"Если вирус птичьего гриппа начнет передаваться от человека к человеку, то нас ждет настоящая чума! К сожалению, Латвию эта чума XXI века может застать врасплох!" — предупреждает член подкомиссии сейма по здравоохранению, врач Виталий Орлов. Он считает, что наша страна не готова к грядущей пандемии.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Мы должны не прятать голову в песок, как пытаются наши чиновники от медицины, а сказать правду себе и обществу: пандемия птичьего гриппа неизбежна! Чума XXI века может случиться через год, через два, через три… Это вопрос времени. Такова диалектика жизни, — говорит член подкомиссии сейма по здравоохранению, врач Виталий Орлов. — Вся история человечества свидетельствует: каждое столетие происходит три пандемии, то есть когда инфекционное заболевание охватывает огромные территории и поражает тысячи людей. В этом веке, как вы понимаете, еще не было ни одной пандемии, поэтому нам следует ждать большой беды в любой момент. И самая реальная пандемия — именно птичьего гриппа. Это не мой вывод, об этом предупреждают специалисты Всемирной организации здравоохранения. И информация, которая поступает из Турции и ряда других стран, где появились первые жертвы птичьего гриппа среди людей, подтверждает мрачные прогнозы.

Такое ощущение, что с птичьим гриппом в Латвии собираются бороться только сам министр здоровья и чиновники от медицины! Да, минздрав теоретически подготовился к возможной эпидемии или пандемии птичьего гриппа — принята комплексная программа (стратегия) борьбы с чумой, но мы все прекрасно знаем, чего стоит такая бумажная подготовка без практических занятий. Допускаю, что мои коллеги–медики в общих чертах знают, что делать в случае эпидемии или, чего хуже, пандемии, но в этих ситуациях одного умения врачей недостаточно. До сих пор не было ни одного учения всех оперативных служб по подготовке к пандемии. А ведь все должно быть отработано до мелочей! Каждый пограничник, таможенник, специалист ветслужбы, каждый медик, специалист службы спасения, представитель гражданской обороны должны четко знать, что им делать в случае появления угрозы эпидемии птичьего гриппа. Учитывая, как наши службы действуют при разного рода мелких техногенных ЧП (например, во время аварии газопровода в Валмиере), я очень сомневаюсь, что без многократных учений наши службы спасения будут способны адекватно отреагировать на эпидемию птичьего гриппа.

Что же касается упомянутой мною стратегии борьбы с пандемией, разработанной минздравом, то и здесь есть некоторые изъяны. Я бы все–таки пошел на то, чтобы закупить имеющиеся сегодня в мире препараты, способные хотя бы уменьшить смертность от птичьего гриппа, то есть затормозить развитие осложнений. Речь идет о четырех лекарственных препаратах. Минздрав должен был уже давно начать переговоры с производителями этих лекарств. Срок годности препаратов — 5 лет, поэтому я не согласен с министром здоровья г–ном Берзиньшем, который утверждает, что нет смысла тратить деньги на закупку медикаментов с маленьким сроком использования. В любом случае эти лекарства не пропадут. Если пандемии не случится, то их можно будет раздать тем же группам риска — для лечения осложненного обычного гриппа.

Все–таки хочется, чтобы минздрав работал в этом направлении активнее, ведь опасность развития пандемии в ближайшее время очень высока". Депутат В. Орлов считает, что эффективной борьбе с пандемией может помешать продолжающаяся (очередная!) реформа здравоохранения, которая не решила одних проблем (например, проблем с очередями к семейным врачам и на плановые операции), но при этом создала новые (хаос в процессе слияния больниц).

"Если сегодня, без всякой пандемии и эпидемии, люди должны неделями ожидать своей очереди к семейному доктору, то что будет в случае эпидемии? Больной отдаст концы, даже не дождавшись разговора с врачом по телефону", — продолжает В. Орлов. Он вообще считает, что правильная по сути реформа на практике реализуется из рук вон плохо.

"Сегодня семейный врач материально не заинтересован ни профилактическую работу на своем участке проводить (прививки, лабораторные исследования и т. п.), ни качественно лечить, ни вовремя посылать на обследования к узкому специалисту. Я уже давно призывал минздрав оценивать работу врача по конечному результату — сколько людей удалось вылечить на ранней стадии заболевания, сколько на участке конкретного врача выявлено пациентов с запущенными заболеваниями, сколько стало хронических больных… Чем хуже показатели, тем меньше зарплата. И наоборот — чем лучше ситуация на участке (меньше хронических больных, меньше осложнений), тем выше зарплата. В Эстонии давно действует именно такая система, там и к разного рода эпидемиям давно подготовились. У нас же все средства, выделенные на здравоохранение, вкладываются в инфраструктуру, а вкладывать нужно в первую очередь в людей — в медиков и пациентов", — убежден представитель подкомиссии сейма по здравоохранению.

"Вывод очень печальный: наша система здравоохранения все еще остается одной из самых слабых, одной из самых бедных среди стран Евросоюза, мы находимся на самом низком уровне и по степени готовности к чрезвычайным ситуациям (эпидемии птичьего гриппа и т. п.). И пока не видно никакой заинтересованности правящей элиты что–то изменить. Одна надежда на то, что эффективная вакцина от птичьего гриппа будет создана и запущена в производство раньше, чем эпидемия докатится до Латвии", — заключил В. Орлов.

Вместо послесловия

НИИ гриппа Российской академии наук в Санкт–Петербурге готовится начать клинические испытания вакцины от птичьего гриппа для людей. "Испытания планируем начать в феврале, и в качестве волонтеров, то есть тех, кто добровольно испытывает препараты на себе, станут сами работники нашего института", — сообщила руководитель научного отдела НИИ гриппа, кандидат меднаук Е. Дорошенко. Она отметила, что испытания риска для жизни волонтеров не представляют, поскольку вакцина инактивирована, то есть сделана из убитого штамма микроорганизма. "Если испытания подтвердят эффективность вакцины (в организме будут сформированы антитела к вирусу. — Прим. авт.), то сразу же можно будет начать ее производство", — добавила Е. Дорошенко.

Между тем венгерские ученые утверждают, что уже создали подобную вакцину и намерены начать ее производство — сначала для нужд самой Венгрии, а потом и на экспорт. Примечательно, что в числе сотен добровольцев, которым венгерские ученые сделали пробную прививку, был и министр здравоохранения Венгрии. В настоящий момент разработкой вакцины против птичьего гриппа продолжают заниматься США и Вьетнам, а также ряд крупных фармацевтических компаний.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form