AFI
Foto: Gundars Bojārs

В минувший понедельник в эфире радио MIX FM 102,7 Григорий Зубарев в своей авторской программе "С властью — по-русски" пытался понять, что же не поделили городской голова Риги Гундар Боярс и глава правительства Латвии.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Г-н Боярс, вы сегодня не гость программы, а соучастник. О каком еще соучастии вы могли сейчас вспомнить и, кстати, что за это соучастие получили?

Обо всем не упомнить, но что по большей части получал шишки — это точно. Хотя, наверное, самое удобненькое ничего не делать, не соучаствовать, а стоять в сторонке и критиковать. Но с другой стороны, в моем хозяйстве не может быть решения, которое пришлось бы по душе абсолютно всем рижанам.

Если взять вас и премьер-министра, то должность мэра в весовой категории явно уступает посту, занимаемому г-ном Репше. И когда более весомый политик явно давит на менее весомого, то на лице последнего это должно как-то отражаться. Глядя же на вас, я ничего такого не вижу, более того вы прямо-таки излучаете чувство глубокого удовлетворения. Отчего ж оно так глубоко?

Конечный же итог стрел, выпущенный оппонентами в наш адрес, приводит к тому, что они вынуждены умолкнуть, просто забыть о них. Так было и в истории с паромом из Риги на Швецию, и с другими нашими "спорными" решениями.

Что же касается весовых категорий, так это, смотря какой критерий брать. И раз оба избраны народом, считаю, что категория у нас одна. А правительства у нас не долговечны, и не думаю, что нынешнее станет исключением. И не дергаюсь лицом потому, что не только уверен в своей правоте, но и считаю, что вечно дурачить не получится ни депутатов Сейма, ни народ, наверное.

А кто ж это у нас дурачит народ и его слуг?

Давайте считать, что по-русски я выразился неловко: пусть то, что делает премьер и его ближайшее окружение, не одурачение, а уверенность в их правоте. Но такая уверенность очень похожа на уверенность делателей пролетарской революции.

Что ж получается так — правительство защищает Латвию от думы крупнейшего самоуправления, а Рижская дума защищает население столицы от правительства?

Получается так. В конечно итоге позиция премьерской партии "Новое время" сводится к интересам чисто прагматичным: захватить экономические рычаги. В то же время — я уверен — понятия, как эти рычаги использовать, нет никакого.

Давайте по понятиям пройдемся по столичным объектам, подвергаемым жесткой критике правительства?

Пожалуйста. Рижский порт: в прошлом году его оборот вырос на 20%, в этом — уже на 18,5%. Паром и круизный туризм: рост на 300%, билеты на паром купить практически невозможно. Собственно туризм в Ригу увеличился за год на 20%. Может, кто-то подскажет, в чем здесь заслуга правительства Репше? Это ведь как в анекдоте: вам что нужно, шашечки на двери или ехать. И именно результаты нашей практической деятельности должны бы были дать Кабинету министров понятный и ясный сигнал, что ехать мы умеем, причем в правильном направлении. И тем самым стремимся к достижению своей основной цели — благополучию рижан.

Так вы же в своем оптимизме поднимаетесь до общегосударственных высот?

И еще поднимусь: 74% подоходного налога, собираемого в стране, идет в казну именно из Риги. А потом из этого сбора 34% перераспределяется в интересах всего государства. Рига для Латвии — не просто экономический мотор, но двигатель, к которому прилажен огромный правительственный насос. Я допускаю, что кто-то из советников г-на Репше это понимает, и не только понимает, но и хотел бы посильнее влиять на процессы, происходящие в городе.

И с какой бы это целью?

Персонифицировать советников премьера и конкретизировать цели каждого из них сейчас бы я не хотел. Возможно, в будущем мы узнаем о кое-каких фактах: нет ничего тайного, что не могло бы стать явным. Но есть цели, которые я с точки зрения экономической целесообразности объяснить не могу.

А о чем речь идет, сказать можете?

Конечно. Возьмем тот же порт: мы уже устали ждать, когда же правительство соблаговолит дать оценку новому проекту развития Рижского порта. За три-то месяца можно было бы хотя бы замечания дать, если одобрения нет. Полгода я жду встречи с премьер-министром: ну не может руководитель правительства найти время для обсуждения проблем с руководителем столицы.

Вы ждете, пока премьер пригласит мэра? А, может, Магомеду самому… того… к горе?

Без проблем: я письменно предложил г-ну Репше встречу, все оформлено чин чинарем. По закону ведь я должен в конкретный срок получить ответ. Но пока ни ответа, ни привета. Зато есть звонки от различных советников премьера, он же сам не досягаем на своей высоте и опускаться, похоже, до встречи с мэром Риги не собирается.

А раз премьер нарушает закон, не отвечая в указанные в нем сроки, вы имеете право привлечь его к ответственности?

Формально да, но я приоритетным считаю не выяснение отношений с кем бы то ни было, а решение конкретных задач, реализацию конкретных проектов. Тем не менее, в достаточно объемной почте, получаемой мною из аппарата премьера или из министерства по делам самоуправлений, постоянно присутствует указание, в какой срок я должен дать им ответ и принепременно по существу.

Поэтому — давайте пошутим — половина думы занята подготовкой ответных писем в эти инстанции, а вторая — поиском существа.

А если на полном серьезе, то такое положение действительно очень мешает работать, и, коли б, я еще поручил бы нашему юридическому отделу заняться происками в отношении правительства, то начался бы полный абсурд: не ломать надо, а строить. Пора покончить с расцветшим в Латвии пышным цветом постсоветским пережитком: не важно, строишь ли что-нибудь ты, главное — не дать построить другому.

И как веселое подтверждение сказанному — гуляющая по правительственным коридорам идея не дать мэру Риги перерезать до выборов хоть какую-нибудь ленточку.

А нельзя ли эту мысль расширить и углубить?

Возможно, это касается таких проектов, как Южный мост. А с пассажирским терминалом у них не получилось. Вопреки "интересам государства" и международную регату Cutty sank мы приняли по высшему разряду, не потратив ни сантима муниципальных или государственных денег.

Узловое словосочетание в этой фразе — "вопреки интересам государства". У меня что-то со слухом или с головой?

Нет, и то и другое у вас в полном порядке. Словосочетание можете поставить в кавычки, ибо оно является аргументом премьера против нас. В том числе при его последней инициативе, когда г-н Репше захотел изменить существующий подход к управлению Рижским портом, который базируется, кстати, на действующем законе.

А якобы игнорируем мы интересы государства в том, что предоставили аренду ООО "Рижский пассажирский терминал", дали гарантию под кредит на постройку новых причалов и т.д. Другими словами "вопреки интересам государства" мы все-таки создаем ту инфраструктуру, которая выводит Латвию и ее столицу на новое, мировое качество.

На прошлой неделе было аккурат 9 месяцев, как "папа" Репше и "мама" партия "Новое время" дали жизнь действующему правительству. И каким видит это "чадо" именно Гундарс Боярс?

Буквально с первых дней существования коалиции я с большой надеждой смотрел на правительство Репше, на те светлые намерения, о которых оно заявляло. Я незамедлительно встретился с премьером Репше, министром финансов Домбровским, министром по делам самоуправлений Гатерсом, другими членами Кабинета. Зачем? Чтобы обсудить очень важные для Риги вопросы, в том числе и по инвестициям, и по софинансированию проектов, оплачиваемых из европейских структурных фондов, и по развитию Рижского порта.

Мы предложили правительству придерживаться важнейшего для рижан принципа — четкое взаимодействие государственных и муниципальных структур при привлечении в город и страну крупных финансовых средств. А реализовать этот принцип мы предлагали путем создания совместной рабочей группы. А у Риги есть проекты, в которые надо очень крупно вкладываться: Южный мост, Северный тоннель, строительство жилья.

И что сегодня?

А то, что никакой рабочей группы нет, городские облигации — самый дешевый способ привлечь серьезные финансы — нам эмитировать запретили, из государственной программы инвестиций проект Южного моста выброшен. Вот так государство "сотрудничает" с самым крупным самоуправлением, впрочем, и с другими тоже, ибо инвестиционные проекты во всех самоуправлениях урезаны вдвое.

Тогда резонно спросить, какими причинами обусловлено это, как вы выразились, "сотрудничество"?

Как вы понимаете, никто из команды Репше к Боярсу не придет и карт не раскроет. Остается анализировать то, что называется народной молвой. Поэтому заявлять на весь мир о каких-то особых интересах, в том числе финансовых, я не могу. Но ни для кого не секрет, что очень часто у людей, пришедших к власти, появляется желание взять в свои руки управление большими финансовыми и экономическими рычагами.

Крутить руль и нажимать на кнопки — занятие, может быть, достаточно приятное, особенно для новичков в политике.

О попытках захвата экономических рычагов вы обмолвились уже дважды в течение 15 минут. А чего их захватывать, если управление экономикой страны и так находится в руках Кабинета министров?

Э-э-э-э, да ведь есть еще и муниципальные бюджеты, а, к сожалению для правительства, у них нет пока механизмов для решения этой "проблемы". А ведь свыше 60% от всей массы налогов, собираемых в стране, имеет рижское происхождение. Обидно, да?

А к сожалению для себя, глядя на суету вокруг нового бюджета, я больше всего был удивлен тем, что в государстве Латвийском мы будем жить по принципу семьи, существующей на социальное пособие, и только. В кошельке есть столько, сколько кем-то выделено, а стремление к заработку, а не получке отсутствует напрочь, заботы начинаются и кончаются исключительно днем сегодняшнем.

И как эта аллегория распространяется на Ригу?

Город принял другой принцип — смотрит лет на 5-10 вперед. Но такой подход чужд государству, а бюджет создается только для прокорма.

Вот вы о кошельке, и правительство Рижскую думу постоянно теребит фразой из фильма "Место встречи изменить нельзя" — "кошелек, кошелек, какой кошелек"? И вы никуда не делись: указание правительства перелопатить "кошелек" Риги вы приняли к исполнению, и исполнили, не так ли?

Знаю, что вы не правы, только не знаю — к сожалению или к счастью? Работу по бюджету Риги мы провели большую: краткосрочные займы города перефинансированы на долгосрочную основу. Если закон обязывает нас не иметь финансовых обязательств, превышающих 20% от бюджета, то сегодня кредиты, полученные Ригой, не превышают 10%. И даже если мы реализуем вышеуказанные мной проекты, то цифра это достигнет 17% и, таким образом, даже останется небольшой запасец.

Для чего мы вкладываемся в развитие? Да с очень простой целью — увеличить базу налогоплательщиков. Вы думаете, для чего мы столько средств вкладываем в мероприятия типа 800-летия Риги, Евровидения или международной регаты? Эти деньги не только возвращаются в бюджет, но и приводят за собой суммы в 3-4 раза больше затратных.

А что ж, тогда упреки минфина в том, что у Риги ложка шире рта не имеют под собой реальной базы?

Так я же сам пошел к министру финансов г-ну Домбровсису и полностью раскрыл наши карты: предыдущее правительство не разрешало нам перефинансировать займы, нынешнее — слава богу! — согласилось. Давайте поставим все с головы на ноги: не от правительства было получено указание, а мы сами хотели совместить векторы, объединить головы и решить проблему городского бюджета.

Но теперь перед нами новая проблема.

?!

Если референдум 20-го сентября приведет Латвию в Евросоюз, то наша страна получит доступ и к европейским фондам, размер которых может приблизиться к миллиарду евро. Но деньги эти мы не возьмем, хотя свою долю в ЕСовскую копилку внести придется.

Так почему не возьмем?

А проектов нет, участия своей долей в размере 20-40% в софинансировании проектов тоже нет, в проект бюджета следующего года правительство эти темы тоже не закладывает, в бюджетах самоуправлений — та же картина.

А если бы продолжало здравствовать правительство Андриса Берзиньша, что, эти деньги в бюджетах самоуправлений появились бы?

Состав правительства Берзиньша был достаточно сложным, но с ним самим общаться было просто. Плюс не забудьте, Андрис был мэром Риги и очень хорошо знал ее проблемы, а также возможности, которые столица открывает перед страной.

Вот и представьте: для крупного проекта связанного, скажем, с окружающей средой, или с транспортными развязками, или со строительством жилья муниципалитет совместно с государством выделяют 20% средств, 80% приходит из Евросоюза. И из этой суммы государству моментально возвращается 18% — налог на добавленную стоимость. Что государство от этого теряет?

Арифметика проста, но на какой-то точке мы зациклились: 2 или 3% бюджетного дефицита можем себе позволить? Премьер жестко сказал — два. И не дает нам забыть, что в будущем году в фонд выравнивания Рига вынуждена будет заплатить от 35 до 40 млн. латов. Коммунистический принцип — отнять и разделить — действует.

Но страна-то одна, и у подавляющей части самоуправлений нет таких возможностей для заработков, как у Риги, не так ли?

Да разве ж я против того, чтобы сильные оказывали помощь слабым! Но нельзя, чтобы сильные превращались в дойную корову.

Вот вы напомнили, что премьер Берзиньш был мэром Риги и знал, как совместить интересы правительства и самоуправления. Так ведь я вам напомню, что г-н Репше был "мэром" Банка Латвии и наверняка знает, что означают финансы не только в строках бюджета, но и как благодаря ним получить большие средства из европейских структурных фондов. И поскольку многие согласны с вами, что европейских денег нам не видать, как собственных ушей, выскажите свою версию: почему финансовая политика Латвии, касаемая привлечения иностранных инвестиций такова, какова она есть?

Я не настолько профессионально разбираюсь в финансах, чтобы утверждать, что мое мнение безошибочно, но в отличие от г-на Репше я занимался бизнесом и вывел для себя, что деньги должны зарабатываться. И делятся они уже ПОСЛЕ того, как заработаны. Это, во-первых.

Во-вторых, политика Банка Латвии выражалась в простой установке — сильный лат. И если ее последствия мы, может быть, сегодня еще не видим, то уж в очень скором времени почувствуем; достаточно посмотреть на то, насколько экспорт из Латвии уступает импорту, и эта пропасть увеличивается с каждым годом.

На данный момент финансовая политика государства такова: очень четкая финансовая дисциплина с акцентом не на инвестиции и заработки, а на экономию средств. Вероятно, истина где-то по середине, но не впадать же из-за этого в крайности.

Как вы не стали в начале нашей беседы персонифицировать советников премьера, так и я воздержусь от поименования известных в стране бизнесменов, которые мне без обиняков говорили: они подозревают, что с помощью наших американских друзей правительство Латвии делает все для того, чтобы на референдуме народ проголосовал против вступления в ЕС. И обосновывали это следующим: если мы не войдем в европейскую зону и останемся исключительно под влиянием штатов, то Латвия станет единственным подлинным вассалом США на восточной границе западного мира. У меня на сей счет нет своей точки зрения, а как вам приведенная версия?

Версия, конечно, интересна, я про нее слышал. Более того, слышал, что в таком повороте события, якобы, заинтересована и Россия. Но как профессиональный политик я научился достаточно удачно разбираться в PR-акциях и кампаниях. И мне совершенно ясно: то, что сейчас делает правительство, ни имеет ничего общего с основным текущим интересом страны — убедить население голосовать ЗА вступление в Евросоюз.

Для меня очевиден факт падения поддержки избирателями ЕС. Будучи в Сейме, я работал в комиссии по Европейскому союзу, знаю, какие средства тратились, чтобы Латвия вернулась в европейскую семью, и мне будет жаль и обидно, если эти деньги будут потрачены ни на что.

Видимо, не без оснований вы опасаетесь того, что европейские деньги к нам не придут…

… не то, чтобы боюсь, но за державу обидно.

Вместе с тем, держава в лице правительства беспокоится о тех деньгах, на которые вроде как лапу наложило правление Рижского порта, находящееся фактически под влиянием Рижской думы. И не кажется ли вам, что упреки правительства в отсутствии прозрачности при отдаче 12-миллионного подряда фактически неизвестной тогда фирме "Рижский пассажирский терминал" имеют под собой основания хотя бы потому, что о конкурсе никто не слышал?

В Рижском порту не заняты около 3,5 гектаров земли, мы любому инвестору рады, и в такой ситуации какие-то конкурсы просто не вообразимы. И названная вами компания тогда была единственной, которая могла предоставить гарантии финансирования проекта создания практически нового пассажирского порта.

И на самом деле проект стоит не 12 млн., а при первом приближении общая его сумма составляет порядка 300 млн. долларов. Мне лично все равно, чьи деньги будут использоваться — норвежские, российские, американские, парексовские, унибанковские или ханзабанковские — все они зеленые. Но для меня очень важно, чтобы эти деньги работали на благо города и страны.

Первый же результат принятого решения — налицо: построен причал для самых больших пассажирских судов, способных по Даугаве зайти в Ригу, создана инфраструктура для принятия яхт и парусников, как прошла регата — сами знаете. И напомню забывчивым: все это — без затрат хотя бы сантима из бюджетов государства и Риги — было сделано в сроки кратчайшие и с качеством наилучшим.

Нет, конечно, можно махать шашкой и говорить, что все, сделанное нами, плохо.

Вы вправе так думать, но ведь и знаковые люди из партии премьера вправе обратить внимание вот на что. Финансирование строительства пассажирского терминала идет от "Парекса", но гарантии "Парексу", что банк не окажется в убытке, дало правление Рижского порта суть средствами самого порта. И в интересах ли государства такая схема?

Начнем с того, что доходы порта формируются не за счет кармана налогоплательщиков. А гарантия дается не скопом на все про все, а поэтапно: под конкретный объект, под конкретный причал, под конкретные финансовые вложения. Сто процентов смет ООО "Рижский пассажирский терминал" согласовывает с портом, он же ведет и надзор за строительством.

Конечно, порт все это мог бы построить и сам, взяв кредит хотя бы в том же "Парексе" или не в "Парексе". Но порт — не строительная организация, средств было бы потрачено больше. И если "РПТ" окажется несостоятельным, порт станет собственником возведенных объектов и полном объеме рассчитается по обязательствам. И что здесь идет во вред государству?!

Когда в этой же студии и на эту же тему рассуждал Генеральный секретарь партии "Новое время" г-н Крупников, из его логики можно было сделать такой вывод: собрался междусобойчик, и было принято решение деньги под гарантии Рижского порта отдать главе "РПТ" г-ну Барьеру, замеченному ранее в нефтяном бизнесе, но отнюдь не в строительном. Почему именно с этой стороны барьера, отделяющего Рижский порт от кассы Парекс-банка, оказался именно Валерий Барьер?

Это со слов "Нового времени" все быстро делалось, на самом же деле процесс был достаточно долгим. В течение полугода мы рассылали в различные концы различные предложения, подыскивали инвесторов, в том числе и среди людей, очень близко стоящих подле "Нового времени". Да, некоторые из них ходили с надутыми щеками и грозились принести сотни миллионов, но в натуре денег и в объеме тысячи не было, чтобы хотя бы эскизный проект проплатить.

А отсюда, как можно вести речь о каком-то междусобойчике, если мы в открытую искали кампанию, способную гарантированно привлечь серьезные средства?!

А то, что Генеральная прокуратура активно изучает все аспекты этой сделки между портом и фирмой "РПТ", разве не свидетельствует о желании навести порядок, соответствующий закону?

Мое мнение таково: я совершенно точно знаю, что у многих представителей "Нового времени" есть чисто "личное" отношение к Парекс-банку, и отношение это отнюдь не благосклонное. Пусть лично я, как физическое лицо, не имею дел с "Парексом", а, скажем, кредитую строительство своего дома через Унибанк, но я не могу отказать "Парексу" в способности к быстрой реакции. Этот банк в течение получаса может принять самое невероятное решение, если будет признано, что это решение принесет доход.

И "Парекс" увидел интерес в нашем проекте, даже притом, что долгосрочность инвестиций может составить и 30 лет, и 50. Ведь и сам проект уникален, нет на Балтике ему аналога. И если его удастся претворить в жизнь, глава "Парекса" г-н Каргин заслужит памятник себе.

А пока не заняться ли нам памятником Генеральному прокурору, ибо прокуратура землю роет?

Я достаточно подкован в юридических делах, чтобы видеть весь этот абсурд. Если прокуратура считает, что отсутствие в законе специальной нормы, разрешающей порту выдавать гарантии, означает запрет на такие гарантии, то поздравляю вас, господа товарищи, с возвратом к славным коммунистическим временам, когда автоматически запрещалось все, что не было специально разрешено.

Если бы в законе была норма, запрещающая порту давать гарантии на возврат кредита, то и говорить было бы не о чем, ни о каких гарантиях и речи бы не шло.

Но нешто вы не понимаете: достаточно прокуратуре вынести постановление о незаконности гарантий финансирования этого проекта, и вся стройка остановится. Нет?

В переговорах с "Парексом" от правления порта участвовал не только я, но и представители государства. И теперь, когда перспективы проекта из плоскости эскиза перешли в конкретику, становится ясным, что "Парекс" готов от нашей гарантии отказаться. Мы планировали рассмотреть этот вопрос 27 июля на чрезвычайном заседании правления порта, однако ж, насколько я знаю, премьером Репше было дано чрезвычайное указание представителям министерств в правлении чрезвычайно в этом заседании не участвовать (если в чем-то ошибаюсь, заведомо прошу меня простить).

Но ведь, запретив представителям государства работать в правлении порта, премьер-министр, таким образом, заблокировал возможность принятия любых принципиальных решений, в том числе взаимное согласие с "Парексом" на отзыв из него гарантий порта?

Опять-таки, и в этом нарушение закона, а ведь, идя на выборы, партия "Новое время" в Храме Господнем свято обещало блюсти законы. Но ведь в Законе о портах ясно сказано, что министерства должны отрядить своих представителей в правление порта. Конечно, премьер может этих представителей убрать, но тогда, дабы не нарушать закон, надо назначить других.

15 августа я созываю следующее заседание правления, надеюсь, что министры смогут поправить, скажем так, ошибшегося премьера.

Когда вы первый раз дали понять, что премьер не соблюдает законы, я это был готов принять за оговорку. А сейчас вы второй раз оговорились, или Председатель Рижской думы официально обвиняет Президента министров Латвийской Республики в игнорировании государственного законодательства?

Я обращаю внимание на возможное нарушение закона. И случится это тогда, если одни представители государства в правлении порта не будут заменены другими. Надеюсь, что здесь министерства будут действовать по закону.

Тогда, чтобы не было инсинуаций, давайте сойдемся вот на какой формулировке: премьер не нарушает закон, а своеобразно его толкует. Согласны?

Согласен.

Г-н Боярс, у меня такое впечатление, что Рига — это анклав, находящийся в осаде. Пошло правительство на приступ столичного самоуправления с проблемами городского бюджета наперевес — дума отбилась; потом атака посредством "Солнечного камня" (проблемы со строительством головного офиса Хансабанка) — похоже, что и она захлебнулась; потом штурм гарантий под финансирование пассажирского терминала — раны еще только предстоит перевязывать; и, наконец, отзыв госпредставителей из правления порта. Сдается мне, что последующие атаки будут направлены на проекты Южного моста и Северного туннеля, о необходимости строительства которых все время говорили социал-демократы. А финансирования под это дело у вас нет, и отбиваться придется уже значительно сложнее? Тем более что и сентябрь с его референдумом по ЕС на носу.

Вот вы об осаде, а я вспомнил свою поездку в Марсель, в город, который издавна оппозиционен центральному французскому правительству. А при выходе из марсельского порта стоит крепость, пушки которой повернуты не в сторону моря для защиты от внешнего врага, а в сторону города. А для короля Франции город построил соответствующие апартаменты на втором этаже шикарного здания, но маленький пустячок — лестницы на этот этаж не было. Так вот: я не хочу, чтобы Рига для демократической Латвии была чем-то вроде Марселя для монархической Франции.

А если о сентябре, то с целью масштабного показа Риги, как европейского города, и для избирателей, обязанных сделать свой выбор, и для иностранных гостей, мы готовим массу принципиально важных мероприятий. Среди них и визит к нам мэра Берлина, весьма значимой европейской политической фигуры, и встреча в Риге мэров столиц государств-кандидатов в ЕС, потом международный Рижский Форум.

И через все эти наши усилия проходит простая мысль: мы, рижане — столица государства, мы защищаем его интересы. И я не перестану призывать правительство к конструктивной работе, рука об руку.

Вы просто-таки идиллию нарисовали, общество всеобщей любви между правительством и самоуправлениями?

Мне совсем не надо, чтобы премьер меня любил, мы есть политические оппоненты, ими и останемся, но есть цели, ради достижения которых надо работать вместе; к сожалению, нам это не удается.

А как вам удастся выпутаться из вот какой сложной ситуации на встрече с мэрами столиц стран-кандидатов в ЕС: размер ВВП на одного жителя Латвии составляет примерно 35% от среднеевропейского, в то время как в Словении — порядка 70%?

Чуть более двух недель назад я проезжал через Словению и был поражен. Она была задворками Югославской "империи", но сумела мобилизоваться за кратчайший срок. Теперь там прекрасная инфраструктура, скоростные автострады через всю страны, все это — результат эффективной работы с европейскими деньгами. Но белой вороной среди коллег-мэров не буду: у подавляющего большинства стран-кандидатов в ЕС управление столицами находится в оппозиции правительствам. И такое положение нельзя назвать ненормальным по одной простой причине: нам правительства с самоуправлениями находят возможность совместно работать на благо своих стран и их жителей. И то же я предлагал, предлагаю и буду предлагать для нашего государства — приглашаю правительство к диалогу.

Все ж напомню ваши же слова о том, что в правительственных коридорах перешептываются на предмет недопущения Боярса к перерезыванию ленточек, суть — что-то новенькое открыть. Чего бы сегодня больше всего хотел перерезать Гундарс Юрьевич?

Было бы, конечно, здорово открыть Южный мост, но на сегодня самое важное — перерезать ленточку, означающую открытие нормальных отношений между самоуправлениями и правительством.

Ага, осталось только найти второй комплект ножниц. И в чьи руки вы их вложили бы?

Да все равно, в какие. В политике не может быть закадычных друзей, но всегда развито чувство локтя, особенно под ребро. А мэр Мадрида и вовсе парадоксом со мной поделился: вот тут сидит моя фракция, а вон там — оппозиция, стало быть, сзади — враги, но и впереди-то — соперники. Воевать в политике, конечно, можно, но не демагогией же! Если не можешь сам создать, так не мешай создавать другому.

Газетный вариант беседы публикуется в еженедельнике "Вести".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form