close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Правда, бывают исключения. С Александром Домогаровым встретились Светлана Иванникова и Игорь Пронин, авторы телепрограммы "Бальзам на душу", которую можно будет увидеть в эту субботу, в 11.10, на Первом Балтийском канале.

Крутой поворот

— Сегодня вы один из самых востребованных артистов в России. Это хорошо?

— Это потрясающее ощущение, когда ты нужен. У меня в жизни, как и у каждого, были разные периоды. Одиннадцать лет я честно отдал Театру Советской армии. Одиннадцать лет я ходил в театр, как на работу на фабрику, и через какое- то время вдруг пришло осознание, что я никому не нужен. Никому вообще! Да, я играл роли, да я сидел в гримерке (в театре же тоже иерархия: кто на каком этаже, кто ближе к сцене, кто дальше). Я уже сидел на третьем этаже, рядом с гримеркой Зельдина. И вдруг в один прекрасный момент понял, что дальше — ничего…

Был сделан определенный рывок, и вот теперь я на том уровне, на каком вы меня видите. Есть, конечно, усталость физическая и человеческая, и, не скрою, даже моменты тупения меня посещают. Переезжаю со съемки на съемку и иногда не сразу могу понять, какой город, какая картина. Живу сейчас между Питером и Москвой. И уже, честно говоря, видеть не могу самолеты. Если понимаю, что вечером мне нужно выехать в аэропорт, думаю об этом с содроганием. Но потом начинается работа, и в работе мне уже хорошо, уже комфортно.

— Как вы выдерживаете испытание славой и популярностью?

— Я не понимаю, что такое слава. Скорее, узнаваемость. Еще есть такое выражение "медийные лица". Мне оно очень нравится (смеется).

— Так изменилось ли что-то в вашем характере с тех пор как вы стали "медийным"?

— Я надеюсь, что нет. Об этом не меня, правда, надо спрашивать, а окружающих меня людей. Изменился ли Домогаров за последние шесть лет? Мне кажется, что нет. Я, наверно, что-то приобрел в жизни — опыт так называемый, и горький в том числе. Не считаю, что это плохо. Как мне один артист говорит: "Саня! Зато есть, чем играть, старый!" Вот мне есть чем играть. Меня дико бесит амикошонское поведение некоторых звезд. Они, конечно, и есть звезды, узнаваемые, популярные лица, но надо как-то и место свое знать.

— Друзья не обижаются на вас? За то, что меньше времени с ними проводите?

— Говорят, что изменился в этом плане. Но мне действительно категорически не хватает времени.

— Женщины досадуют? Хватает у вас на них времени?

— Да тоже, в общем-то, нет (смеется)…

Разоблачение Деда Мороза

— Отчего у вас все руки разбиты?

— Знаете, есть такой анекдот. "Муж надумал с женой разводиться. Говорит, такая приставучая стала: у всех праздник, 1 мая, а она — убери елку, да убери елку…" В общем, я тут три дня назад елку убирал, до этого все тоже руки не доходили.

— А вы ставите натуральную елку?

— Журнал 7 дней поставил мне в этом году натуральную. Была какая-то акция, и некоторым "медийным" популярным артистам подарили настоящие елки.

— Ну и как? Детство вспомнили?

— Я вот именно и хотел детство вспомнить. Отец в своей двухкомнатной квартире всегда ставил большую живую елку. И у бабушки, где я жил, тоже всегда была маленькая елочка. Вот я и попросил, чтобы мне привезли большую елку, мне ее и привезли. Так что когда я ее сейчас выносил, все руки покоцал: она засохла и никак не хотела проходить обратно в дверь, выходить то есть — пришлось ее уломать.

— Как ребенок отнесся к елке?

— Совершенно спокойно. Другое поколение, они вообще спокойны: есть елка — нет ее. А я в детстве всегда очень ждал праздника, не верил, правда, в существование Деда Мороза, потому что застукал один раз папу, когда он переодевался в костюм Деда Мороза. Так сказка прекратилась…

— Зато родился театр…

— Ну, может быть… Может быть…

На острове с людей слезают маски

— А вы увлекающаяся натура?

— Если идея для меня новая и интересная, я могу принимать неординарные решения и сразу. Мое участие в "Последнем герое" решалось в течение четырех дней. Я был поставлен перед фактом совершенно неожиданно, меня поймали буквально перед самолетом, и я попросил дать время подумать. Когда уже сходятся паровозы, ты понимаешь, что перед тобой чаша весов и ты должен выбрать. Либо ты выбираешь, скажем так, нормальное течение жизни, спектакли, съемки, либо ты выбираешь в принципе череду серьезных скандалов: подставляешь театр со спектаклями, рушишь все съемочные графики. Я полночи не спал, а потом подумал: "А чего бы нам не вздернуть эту историю?!" — и сказал: "Да".

— Не жалеете?

— Нет, я не жалею, потому что нашел вдруг подтверждение какой-то давно забытой мужской дружбы. Те люди, с которыми я вел переговоры, оказались удивительно честными и удивительно выполняющими свои обещания.

А этого так не хватает сейчас! И в игре я познакомился с достато чно интересными ребятами, "медийными" лицами, которых часто видел на экранах, но не знал, что у них внутри. Теперь у меня появились хорошие приятели. Эта ситуация на острове моментально снимает с людей маски.

— Я помню очень трогательный момент, когда на остров прибыли родственники игроков и должны были есть всякую дрянь ради того, чтобы только побыть рядом со своими близкими, находящимися в игре…

— Я два дня после этого видеть еду не мог! Одно дело — видеть все на экране, а другое — когда стоишь там и все страсти развертываются прямо на твоих глазах… Родственникам же запретили общаться с игроками, а они, как друг друга увидели, все забыли и потекли сразу. И я должен был сдерживать этот натиск. Что потом за кадром происходило! По-любому, родственникам пообещали десять минут разговора после игры, но установка такова, что им нельзя общаться. И мы родственников убрали в палаточку и сказали, что сейчас приведем героев. В то время мы героев усадили быстро в лодку, и родственники выскочили уже на шум моторов. У одной девочки был нервный срыв, припадок, слезы, она кричала, плакала, и врачи приводили ее в чувство.

Ради сына съел бы что угодно

— Ну а вы способны ради кого-нибудь есть всякую дрянь?

— Эта — нет, эта — может быть… (Смеясь, Домогаров качает головой и перебирает, ради кого.) Ну ради сына, конечно, съел бы… Думаю, что съел.

— А сын вам отвечает взаимностью?

— Он в этом плане достато чно скрытный мальчик. Хотя я вижу, что любит, посвоему любит. Не так, как маму. Совсем не так, как маму. С мамой у них отношения даже не сына с матерью, а друзей скорее. Они на птичьем языке разговаривают, я иногда не понимаю, о чем они. А я вынужден грозить иногда кулаком и строгим голосом произносить: "Я сказал!" Чуть что, ведь мама ко мне кидается.

— Как же вы все-таки решили жениться? Не стали ждать с возрастом чего-то особенного? Претенденток на ваше "все", наверно, было немало. Как вы выбрали именно ту, которая стала матерью вашего сына?

— Да я как-то и не выбирал, само собой произошло. Мы жили какое-то время не расписываясь. Притом и свадьбу-то нашу свадьбой не назовешь: быстренько приехали в ЗАГС, расписались и разбежались — я на репетицию, она на работу. Потом Сашка родился.

Портрет Аль Пачино

— Сегодня вы занимаете первые строчки в рейтингах красавцев российского экрана. В детстве, в школе, например, вы уже пользовались такой популярностью у женской половины или это вам выпало позже?

— У меня в квартире висит фотография артиста, которого я обожаю. Фотография, сделанная не в самый благоприятный период его жизни. Этот артист — господин Аль Пачино. Черно-белый портрет, где ему 41-42 года: синячища под глазами, складки на скулах, обгрызенные ногти, взгляд исподлобья в камеру. И я сразу рисую себе психофизический портрет человека: что у него сейчас происходит внутри. Эти глаза, которые смотрят с фотографии прямо тебе в мозже чок, пробивают насквозь. А в "Крестном отце" видно, что он профессионал, но чегото не хватает. Это к вопросу накопления жизненного опыта, который со временем перерастает в эту силу и красоту.

— Мыслите вы себя без России?

— Я за границей долго не могу. У меня был период, когда я несколько месяцев жил в Польше — было очень тяжело. Мне даже в Питере говорят: "Ты больше четырех дней не выдерживаешь, сразу домой".

— Какие общие дела были с поляками?

— Во-первых, встреча с Гоффманом и фильм "Огнем и мечом", что для меня было мощным университетом. Фильм в Польше прошел очень хорошо. Вот тогда я, наверно, понял, что такое популярность, что такое любовь народная. Со мной лич- но происходила история, когда мы не могли выйти из гостиницы, потому что вокруг стояла огромная толпа поклонников. Нас проводили через кухню, притом все было оцеплено, стояла охрана с переговорниками, машина подъезжала, двери открывали, меня туда закидывали, дверь закрывалась, и мы быстро отъезжали. А еще я видел, как во время одного из мероприятий к публике вышел Ольбрыхский. Он опаздывал, и мы к тому времени уже стояли на сцене, а перед нами — огромная площадь, море голов. И вот он вышел, и вся эта площадь запела во славу его национальный гимн. Я даже сейчас, вспоминая этот эпизод, могу заплакать. Большей любви и боготворения артиста я в своей жизни не видел. А потом фильм прошел, и было предложение от театра в Польше, предложение, от которого не отказываются, — "Макбет". И на спектакль приехал Вайда, инкогнито, как ему казалось, хотя весь театр знал, что он в зале. После спектакля он подошел ко мне и сказал: "Готовьтесь!" И через четыре месяца я получил предложение от Вайды.

Железный принцип

— Откуда такая фамилия — Домогаров?

— Я пытался найти какието корни. Отец это делал, составлял древо, но документов я найти не могу, после смерти мамы куда-то все делось, и мы с братом никак не можем разгрести. Я знаю, что это бабушкина фамилия. У дедушки фамилия была Коваль, известная в то время. Дед был военно-морским офицером в достаточно высоком чине. По семейной легенде, якобы именно он выводил Керенского. В какойто программе по телевидению я видел подтверждение, что был такой человечек под такой фамилией. Отец взял фамилию Домогаров, чтобы скрыть Коваль. Это я точно знаю. В 1949-м его вызвали и спросили: "Как ваша фамилия? Положите партбилет на стол и сегодня можете не ночевать дома". А отец был майор, с орденами, получивший ранение под Ржевом. Слава богу, после этого все обошлось — не арестовали. Но он ушел из армии буквально через несколько дней, хотя закончил Академию Генерального штаба и впереди была богатая перспектива. Но, может быть, оно и к лучшему. Он занялся совершенно другим делом, более ему близким.

— Вы довольны жизнью?

— Смотря какой…

— Вообще.

— Вообще скажу, что в этом плане я счастливый человек, потому что очень много всего происходит. Иногда даже хочется, чтобы чуть-чуть поменьше, чуть-чуть дозированнее. А то бывает то густо, то пусто, то так густо, что уже думаешь, а вздохнуть бы.

— Есть у вас какой-то жизненный принцип?

— Я для себя год назад вывел такой принцип: "Делай, что делаешь, и будь что будет". Железно. Он работает железно.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form