На "Фабрике звезд-5" Юлиана Караулова была одной из самых юных и самых ярких участниц. Она само очарование — хрупкая, нежная, улыбчивая, озорная, а главное — голосистая.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Не удивительно, что большая часть телезрителей болела именно за нее. Среди таковых поклонников оказался и наш продюсерский центр Arkana plus, который намедни пригласил Юлиану в Ригу и договорился с ней о серии концертов. Первое выступление Карауловой назначили на 24 декабря в клубе "Фараон", а право первого интервью среди латвийских СМИ предоставили "МК-Латвии".

Три месяца под камерами

- Юля, расскажите, наконец, правду — как попадают на "Фабрику звезд"?

- Ну, конечно, никто не верит, что мы попадаем сами, зато все уверены, что у каждого из нас имеется папа-олигарх. Так и думают: если Вика Дайнеко из Якутии — значит, у нее папа занимается алмазами, а раз Лена Кукарская приехала из Тюмени, значит, за ней стоит нефть. На самом же деле все мы из очень простых семей. Тем более, в народе всем известно, что Пугачева не приемлет такого понятия, как блат. У нас был кастинг 1400 человек на место, и Алла Борисовна набирала людей, которые действительно были достойными. Тем более, что от нашего уровня зависела ее репутация в качестве художественного руководителя проекта.

- "Фабрика" изменила вашу жизнь целиком и полностью?

- Конечно! И это было неизбежно. Потому что жить три месяца под наблюдением камер невероятно сложно психологически. За это время мы, наверное, повзрослели на несколько лет. Это была настоящая проверка на прочность. Бывало, и срывались, кричали: "Не могу больше, ухожу!". У каждого из нас произошла переоценка ценностей — слишком уж огромный поток информации вылился на голову.

Участие в "Фабрике", кстати, сказалось и на отношениях с друзьями. Естественно, кто-то из них завидовал, а кто-то по-настоящему поддерживал. Они тоже прошли определенную проверку.

- А как ваши родители все это пережили?

- О, это отдельная история! Они постоянно писали мне письма, а все письма, кстати, проверял редактор, чтобы не дай бог какая-нибудь лишняя информация не проскочила… Так вот, папа меня постоянно в своих посланиях спрашивал: "Почему вы сутки напролет бездельничаете?" Я только потом поняла суть его вопроса, ведь по телевизору реально только и показывали, как мы на диванах валяемся, болтаем и бесимся.

На самом же деле у нас был очень жесткий график с ежедневными занятиями с 10.00 до 22.00 вечера. А самым загруженным днем, когда даже перекусить не успевали, было воскресенье. Из-за этого и бардак в комнатах был вечный, убираться было некогда. Да, сначала мы, и правда, жутко бесились по ночам, а потом поняли, что недосып накапливается и сил становится все меньше и меньше.

Под финал, как только выпадала какая-то пауза между занятиями, сразу старались заснуть. Причем засыпали там, где эта пауза нас заставала. Наш репетиционный зал в эти минуты напоминал минное поле — кто-то лежал на ковре, кто-то прямо на столе, кто-то на стуле.

- По прошествии времени вам не кажется, что уже не имеет никакого значения, кто из вас какое место занял?

- Кажется. Тем более, что большинство телезрителей этого и не помнит. Даже если взять, к примеру, "Фабрику звезд — 2", то сейчас на слуху остались только Ираклий и Савичева, а они в свое время даже до финала не дошли. Место это вообще не показатель, главное — сам конкурс. И настоящая "Фабрика звезд" начинается уже после того, как ты выходишь из проекта.

- Близких друзей среди участников обрели?

- Кто-то из педагогов нам сказал: "Отныне вас смогут полностью понять только те, кто был с вами эти три месяца рядом. Поэтому вы должны очень ценить друг друга". И мы тому следуем. Живем, как одна семья. Постоянно созваниваемся, в гости ходим. Конечно, бывает, и ссоримся, но более двух недель без общества друг друга не выдерживаем.

- А Наташа Подольская разве не оторвалась от вас из-за участия в "Евровидении"?

- Накануне конкурса она просто перестала с нами ездить на гастроли. Но это была не ее собственная политика, а политика ее продюсерского центра. Но она нам постоянно звонила: "Мои маленькие, где вы?" А когда Наташа участвовала в отборочном туре, мы гастролировали где-то недалеко от Тюмени. Помню, что все, как идиоты, собрались в одном номере, смотрели телевизор и бесконечно отправляли SMS с голосами за нее. Потом звонили: "Наташка, мы из-за тебя столько бабла потратили!" А когда узнали, что она выиграла, кричали от радости и бегали по гостиничному коридору как сумасшедшие. Если вы имеете в виду какую-то зависть, разрыв — ничего подобного нет. Мы очень дружим.

- А Пугачева следит за вашими успехами?

- Следит. Правда, не в той мере, как на "Фабрике", когда она практически каждый день приезжала к нам в дом и даже когда плохо себя чувствовала, все равно следила за нами из операторских комнат. Бесконечно давала какие-то советы, покушать нам приносила, костюмы доставала. Она и сейчас ведет себя, как наша настоящая творческая мама. Переживает за нас и всегда говорит: "Если нужны какие-то советы — звоните". И мы честно звоним. Вновь первокурсница!

- Юля, Интернет выдает о вас противоречивые данные — где-то пишут, что вам только четырнадцать лет, где-то — шестнадцать. Развейте мифы, расскажите о себе вкратце.

- Сейчас мне семнадцать. С четырех до двенадцати лет я жила с родителями в Болгарии. Когда вернулась в Москву, ощущала себя как в чужой стране. Привыкла к людям с другим менталитетом. Словом, было тяжело. Я поняла, что в России очень жестокие дети… Потом адаптировалась, стала обретать новых друзей, тусоваться. На самом деле я рада, что все сложилось именно так, как сложилось. Год назад накануне "Фабрики" я поступила в Институт современного искусства на факультет "джазовый вокал". Год пришлось пропустить, но сейчас я вновь первокурсница! Учусь и считаю, что самое главное для меня на данный момент — получить образование.

- А как складывается теперь твоя певческая карьера?

- За этот год с "Фабрикой звезд — 5" мы объездили почти всю Россию и страны ближнего зарубежья. Выступления продолжаем и сейчас, но уже не полным составом, а отдельными группами: одни под патронажем продюсера Фадеева, другие под патронажем продюсера Матвиенко. Последний общий концерт у нас был в Анапе, после него мы рыдали навзрыд, включая мальчиков — Мигеля, Руслана Васюкова, Мишку Веселова.

Потом поехали в ресторан, позвонили Алле Борисовне и каждый поочереди рыдал в трубку: "Алла Борисовна, у нас сегодня последний концерт!" Сейчас мы большим количеством народа записываем новую песню, но пока это большой секрет. Потом сами все узнаете и услышите.

- А поете вы, кстати, вживую? "Фабрику звезд" частенько упрекают за то, что она плодит артистов, открывающих рот под фонограмму.

- А потом эти "упрекатели" сами же приходят на "Фабрику" и поют под фонограмму! Нет, на нашей "Фабрике" было очень много "живых" номеров. Просто поймите, помещение Останкино не предназначено для живого исполнения…

- Ну это какие-то отговорки!!!

- Это не отговорки! Честно! Ведь в первую очередь "Фабрика звезд" — это шоу. А главное, что 90 процентов концертов в рамках нашего тура по России мы давали только "вживую". Чем и гордимся. Не знаю, как гастролировали участники других "Фабрик", но к нам даже зрители подходили и удивлялись: "А мы думали, вы только под фанеру можете!"

- Юля, а про что вы бы никогда не стали петь?

- Никогда не говори "никогда"! Сейчас скажу, про что не буду петь, и потом только про это петь и буду…

- А чем увлекаетесь в свободное время?

- Я человек спортивный и легкий на подъем. На сноуборде люблю кататься. На роликах и скейте. Боулинг и картинг тоже люблю. Недавно вот с парашютом прыгнула. С высоты около 3 тыс. метров. Меня просто спросили: "Слабо?". Я ответила: "Не слабо!". Ну и прыгнула.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form