама его всегда покорно слушает. Все делает, тихонечко убирает. Для ребенка это подсознательно становится нормой.

Нельзя принимать традиционную роль подчиненной. Насилие в семье и начинается с того, что и мужчина, и женщина верят в эти традиционные роли. Верят, что мужчина есть что–то больше, выше. А женщина — что–то не совсем человеческое, больше животное, которое можно бить и унижать. Это вопрос власти. Кто будет властелином? Но нужен ли женщине кто–то, кто будет ее властелином? Почему в семье люди не могут быть партнерами?

— Может быть, женщина еще верит, что она партнер, а на самом деле она давно уже жертва…

— У насилия тоже есть свой цикл. Женщина становится жертвой к концу такого цикла. Первая стадия — нарастает стресс, напряжение. Когда насильник становится напряженным. Постоянно заводится, скажем, орет: "Не так моешь посуду!"

Вторая стадия — сам акт насилия. Он ее бьет. Потом видит последствия — кровь, нос разбитый, зубы выбитые, челюсть вывихнутую, руку сломанную. Понимает, что далеко зашел. И, я верю, довольно искренне сожалеет об этом. В то же время думает, что он проучил–таки женщину, чтобы она больше так не делала. Он сожалеет и начинает искупать вину. Эта третья стадия очень отличается от первых двух. Это медовый месяц, о котором мечтает каждая. Цветы, подарки, признания в любви. Если женщина цветы и признания принимает, в этот момент круг замыкается. Она становится жертвой. Дальше пойдет второй цикл, второй круг. С каждым разом насилие будет возрастать. И однажды третьей стадии — "медового месяца" — уже не будет.

Недавно ко мне пришла женщина — вся в слезах, сразу после избиения. Она была в панике и была готова уйти от мужа. Через неделю она пришла ко мне совсем другая. Я вижу — начался "медовый месяц". И она уже говорит: "Да, он агрессивен. Но он меня любит. И лучше него я не найду". Она верит, что именно вот такой — чувствительный, нежный, заботливый — он и есть. Но это неправда. Он другой. Он человек, который действительно несчастен тем, что не умеет справляться со своей агрессией. Он не знает, что ему делать со своим гневом. Он нервничает, бьет жену, потом ужасно сожалеет. Потом пытается что–то делать и в это время уже чувствует, что агрессия опять растет.

Вырваться из кошмара

— Возможно ли выбраться из этого порочного круга?

— Я верю, что это возможно. Когда постоянно твердят: "Дура, ты ничего не умеешь", — женщина начинает этому верить. И начало ее спасения — осознать, что это неправда. Важно почувствовать себя сильнее. Снова наладить отношения с подругами, с которыми он запрещал встречаться. Навестить маму, которую вы не видели уже два года. Если вы находитесь в полной экономической зависимости — начать потихоньку откладывать деньги. Нельзя оставаться полностью во власти насильника. Когда женщина будет становиться сильнее, начнут изменяться ее отношения с мужем. Точнее — они будут ломаться. Если муж не захочет идти по этой дороге к отношениям на равных, скорее всего, произойдет разрыв.

— Не каждая женщина решится на развод…

— Тогда она должна сказать этому насилию "стоп". Не словами, а мыслью: "Я не хочу так жить, я достойна не бояться своего мужа". Может, ей нужна психологическая поддержка в кризисном центре. Надо стать сильнее — чтобы были друзья, деньги, родственники, место, куда в крайнем случае пойти.

— Если жертву больше никто не будет истязать, она перестанет быть жертвой?

— Ко мне приходила одна женщина. У нее уже третий гражданский брак. И если посмотреть на этих мужчин, насилие с каждым разом только возрастало. Первый унижал ее эмоционально, второй — физически, третий — просто дебошир, сидит на ее шее и пьет.

Ошибка в том, что многие женщины сами не умеют жить в отношениях 50 на 50. Нам нужен мужчина, с которым никогда не знаешь, что произойдет. Мужик — чтобы не знать, позвонит — не позвонит, поцелует или по столу стукнет. Мне хочется сказать: это совсем неправильно. Нормальный мужчина тот, кто заботится. Мягкий, нежный, сочувствующий, чувствительный. Мужчинам очень трудно, им нельзя показывать свои чувства — одни с этим справляются, другие пока нет. Женщинам кажется: вот этот мужчина эмоциональный, значит, он тряпка. А вот придет мужик, и мы будем его переделывать — сделаем из него нежного. Это главная ошибка. Нельзя никого переделать. Человек — он такой, какой он есть. Надо сразу делать разумный выбор.

Женщины — жертвы насилия в семье — приходят к нам в состоянии тяжелого кризиса. Но я хочу сказать: все–таки кризис — это только переходная ситуация. И когда человек выйдет из него — он приобретет большой жизненный опыт. Он поднимется на ступень выше. И у него будут все возможности не повторять своих ошибок.

— Спасибо за беседу.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form