Вчера мы рассказали о незаконном выдворении с территории Латвии команды российских моряков. Их суда под либерийскими флагами вот уже полгода стоят в доках Рижского судоремонтного завода. Все это время команда не получала зарплату.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Требования моряков российская фирма–работодатель Nordbunker упорно игнорировала. Тогда моряки объявили забастовку. Параллельно подали в латвийский суд иск с требованием выплатить им заработанное — согласно заключенным контрактам. Суд, как того требует Морское право, в обеспечение иска наложил арест на суда "Разна" и "Таганрог".

В ответ Nordbunker в одностороннем порядке расторг с моряками контракты. Что также является нарушением Морского права и латвийского Гражданского закона. Тем не менее иммиграционные власти ЛР сочли пребывание моряков в ЛР незаконным. И 27 мая в десять вечера их принудительно вывезли на латвийско–российскую границу. На следующий день на границу отправились представители Латвийского Красного Креста, которые на нейтральной территории передали "депортантам" продукты и деньги на дорогу домой.

Выяснилось, что в этой некрасивой истории есть и еще один шокирующий аспект — россиян, которые ничего не нарушили, по непонятной причине лишили права въезда в Латвию сроком на пять лет. Решение Управления государственной службы погранохраны было вручено 27 мая каждому из 8 "нелегалов". С латвийской стороны документ подписал майор Торманис. Если Латвия через год вступит в ЕС, то, очевидно, российские моряки не смогут въехать и в остальные 24 страны сообщества. Это серьезное осложнение их профессиональной деятельности, которая связана с заходом в иностранные порты.

Кроме того, такое решение погранохраны ЛР нарушает право каждой личности на защиту — как теперь истцы смогут участвовать в судебном процессе на территории Латвии? Как смогут дать пояснения в Транспортной прокуратуре ЛР, куда успели направить свое заявление?

Вот как прокомментировал инцидент председатель Латвийского профсоюза моряков торгового флота Игорь Павлов.

— Это дело шито белыми нитками. Случай беспрецедентный в мировой морской практике. Согласно международному Морскому праву, при забастовке на борту и при аресте судна команда остается на судне, то есть на территории того государства, под чьим флагом ходит корабль. (Действительно, можно вспомнить трехмесячную забастовку команды парома "Русь" в Стокгольме, или многомесячный арест российского сухогруза в Кейптауне, или 9–месячный арест судов грузинского флота в Сингапуре — тогда местные жители собирали для моряков продовольствие и деньги. Но иммиграционные власти не имели никаких претензий к командам — Ред.). Иногда имущественные споры решаются по десять месяцев, и все это время команды вполне легально находятся на борту своих судов.

Да, бывают случаи, когда морякам запрещают покидать судно и за самовольный сход на берег могут задержать. Но в данном случае четырех российских моряков специально попросили спуститься на пирс, а еще четверых забрали прямо с судов — то есть с либерийской территории.

Теперь представьте ситуацию: я заключил с вами контракт и направил вас работать под флагом третьей страны, допустим, в Португалию. Вы отработали, я денег вам платить не хочу и пишу в тамошнюю полицию заявление: снимите моего работника с судна — я разорвал с ним договор. И полиция вас выдворяет, мне даже не надо тратиться вам на дорогу. Потом я нанимаю на ваше место другого человека и поступаю с ним аналогично. И так далее. Латвийским властям надо бы растиражировать свое изобретение по всему миру. Но нигде в мире так не поступают! Этим случаем уже заинтересовалась Международная федерация транспортных рабочих со штаб–квартирой в Лондоне. Это очень влиятельная организация, и, я думаю, точка в этом деле еще не поставлена.

Вчера в редакцию позвонил латвийский капитан торгового флота М–й, (он просил не упоминать свою фамилию в прессе) и дал свой, весьма любопытный, комментарий по ситуации.

Мы уже сообщали, что, по информации пресс–секретаря погранохраны Даце Удре, фирма Nordbunker является одной из дочерних фирм Latvijas kugnieciba. Капитан М–й пояснил, что это весьма распространенная уловка среди крупных судовладельцев, когда они создают небольшие дочерние фирмы и передают им одно–два судна. Но прибыль при этом поступает в материнскую компанию. Дело в том, что по Морскому праву за какие–то нарушения — разлив нефти, аварию, невыплату зарплаты морякам — может быть арестовано все имущество компании. Чтобы уменьшить ответственность, "стрелки" переводятся на дочернюю фирму, которая мало чем владеет.

В данном случае, считает капитан, очевидно, что суда "Разна" и "Таганрог" — это суда Латвийского пароходства. На них работают латвийские команды. А россияне были присланы, чтобы познакомиться с судами для последующей работы на них — потому что "Разну" и "Таганрог" планировалось продать. Но по условиям приватизации Latvijas kugnieciba, новые владельцы обязаны сохранять рабочие места во флоте. Поэтому, считает капитан, судовладельцы и действуют через подставные фирмы. Судьба латвийского флота их не волнует — гораздо больше новых хозяев интересует мгновенная прибыль. Однако в силу того, что у руля пароходства встали дилетанты, они управляют своим имуществом крайне неэффективно. Пример "Разны" и "Таганрога", доказывает М–й, весьма показателен.

— Суда простояли полгода в доках. Между тем каждое из них может приносить 7–8 тысяч долларов в сутки. Речь идет об утерянной выгоде и прямых убытках, так как судно все это время надо содержать — оплачивать расходы на электричество, нахождение в доках, зарплату команде (она, кстати, составила более 50 тысяч долларов). В данном случае убытки несет уже не государство, как раньше, а акционеры. Чтобы вам было понятнее, что такой менеджмент в высшей степени бездарен, скажу, что я работал в иностранной судоходной компании и там всего один час простоя рассматривался как ЧП, за это виновных увольняли.

Что касается ситуации с российской командой, то ветеран флота утверждает, что фирма Nordbunker не имела права поселять командированных моряков на судне, их должны были разместить в гостинице. Видимо, это не было сделано по финансовым соображениям. Но если уж моряки жили на судах и были к ним приписаны, то юридически их не имели права выдворять из страны. Тем более если по их иску на суда наложен арест и разбирательство должно быть в латвийском суде. Кстати, капитан просил подсказать — если фирма–работодатель попыталась таким некрасивым способом избавиться от головной боли в отношении долгов перед моряками, то это неумный ход. Даже если эти суда выйдут в плаванье, они будут точно так же арестованы в первом же порту. Морское право границ не знает. И еще одно замечание "морского волка". На полицейскую акцию иммиграционных властей в отношении российских граждан Россия не замедлит ответить недружественными действиями. Например, недавно, как ответный шаг, она уже ввела визовый режим для моряков — граждан ЛР. Теперь, чтобы сойти на несколько часов на берег в российских портах, им требуется потратить несколько дней на оформление визы.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form