В июле участникам топливного рынка Латвии предстоит пережить сразу два события: открытие Торгового дома Mazeikiu nafta и вступление в силу Правил Кабинета министров по созданию госрезерва топлива.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Что ожидает латвийских торговцев горючим после 1 июля? Прогноз развития событий дал Kb президент компании Vexoil, одного из потенциальных партнеров MN на латвийском рынке, Владимир Чеботарев.

Как конкурировать с ЮКОСом

- Вы говорите, что не в восторге ни от прихода Mazeikiu nafta на латвийский рынок, ни от обратной ситуации. Почему?

- Политика ЮКОСа выглядит совершенно нормальной. Компания имеет собственный завод в Литве и завоевывает ближние рынки. Однако еще неизвестно, как они будут работать. Ясно одно, они собираются открывать Торговый дом в Латвии. Но как это будет выглядеть, будут ли они сотрудничать с нами или с какой-то другой компанией, сказать пока не могу. Поэтому и не могу определить какую-то доходность или убыточность этой деятельности. Когда они выберут, с кем будут решать вопрос договоров или контрактов, тогда и станет ясно, чего они хотят.

- Что будете делать, если в партнеры Mazeikiu nafta выберут не вас?

- Бояться и закрываться — не собираюсь. ЮКОС нормальный партнер, одна из крупнейших в мире компаний. Мы будем просто работать. В России ведь тоже действует не одна компания. Они как-то договариваются. Мы, конечно, помельче, нас можно деньгами задушить. Однако бояться и закрываться — не собираюсь и буду конкурировать в любом случае. Сейчас мы обеспечиваем примерно 30% рынка дизельного топлива в Латвии. В Мажейкяе берем дизельного топлива очень мало. Если только в каких-то критических ситуациях. Дело в том, что "вилка" цен между белорусским и литовским дизтопливом составляет примерно 10 долларов за тонну — существенная разница. Не думаю, что дизельное топливо у Mazeikiu nafta будет дешевле, чем у белорусов.

- В планах Торгового дома Mazeikiu nafta — вытеснение белорусского дизтоплива мажейкяйским продуктом. Насколько реально, по вашему мнению, заменить белорусский дизель на литовский на балтийском рынке?

- Качество белорусского дизтоплива хорошее, европейского уровня (я говорю о продукции Мозырьского НПЗ), и оно будет улучшаться. Думаю, что и качество бензинов подойдет через год-полтора к тому же уровню.

Что касается конкуренции в плане цен, то здесь все будет зависеть от того, какую ценовую политику поведет ЮКОС по поставкам нефти на Мажейкяйский НПЗ. Если они поменяют ценовую политику, то между Белоруссией и Литвой в этом смысле возможна конкуренция. Если не поменяют… Насколько я знаю, дизельное топливо с Мажейкяя хорошо уходит на экспорт.

- В этом году у вас введен в эксплуатацию терминал для бункеровки судов в Рижском порту. Не планируете ли вы осуществлять в будущем и перевалку нефтепродуктов?

- Мы построили свой небольшой терминал в Рижском порту только для бункеровки судов. Нынешняя вместимость емкостного парка 8400 кубометров, и там невозможен экспорт в больших объемах. По поводу дальнейшего развития я думаю, что при таком количестве уже работающих терминалов в Прибалтике — не найдется таких объемов, чтобы всех обеспечить. Да, успешно работают и Man-Tess и BLB в Рижском порту, Pakterminal в Эстонии, Клайпедский терминал, но новых объемов я пока не вижу. Одни и те же объемы переходят от одного к другому. Кроме того, на нашем терминале пока невозможно построить большой емкостной парк — просто не хватит инфраструктуры. Пока я не планирую больших компаний.

Сторож при резерве

- С 1 июля у вас уже должен быть резервный запас топлива на 23 дня. Готовы ли вы к этому дню?

- Насколько я понимаю, пока никаких нормативных актов, по которым мы должны работать, не существует. Они еще до конца не доработаны. Ясно только то, сколько мы должны хранить в запасе. Идут какие-то разговоры через Ассоциацию торговцев горючим с Министерством экономики, но вяло и не очень продуктивно. Я считаю просто не очень честным введение такого закона, с учетом того, что мы платим такие большие налоги. Когда писали этот закон и подавали в Евросоюз — нас не спрашивали. Просто подсчитали некие объемы.

Если взять на себя труд и подсчитать, что такое 23 дня потребления от среднегодового для конкретной компании, то выясняется следующее. Если я реализую в среднем 100 тыс. тонн в год, то ежемесячно должен хранить 6 тыс. тонн государственного запаса. Это составит примерно 75% от моего месячного оборота. А если мы дойдем до 60 дней — уровень запасов должен вырасти на 160%. С учетом того, что емкостной парк нашей базы в Вангажи 20 тыс. тонн, у меня просто не хватит парка хранить месячные объемы. Вопрос также в том, на какие деньги закупать этот объем? Ведь необходимо добыть где-то дополнительные оборотные средства в размере 1,5-2 млн. долларов. Получается, что спасение утопающего — дело рук самого утопающего.

Выгодная глухота

- Есть ли выход из создавшейся ситуации?

- Кроме проблемы с резервами, до 2009 года мы должны привести все базы в соответствие с "евронормами", что мы и делаем, вкладывая деньги. Но это все нужно для обеспечения госрезерва. Значит, государство мне должно помочь в гарантиях, чтобы обеспечить его выполнение. Если государство взяло на себя обязательство создать госрезерв, то оно хотя бы обеспечило нам госгарантии под дополнительные кредитные средства, чтобы мы могли просить их у банков.

Мы готовы идти на диалог, мы ведь платим налоги, и немалые. Я не хочу заниматься никакими левыми схемами, хочу работать, хочу торговать нормально. Но пока при буквальном выполнении мне придется только хранить госрезерв на базе и охранять его, и больше ничего. Если же я не буду это выполнять, у меня отберут лицензию. Это навязывание условий за мои же деньги.

Думаю, что надо подсчитать, во что в действительности обойдется введение нового закона. Это ведь не только дополнительные деньги на покупку топлива, этот объем надо где-то разместить. Придется останавливать работу и держать только госзапас.

Между тем у государственной компании Latvijas nafta имеетcя 5 нефтебаз, где можно хранить госрезерв. Сомневаюсь, что все они загружены. А общий объем госрезерва от общего объема импорта топлива в 800 тыс. тонн составит 50 тыс. тонн в год, на общую сумму 12 млн. USD. В принципе, для государства это не деньги. И может быть, эти средства можно было бы получить от Евросоюза. Устроить, например, конкурс, чтобы какая-то одна компания обеспечивала какой-то резерв под госгарантии, размещать эти резервы на одной из баз, которые сегодня простаивают.

Государство должно заботиться о бизнесе, но если мы начнем тупо исполнять этот закон — многие компании просто развалятся. Это означает не только снижение поступления налогов в бюджет. Это уничтожает национальный бизнес. Ведь освободившиеся места займут иностранные компании, которые могут запросить дополнительные кредитные ресурсы у своих материнских компаний. Следует помнить, что иностранцы платят в Латвии только акцизный налог, а прочие — могут и в другом месте.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form