Сейчас едкий запах нефтепродуктов порой перебивает амбре зловонной канавы, в которую превратилась Красная Двина, ранее полноводный приток, а ныне наполовину засыпанная протока. По берегам живут люди, но это отнюдь не фешенебельный район города. А вот в стародавние времена…

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Когда стихал попутный ветер

Полноводный рукав Красной Двины тянулся чуть ли не из современного центра города. Болотистые низкие берега затоки оказались идеальным местом для средневековых развлечений горожан. И хотя постулат "хлеба и зрелищ" появился много раньше, поглазеть на казни ведьм стекалось превеликое множество жителей. Сначала ведьму связывали и кидали в воду, если тонула — то не ведьма. На этом все и завершалось. А вот если не тонула, например, подолы одеяния накапливали воздух, тогда несчастную волокли на костер и сжигали. И бытует мнение, что именно по этой причине затоку назвали Красной Двиной. Однако это не совсем правильное трактование. Раньше, во времена парусников, когда еще никаких ледоколов придумано не было и по скованным льдами водам Двины и Рижского залива мореходство было невозможно, суда отводили на зимнюю стоянку. Одним из самых удобных мест и оказалась затока Двины, получившая благодаря выполняемым функциям прозвище Reede Duena (Рейдовая Двина). А уж потом, с течением времени, может, и благодаря экзекуциям над колдуньями, название Reede Duena трансформировалась в Rote Duena (Красная Двина), сохранившееся до наших времен.

Берега мельчавшей протоки стали обрастать первыми промышленными предприятиями — лесопилками и различными мануфактурами. В эпоху начала капитализма появились такие промышленные флагманы империи, как завод "Проводник" и суперфосфатный завод. До наших дней, изменив название, работает одна из старейших пивоварен города — "Вальдшлесхен", ныне известная как "Алдарис". Очередной владелец пивоварни решил на широкую ногу облагородить окрестности. В 1898 году был построен дом владельца пивоварни, больше напоминающий средневековый охотничий замок. А роскошь внутренних апартаментов трехэтажного особняка просто поражала своим богатством: там разместился и один из первых в Риге лифтов, который был отделан ореховым деревом. Ко всему прочему рядом отсыпали холм, на вершине соорудили а–ля развалины древнего замка, дабы благородный хмельной напиток потреблять в достойной обстановке. В 1936 году завод и прилегающее поместье перешли в собственность Кредитного банка, а вилла стала летней резиденцией самоявленного президента государства Карлиса Улманиса. Резиденцию назвали "Даудери", по имени близлежащего острова Даудерсгольм, который, кстати, свое название получил от имени баварского пивовара Иоганна Дудера, как раз и основавшего в 1865 году пивоварню "Вальдшлесхен". Вот такая запутанная история.

А в 1990 году в отремонтированном поместье открылся Латвийский музей культуры "Даудери" — единственный в стране музей одной частной коллекции. Живший в Германии выходец из Латвии Гайдис Граудиньш собирал предметы искусства и старины. Теперь в музее богатая коллекция значков почти всех студенческих корпораций Латвии, медали и монеты.

Куда Макар телят гонял

Красная Двина, как никакой другой район Риги, обязана Петру Первому. И судоверфь заложил, и второй Царский сад по его приказу на холмах разбит, превратив песчаную дюну в живописную зону отдыха. Работы по обустройству сада были возложены на Александра Меншикова, и поэтому холмы получили название Александровские высоты. Однако сад в 1824 году стал местом расположения богоугодного заведения для умалишенных — предшественника нынешней психоневрологической больницы. Через Красную Двину у больницы были перекинуты мостки, и в Ригу вела широкая, обсаженная деревьями дорога. Называлась она Weidendamm. Тут тоже история с топонимикой сыграла легкую шутку. Немецкое слово Weide означает как пастбище для выгона скота, так и иву. Как свидетельствуют современники, русские извозчики из Московского форштадта дорогу Weidendamm называли именно Ивневый бульвар.

Но немецкие таблички названий в середине XIX века начали дополнять в Риге русскими аналогами и Weidendamm перевели как Выгонная дамба. Это и прижилось. А может, просто извозчики неправильно перевели для себя название дороги, которая издревле проходила через Городское пастбище, и рижане по ней еще до царя Петра выгоняли по Выгонной дамбе свой скот.

Зловонный ветер перемен

В наше время, когда половину Красной Двины со стороны улицы Дунтес засыпали, а вторая часть летом подчас источает нестерпимый смрад (надо отметить, что в минувшие годы он был куда более сильным — предприятия работали на полную мощность и на стоки не скупились). Жители стандартных хрущевок и более древних деревянных зданий регулярно жалуются на запахи паров бензина: несколько нефтеналивных терминалов разместились совсем рядом с районом. Почти застывшие во времени и мощенные еще круглым булыжником внутренние улочки микрорайона потихоньку начинают преображаться. На месте халуп тихой сапой появляются особнячки, в домах, не видавших ремонта со времен Улманиса, появляются новые стеклопакеты. Городская дума планирует строительство большого путепровода с улицы Твайка на проспект Виестура через Риго–Мюльграбенскую железную дорогу. И только трамваи, как много лет тому назад, поскрипывают на поворотах и высекают искры из желтых листьев, с тихим шелестом опадающих на пути.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form