В редакцию потоком идут жалобы на медиков. Причем ставшие обязательными неофициальные поборы народ уже почти привык воспринимать как данность. Возмущает другое — даже за деньги больным не добиться элементарного внимания эскулапов, повальная черствость и бездушие, кажется, возведены в ранг медицинских правил.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
А может, наши пациенты просто отстали от времени, в котором излечивает не слово, а технологии и такие категории, как внимание, доверие, чуткость — обыкновенные пережитки "проклятого прошлого"?

–Технологии — штука сильная и безусловно полезная, — соглашается известный врач–анестезиолог, член ЗаПЧЕЛ Виктор Дергунов. — Но в общем и целом они, конечно, не заменяют внимания. Просто потому, что главным в выздоровлении во все времена после профессионализма лекаря остается настроение пациента — категория эмоциональная, во многом зависящая от доверия к врачу. Сегодня его осталось мало, согласен, но перекладывать всю вину на медиков неправильно. Все гораздо сложнее, и главная проблема связана с разрушением системы здравоохранения.

То есть от ответственности — профилактики болезней, наблюдений за разными параметрами здоровья общества (продолжительность жизни, рождаемость, количество болезней, их прирост…) — государственная политика Латвии развернулась в сторону мозаичной медицины. Наше здоровье перестало быть заботой государства и стало частной проблемой каждого из нас.

— И что, именно это научило врачей по–новому понимать свой профессиональный долг?

— Не научило, а заставило. Их поставили в условия выживания — и человеческие, и профессиональные. Теперь ни общество не несет ответственности перед ними, ни они перед обществом. Отсюда новое понимание своей "миссии": ваши болезни — наш бизнес. Хотя масса врачей руководствуется в работе прежними "старомодными" принципами, но отсутствие морали диктуется сверху. Они должны либо быть как все, либо уходить из профессии. А что вы хотите от общества, в котором утрачены моральные ориентиры, ведь медицина — это всего лишь часть целого. Любая система гнет человека под себя, противостоять ей могут единицы. Но при всем этом работать врачом только ради финансового вознаграждения могут не все, остальными движет то самое осознание своей миссии. Поверьте, иначе заниматься лечением людей невозможно, просто невыносимо.

— Правда медиков понятна. Но смогут ли наши пациенты эволюционировать до государственной линии? Судя по тому, что до сих пор чаще всего в сейм выбирают именно врачей, люди по–прежнему хотят им доверять.

— Если пациенты примут сторону госполитики, то это будет означать не эволюцию, а деградацию. Ведь во что выливается нынешняя линия безответственности за здоровье общества: продолжительность жизни у нас на 10 лет меньше, чем в развитых странах. Качество здоровья пожилых людей таково, что требует огромных сумм на социальную помощь. Нужно понять, что главная задача не в том, чтобы открыть сверхтехнологичное отделение в отдельно взятой больнице, нужно поднимать общий уровень жизни и создавать всем понятную систему здравоохранения. Иначе ни доктор, ни пациент сегодня не понимают, где они находятся.

— Испокон веков врачи для простых смертных были фигурами особенными. С ними советовались, им доверяли безоговорочно. Вам не кажется, что нынешнее падение авторитета профессии, туманные отношения с пациентами отражают упадок всего общества?

— Конечно! Нынешнее положение вещей закономерно, само же общество его и создало. Ведь что это как не нравственное падение — спокойно наблюдать, как треть населения лишают гражданских прав? Закрыв однажды глаза на паскудность, мы стали погружаться в трясину и уже совсем легко пропустили денационализацию. Какую уж там беду совершает сестра, не делая вовремя укол, если десятки тысяч людей можно безнаказанно выбрасывать на улицы?

— Вот интересно, как долгожданная вроде бы свобода оказывается для многих непосильной ношей. Ведь сколько нелюдей оказалось среди совершенно нормальных вроде бы советских людей, стоило рухнуть государству. Все–таки законы могут мощно дисциплинировать человеческую природу, но отчего–то демократическая Латвия в этом не заинтересована…

— Так ведь и нет никакой демократической Латвии. Здесь же ни разу не было всеобщих выборов! Как врач я знаю, что вылечить организм без устранения причины поражения невозможно. Вот пока наше общество не наберется смелости посмотреть в глаза правде, мы и будем неотвратимо ползти к пропасти. Которая уже близко. Люди перестают верить не только медикам — властям. А это очень опасно, ведь происходит отчуждение, катастрофическое для всего латвийского государства. Решая проблемы испытанным способом: нет человека — нет проблемы, оно само серьезно рискует потерей собственно легитимности. Причем в первую очередь от этого страдают латыши. При сталинских депортациях они меньше пострадали, чем при родной независимой власти — тогда высланных было как минимум в два раза меньше и они сохраняли к родине самые теплые чувства, мечтали вернуться. А теперь отсюда бегут добровольно. Бегут самые активные, молодые люди, чтобы строить свою жизнь в чужих странах. Подумайте, из страны уже выехало 10 процентов трудоспособного населения! Доведение страны до такого состояния — настоящее преступление.

— И все–таки уже который раз народ выбирает одних и тех же. Значит, продолжим падать.

— Конечно, "священными коровами" (законами о гражданстве, языке и образовании) власти здорово тормозят латышей. Расколотое общество не может выдвинуть единый мощный заказ власти. Но жизнь становится все более невыносимой для всех, и это стимулирует к умственной деятельности избирателей — на врачей же жалуются не только русские, но и латыши. Хотя и врачей здесь скоро останутся единицы.

Но это ладно — как говорил "вождь народов", хорошего врача народ всегда прокормит, а вот кто будет учить детей? У учителей вообще мотивации никакой, их конвертами баловать некому. И все равно находятся безумцы, что идут в профессию. Что доказывает: капитализации ценностей у нас не происходит, как бы нам ее ни навязывали. Традиционные ценности нашего общества укреплены веками и основаны на доверии, равноправие русских и латышей необходимо и достижимо. Остается стряхнуть с себя шелуху псевдодемократических сомнений, взять, наконец, власть и самим строить свою жизнь.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form