Если раньше скандалы, связанные с Латвийской государственной службой погранохраны, случались крайне редко, то теперь аж два подряд и очень громких. МВД приходится разрывать договоры со строительными фирмами на восточной границе. А Полиция безопасности "взяла на заметку" отдельных работников службы, незаконно провозивших алкоголь. Самое время встретиться с главой одного из самых серьезных ведомств страны, генералом Гунаром Даболиньшем. Ведь актуальных тем, помимо упомянутых скандалов, очень много.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
МВД должно быть стыдно!

— Прокомментируйте, пожалуйста, громкий скандал с застройкой восточной границы.

— Понимаете, пока правительство не приняло решения разрывать договоры со строительными фирмами, можно было рассуждать. Теперь я, как бывший военный, считаю: распоряжение нужно выполнять быстро, и обсуждать его нечего. Но суть в том, что наша служба никаких договоров не заключала. Мы смотрим на процесс со стороны. Мне, конечно же, жаль, что наш колледж по подготовке пограничников не будет построен в этом году… Ведь если не будет грамотно обученных людей, то на границе служить будет просто некому!

— Вам не кажется, что этот скандал сильно ударил по престижу вашего ведомства?

— Нет! В год нашу границу пересекает около 10 миллионов человек, и мало кто жалуется. Нам краснеть не из–за чего. Этот скандал ударил по престижу самого МВД.

— Как вам ситуация с пограничником, который незаконно перевозил алкоголь? Расскажите о проблеме внутреннего контроля в вашей службе, может, его стоит улучшить?

— Мы боролись и будем бороться с такими нарушителями, в том числе, используя профессионалов из Полиции безопасности! С первого мая нашим работникам повышают зарплату. И почему ее должны получать люди, преступающие закон, зарабатывающие на контрабанде?!

Рокировки при Шенгене

— Ожидаются ли принципиальные изменения в обозримом будущем?

— Если в мае 2004 года Латвия вступит в Евросоюз, то это, разумеется, затронет и пограничную охрану. Однако в течение двух, а то и трех лет принципиальных изменений не произойдет. Ключевой вопрос — присоединение страны к Шенгенскому договору. Изменится само понятие "государственная граница". Сегодня ведь все границы одинаковые — внешние. А после присоединения появятся еще и внутренние. У нас будет общая информационная база данных со всеми странами ЕС о лицах, которые не являются гражданами союза и пересекают его границу…

Но сегодня и в самом Евросоюзе проблем хватает: в него вступает сразу много стран, надо решить массу технических вопросов, подготовить достаточное количество профессионалов. Работать придется всем вместе. С 2004–го ЕС будет ежегодно выделять нам по тридцать миллионов евро на решение разных вопросов и подготовку к присоединению Латвии к Шенгену.

— И вот — присоединились. Пропали границы с Эстонией и Литвой. Куда работников девать будете? Пополнится очередь на бирже труда?

— Почему? Нет. Но давайте сразу уточним. По Шенгенскому договору границы — КПП, хоть чисто номинально, но быть должны, и в случае чего — большого потока нелегальных иммигрантов, эпидемии или еще чего–то — их можно было бы закрыть. Например, Финляндия, вступая в Евросоюз, сняла людей с границы с Норвегией только через два года, то есть после того, как окончательно стала ясна ситуация… Затем. У нас в основном работают профессионалы, и безработица им не грозит. Во–первых, на упомянутых вами границах наши работники все равно останутся, но они будут проверять только подозрительных личностей или тех, на кого поступила определенная информация: мол, в такой–то машине могут находиться наркотики или оружие. Во–вторых, станем больше работать в оперативном порядке, внутри государства, к примеру, решать проблемы с беженцами…

— Часть людей уйдет в иммиграционную службу?

— Совершенно верно. В эту службу уйдет одна треть работников. Сегодня в каждом районе имеется всего лишь один человек, занимающийся проблемой мигрантов, а будет минимум шесть. Дальше. Часть наших людей перейдет на внешние границы — российскую, белорусскую и — морскую.

— Чтобы ловить нарушителей на внешних границах, необходимо увеличение технических средств?

— Как раз в понедельник (сегодня. — И. М.) я на три дня уезжаю в Германию — к руководителю погранохраны страны. Нам планируют подарить, и принципиальное соглашение уже имеется, три вертолета, столько же катеров и кораблей.

К принятию беженцев — готовы!

— А как же быть с беженцами, ведь их количество со вступлением Латвии в ЕС будет несоизмеримо с количеством нарушителей из России или Белоруссии? Кстати, сколько максимально беженцев сможет принять наша страна?

— Даже во время "гуманитарного кризиса" сотни тысяч в Латвию не приедут. Максимум — несколько тысяч человек. Их же придется еще и где–то размещать. Летом хорошо — во временных лагерях, а зимой сложнее — придется занимать школьные спортивные залы. Прибавьте к этому отопление, воду, питание и прочее.

— Готова ли наша страна к зараженным беженцам? Сейчас вот свирепствует пневмония, однако в нашем аэропорту пограничники вообще не проводят контроля. А вдруг приедет десяток иммигрантов из какой–нибудь Африки с неизвестной доселе нашим медикам болезнью?

— Несколько дней назад я общался со специалистами и спросил: "Надо ли нашим людям в аэропортах надевать на лицо специальные аппараты?" Мне ответили, что это преждевременно и пока никакой опасности нет. Конечно, если кто–то начнет кашлять возле КПП, то человека отведут в сторону и проведут соответствующую беседу. Пограничники знают, как определить у приезжего даже первые признаки болезни.

"Клиентов" отправляют в лагеря

— Если сейчас наша граница "на замке", то почему в стране появляются "клиенты" Олайнского лагеря для нелегалов?

— К примеру, человек въезжает в Латвию с визой. Потом ее срок истекает. "Путешественник" приходит к нам и просит убежища. Надо рассматривать его вопрос. А через "зеленую границу" попадают в страну, а потом и в лагерь, крайне редко, может быть, раз в год. И эти люди, как правило, не получают убежища.

— Семь лет назад я благополучно переполз по полю латвийско–эстонскую границу, прожил две недели в Таллине и так же вернулся на родину. Получается, что наша граница не на таком уж и замке?

— Ну, искателей приключений всегда хватало. Бывало, что корреспонденты ставили подобные эксперименты, но это, мягко говоря, нехорошо. Но даже я не знаю такую границу, которую нельзя было бы пересечь. Даже через Берлинскую стену лазали. Единственный вариант — минное поле, и то через него удается перейти. Сейчас говорят: мол, если границу можно пересечь, то в стране демократия, если нет — диктатура. Но люди должны быть законопослушными, ведь рано или поздно вы бы все равно попались. А потом переехали бы в лагерь вроде нашего, Олайнского.

— Кстати, там очень многие жалуются, что бумажная волокита излишне затянута.

— Самое сложное, когда у человека мы не можем найти документы, которые зачастую "герои" сами же и уничтожают. Представляете, сколько времени уходит на то, чтобы установить всего лишь одну личность?! Сейчас очень много людей, "повисших в воздухе". Тех, кто до сих пор имеет паспорт СССР, а его не признают ни в Латвии, ни в России, ни в любой другой стране. Часто, чтобы такой человек выехал в Россию, необходимо согласие родственников и возможность будущей прописки. Но иногда матери и братья просто отказываются от нелегала: мол, не видели мы его столько лет, а теперь еще и прописывай!

— Решится ли вопрос с теми, кто, отсидев долгий срок в тюрьме (являясь до сих пор гражданином СССР) и выйдя на волю без соответствующих документов, автоматически попадает в упомянутый лагерь? Согласитесь, веселенькая судьба!

— Пока нет никакой возможности легализовать таких людей на территории Латвии. Как быть, если вовремя не стал гражданином "существующей" страны? В лагере за человеком смотрят, и если он не нарушает режим, то просто там живет… Но в мае вступают в силу новые изменения в законе, и мы в течение 48 часов вместе с судьей будем решать судьбу каждого отдельного человека. Проблем станет значительно меньше.

Очереди до горизонта: пламенный привет коллегам!

— В конце прошлого года и начале этого ситуация с очередями на границах накалилась до предела…

— Да, когда очередь в пять километров, это ненормально! Но наши КПП никогда не были загружены полностью. Все зависит от принимающей стороны. Да и на въезде контроль жестче, нежели на выезде… Надо решить проблему с КПП Виентули — Лудонька. Сегодня этот вопрос обсуждается в Евросоюзе…

— Веселенькая картина получается. ЕС хочет вести бизнес с Россией, а в Лудоньке проблемы… К примеру, прошлым летом я всю ночь стоял на границе, а все потому, что на российской стороне, пардон, ползаставы ушло в запой в баре в соседнем колхозе. Как быть?

— Вы думаете, я могу это как–то прокомментировать?

— Может быть, в подобном случае стоит обращаться непосредственно к вам. Ведь из кабинета генерала легче решить проблему трезвости пограничников с принимающей стороны?..

— Если бы ко мне пришло ваше заявление, то я бы его переслал хоть в Москву, хоть в Санкт–Петербург!

Генерал без мундира

— Как часто вы пересекаете границу без генеральской формы?

— Я работаю в погранохране уже более десяти лет и ни разу не ездил в отпуск за границу. Лишь однажды, очень много лет назад, решил отправиться с семьей на пароме "Ильич" в Швецию. Но… Поступила информация, что на судне — бомба. Капитан, зная, что на корабле находится генерал, попросил меня помочь, и мы вернулись на родину. Отдохнуть не вышло.

Зато как–то меня чуть было не задержали на границе с Германией. Я приехал в эту страну с официальным визитом, но пограничник случайно не поставил в паспорте печать, свидетельствующую о прибытии. Уже на обратном пути я отпустил немецких сопровождающих и отправился в аэропорт, где меня задержали. Допрашивали долго! Я пытался все объяснить, но когда понял, что ничего не выйдет, то показал визитку, пограничники связались со своим руководством, и меня благополучно отпустили… Теперь я особенно трепетно слежу за тем, чтобы на нашей границе работники службы общались со всеми очень внимательно.

— Спасибо за беседу.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form