"Почему из трех латвийско–российских КПП грузоперевозчики выбирают только один — Терехово? Ответ прост: на этом участке, судя по всему, действует отлаженная схема провозки неучтенных грузов. То есть процветают коррупция и контрабанда.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Причем схема работает и с латвийской, и с российской стороны. Путин со своей командой пытается ликвидировать этот рассадник коррупции, но сделать это ой как нелегко…" — заявил экс–глава МВД, председатель комиссии сейма по нацбезопасности Дзинтарс Яунджейкарс.

Прослушка без контроля

— Уходящий год войдет в новейшую историю как год "телефонных компроматов". Как выяснилось, получить разрешение на прослушку телефонов политиков и журналистов проще простого. В результате никто не может быть гарантирован от незаконного вторжения в личную жизнь. Что ваша комиссия собирается сделать, чтобы усилить контроль за получением разрешений на прослушку?

— Сегодня сложилась действительно крайне тревожная ситуация. Как известно, несколько сотрудников госполиции даже были уволены с работы за то, что занимались незаконной прослушкой. Но где гарантия, что подобной же незаконной прослушкой не занимаются и другие спецслужбы? Необходимо подключить прокуратуру к контролю за тем, как используется санкция на прослушку.

В Совет по спецслужбам, на мой взгляд, нужно включить премьера, министров внутренних и иностранных дел. А то сегодня получается, что спецслужбы контролируют… сами себя. Очевидно, что судьи должны иметь возможность проверить, кому именно принадлежит номер телефона, который правоохранительные органы хотят прослушать и просят соответствующую санкцию суда. Надеюсь, что в начале следующего года мы наведем порядок в данной сфере и права человека на личную жизнь более не будут нарушаться.

Как спасти спасателей?

Если вообще говорить о планах нашей комиссии на следующий год, то одним из приоритетов в работе будет укрепление пожарно–спасательной службы как составляющей системы нацбезопасности и гражданской обороны. Чтобы оперативно реагировать на разного рода ЧП в государстве, нам необходимо иметь современную службу спасения. Сегодня мы такой службы не имеем, точнее, у нас есть профессиональные спасатели и пожарные, но нет необходимого оборудования, нет современных баз для пожарной службы. Вы только вдумайтесь: лишь 70% пожарных автомашин пригодны для работы!

Остальные уже давно необходимо… выбросить на металлолом! Но эти машины продолжают ездить, поскольку у пожарной службы нет денег, чтобы обновить автопарк. Хорошо еще, что у нас остались мастера с золотыми руками, которые поддерживают на ходу эти машины, выпущенные в 70–х годах прошлого века!

Конечно, так дальше продолжаться не может. Государство должно изыскать средства на закупку и специального автотранспорта, и оборудования. К строительству баз пожарно–спасательной службы в регионах придется привлекать и частные компании.

9 лет в старой униформе

— Если пожарно–спасательная служба еще только надеется на помощь государства, то полицейские в конце этого года, кажется, этой помощи дождались…

— Да, этот год был годом начала возвращения долгов полицейским — долгов по выплате детских пособий, отпускных. В следующем году правительство уже сможет повысить зарплаты стражам порядка, а также пожарным и пограничникам. Причем работников этих служб ожидает весьма значительная прибавка к жалованью. На эти цели в бюджете на будущий год выделяется 36 млн. латов!

Решение проблемы зарплат позволит привлечь на службу в полицию молодых людей, которые только решают, куда им пойти работать. Самое же главное — мы сможем удержать в полиции опытных профессионалов, они не уйдут в частные структуры и не уедут в Ирландию. Разумеется, если мы будем платить стражам порядка достойную зарплату, то сможем и требовать от них лучших результатов.

Тем более что в мою бытность министром удалось практически решить проблему обновления полицейского автопарка. Сегодня путем оперативного лизинга полицейские получили 750 новых, оснащенных всем необходимым оборудованием автомашин. Причем это только половина того количества автомашин, которые должны быть в распоряжении полиции. После решения приобрести машины, используя оперативный лизинг, за нас взялось антикоррупционное бюро.

Сотрудники KNAB пытаются найти какие–то злоупотребления в этом процессе закупки машин. Но оценивая сделку, KNAB почему–то не хочет брать во внимание экономический аспект. Государству действительно финансово выгоднее купить в лизинг новые автомашины, чем тратить миллионы (я не преувеличиваю!) на бесконечный ремонт старых. Вообще вся эта процедура госзакупок у нас до того забюрократизирована, до того сложна, что зачастую процесс приобретения товаров для нужд тех или иных служб растягивается на год, а то и больше.

Вот самый вопиющий пример. Вы знаете, сколько лет полицейские ждали новой униформы? Ни за что не угадаете! Последний раз стражи порядка получили комплект обмундирования… в 1997 году! Все! С тех пор полицейские в течение девяти лет вынуждены были носить вот эту старую, выцветшую и застиранную униформу. Конкурсы на пошив новой формы почему–то все время ничем не заканчивались, и полицейские были вынуждены продолжать носить эту уже ужасную форму.

Я вам прямо скажу: если бы я как министр не начал бы лично контролировать процесс приобретения новой формы, то полицейские встречали бы гостей саммита НАТО… в старом рванье! Когда я лично занялся решением вопроса с новым обмундированием, то стражи порядка успели до саммита получить новую униформу.

"Бандиты" на границе

— Собирается ли ваша комиссия заняться и вопросом безумных пробок на границе? Ведь наверняка эти очереди грузового транспорта имеют под собой и криминальную подоплеку…

— Вы попали в точку — именно криминальную! Обратите внимание: в Россию грузовой автотранспорт из Латвии может попасть через три КПП. Но почему–то огромная пробка только на одном участке латвийско–российской границы — в Терехово. На КПП, ведущем в Псков, в пять–шесть раз меньше машин! И когда водителям фур предлагают направляться на псковский КПП, они категорически отказываются. Причина ясна: видимо, именно в Терехово отлажена система контрабанды. Эта криминальная система действует и на латвийской стороне, и на российской. А вот в направлении Пскова и Санкт–Петербурга коррупционная схема уже не действует.

Новое руководство региональных российских погранслужбы, таможенной службы и службы внутренних дел смогло справиться с коррупцией на этом участке границы. Борьба с коррупцией в Псковской и Ленинградской областях началась, после того как Путин назначил на руководящие должности в силовых структурах своих бывших соратников, выходцев из Ленинграда.

Президент этим людям доверяет, и они, судя по всему, стараются оправдать его доверие. Я встречался с этими людьми, и они мне рассказали, что, дабы ликвидировать этот рассадник коррупции и контрабанды, пришлось уволить уже 12 генералов, но… до полной ликвидации преступности на границе еще далеко.

Я лично не сомневаюсь: как только преступная система на КПП будет уничтожена, тут же резко сократятся очереди — грузовой транспорт просто распределится по всем латвийско–российским КПП. Но, конечно, сломать эту коррупционную машину будет очень трудно.

Ведь контрабандные грузы — это сотни миллионов латов! Через "окно" на границе идут не только "обычные" контрабандные грузы, но что самое страшное — наркотики. Российские коллеги говорили мне, что Латвия — один из основных участков наркотрафика из России на Запад. То есть наркотики поступают в Россию из Афганистана и потом уже через российско–латвийскую границу попадают на территорию Евросоюза.

Еще год назад руководство российского управления по борьбе с оборотом наркотиков прогнозировало, что и в Латвии появится новый убойный наркотик под названием "белый китаец". И вот теперь мы читаем о том, что этот наркотик уже здесь. Мы должны понять, что контрабанда не только подрывает казну государства, но и угрожает жизни латвийцев. Транзит наркотиков через Латвию означает, что еще десятки, а то и сотни людей в нашей стране "сядут на иглу". В России, кстати, официально зарегистрировано, то есть поставлено на учет 6 миллионов наркоманов!

Единая бригада — лекарство от коррупции?

Разумеется, порядок на границе необходимо наводить не только российским властям, но и латвийским — на своем участке границы. Наша комиссия будет добиваться, чтобы на проверочном пункте в Терехово была создана единая бригада, состоящая из пограничников, таможенников и фитосанитарных работников.

Сегодня у нас пограничники и таможенники работают автономно, и это создает почву для коррупции. Когда же будет действовать единая бригада и каждый будет друг за другом присматривать, то получить взятку незаметно станет проблематично.

Еще раз повторяю: мы можем сколько угодно расширять границу, увеличивать ее пропускную способность, но пока не выдернем ядовитый язык коррупции и контрабанды, ничего на границе не изменится. Наркотики и крутка будут продолжать "гулять" по Латвии, унося жизни сотен людей. Эпидемия отравлений техническим спиртом в Прейли — последнее предупреждение властям, что нужно срочно перекрыть пути для контрабанды на границе. Борьба с "точками" похожа на борьбу с ветряными мельницами!

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form