В минувший понедельник главным действующим лицом программы Григория Зубарева "С властью — по-русски" на радио MIX FM 102,7 был председатель Совета директоров российской группы компаний "Никколо М" Игорь Евгеньевич Минтусов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Согласно данным российского журнала "Карьера" по итогам деятельности в 2003 г. группа компаний "Никколо М" заняла в России первое место в области политического PR и третье — в области бизнес-PR. Тема беседы — "Выборы редки, а политические консультанты нужны всегда. Почему?". Поскольку собеседники приятельствуют давно и славно, то и обращаются друг к другу на "ты".

"А хто енти самые консультанты?"

В реестре профессий Латвийской республики нет такой строчки — "политический консультант". Строчки нет, а профессия есть, есть и Европейская ассоциация политических консультантов, и Международная. И при этом я обалдел от вопросов, присланных тебе через Интернет. Каких только ярлыков не навешано на профессию политического консультанта. А на самом деле, что это за профессия?

- Люди, работающие в этой профессии, помогают политикам решать те или иные задачи, в первую очередь, так называемые электоральные.

А это что за зверь?

- Дать мотивацию избирателям голосовать на выборах за того или иного политика. И, во вторую очередь, стимулировать поддержку решений и действий политика, реализуемых в ежедневном режиме.

Сначала и в твоей и в моей стране нас называли пиарщиками, потом политтехнологами, затем социальными технологами, теперь политическими консультантами. Все эти названия — синонимы или ответвления одной и той же профессии?

- И то, и другое. Отдельные специальности, перечисленные в твоем ряду, достаточно близки друг к другу. В области политического консультирования, политических технологий, социальных технологий работают люди, которые обслуживают политиков с целью решения стоящих перед ними, политиками, задач.

Вопрос из Интернета (стилистика и грамматика сохранены): "А хто енти самые консультанты? Из той серии умных теледядичек, которые до фига трендят с умным видом про высокие материи? Что-то я сомневаюсь, что истинные властеобладатели пользуются услугами наемных аналитиков из частных лавочек. Кого ж они тогда консультируют, друг друга, что ли?".

- Политические консультанты, как правило, по телевидению не выступают и интервью не дают. Поэтому не надо их путать с политическими аналитиками, комментирующими события в эфире. Люди, занимающиеся политическим консультированием, как бизнесом, дают советы политикам на платной основе, соответственно свои оценки и, тем более, содержание советов в прессе они не озвучивают. В противном случае, у политика исчезли бы основания платить за консультирование, которое он может получить через СМИ.

Стало быть, комментируют те ребята, которые называют себя политологами?

-Совершенно верно. Между прочим, и политические аналитики политиками востребованы, т.к. комментируя то или иное действие или событие на телевизионном экране, они задают интерпретационные коридоры, в пределах которого общественное мнение, как правило, данное событие и "пережевывает". И именно озвученная политаналитиком версия зачастую нужна политику, поэтому телеполитологи — достаточно расхожий товар. И товар этот политики стремятся закупить, чтобы иметь "своего" политолога, который, объективно оценивая ситуацию, субъективно интерпретирует действия политика в интересах последнего.

Когда смотришь российские телеканалы, особенно в связи с важными политическими событиями, какие бы кнопки на пульте не нажимать, всегда перед тобой будет Глеб Павловский, Игорь Бунин, Вячеслав Никонов. А к ним определение "политтехнолог" приклеено намертво. Люди почему-то думают, что тот же Глеб Павловский может и Кремль развести, и Госдуму, и партии; а миф сей тем же Павловским не опровергается. Как ты думаешь, отчего же?

- Глеб Павловский, наверное, исключение из правил. С одной стороны, насколько мне известно, он выполняет функцию политического консультанта, с другой — политолога. Это большое искусство — объективно комментировать событие, субъективно будучи нанятым кем-то из политиков. И не все люди умеют раздваивать личность, у Глеба это получается: определенная репутация у него есть и как у политолога, и как у политического консультанта.

Если мы возьмем первую десятку руководителей российских структур, занимающихся политическим консультированием, как бизнесом, то они, подобно тебе, не любят засвечиваться. Что, антипубличность — некая составляющая профессии или реализация принципа "от добра добра не ищут" или "меньше говоришь — спокойнее спишь"?

- Политики платят деньги консультантам именно за работу, и я глубоко убежден, что часть этих денег идет за оплату молчания. Если хочешь, в этом есть и элемент профессиональной этики. Политический консультант не должен становиться политиком, только политик имеет право давать политическую оценку чему бы то ни было, что он совершает. Если же политический консультант выступает со своими независимыми оценками, он превращается в политика, а это уже другая профессия. Известны случаи, когда люди из одной упомянутой мною профессии уходили в другую, и наоборот.

Тебе предлагали баллотироваться в Думу?

- Да, на протяжении последних десяти лет такие предложения время от времени ко мне поступали, но для себя я твердо решил, что политика — это политика, а бизнес — это бизнес. И если ты зарабатываешь деньги политическим консультированием, если тебе эта работа нравится, то идти в политику, продолжая заниматься политическим консультированием, как бизнесом, некорректно. Я получаю удовольствие от бизнеса, и пока расставаться со своей профессией не хочу.

Как ты пришел в этот бизнес, в Интернете интересуются даже твоим образованием?

- Я закончил экономический факультет Московского государственного университета, учился на отделении экономической кибернетики. А наша компания — старейшая в России из занимающихся политическим консультированием на платной основе; в этом году нам 15 лет. Мы консультировали еще кандидатов в депутаты, выдвигавшихся еще в Верховный Совет СССР горбачевского разлива в 1989 г, помогали демократам в политической борьбе против коммунистов. Тогда в бюджетах предвыборных кампаний еще не было статьи расходов на политическое консультирование, использовалась статья "проведение опросов общественного мнения". Так что, в политическое консультирование, как бизнес, я пришел через политическую социологию.

И вот теперь в твоей группе компаний "Никколо М" наряду с Центром политического консультирования есть еще рекламное агентство, Центр финансового консультирования и Директ-маркетинговое агентство. Что, только Центр политического консультирования не приносит достаточно доходов, или скучно топтаться на какой-то одной площадке?

- Политическое консультирование приносит достаточно доходов, может быть, даже слишком много в сравнении с другими бизнесами, которыми занимается наша группа. Но у наших клиентов постоянно возникают комплексные запросы не только на политическое консультирование, но и на проведение либо рекламных кампаний, либо директ-мейловской рассылки. И новые компании в нашей группе появились в ответ на системные запросы наших клиентов. Если хочешь, в этом диверсификация бизнеса, и когда обслуживанием клиентов по разным направлениям занимается одна и та же структура, то соответственно это удобнее и для заказчика, и для бизнеса.

"Умный еврей при губернаторе"

Большие выборы проходят редко, а политические консультанты нужны всегда. Почему?

- Кроме, как ты назвал, больших выборов бывают и другие, региональные. В России таких регионов свыше 70, поэтому выборы происходят очень часто, только на губернаторском уровне ежегодно проходит порядка двадцати кампаний. Отсюда и востребованность профессии постоянна.

А каким образом политик приходит к мысли, что ему нужен политический консультант — суть, расписывается в отсутствии у себя самого достаточного количества то ли знаний, то ли умения, то ли способностей, чтобы решить задачу выигрыша выборов?

- Отвечу вопросом на вопрос. А на каком этапе руководитель фирмы приходит к выводу, что ему нужен секретарь, что это, мол, я сижу и делаю то, что может делать кто-то другой?

Тогда, когда понимает, что не царское это дело — бумажки раскладывать.

- Политик приходит к выводу о необходимости привлечения политического консультанта, когда понимает, что не все вопросы он может держать в голове, не все может отслеживать, соответственно на этой базе производить анализ, принимать решения и осуществлять действия.

И тогда политик ощущает потребность в том, что по-смешному называется "умный еврей при губернаторе". И тогда ему постоянно нужен рядом с собой человек, у которого он может спросить: "А скажи-ка, Вася, в связи с таким-то событием, что мне завтра сказать людям?". И вот этот умный Вася должен не только дать совет, но и обосновать его: что, как и кому сказать, а чего говорить не стоит.

И политику, как машине по принятию решений, это очень удобно. И для того, чтобы принимать решения, необходимо, чтобы на вход этой машине поступала адекватная программа, например: все решения, которые ты собираешься принять, должны быть жесткими, очень крутыми, и вот почему… Вот тот человек, который помогает составлять такую программу, и называется политическим консультантом.

А если берем за сравнение автомобиль, то он — стартер или сцепление?

- Скорее, сцепление. Функцию же стартера выполняет собственная энергетика политика. А политический консультант — это сцепление между политиком и совокупностью знаний нанятого профессионала об электорате, целевой группе, на которую ориентируется политик.

Кстати будет и следующий вопрос из Интернета: "А часто ли этим консультантам морды бьют? А то надо бы почаще!".

- Морды бьют не часто, но иногда плескают в лицо соляной кислотой, выжигают глаза. Так произошло с известным политическим консультантом Юрьевым, профессором одного из Санкт-Петербургских университетов. Это произошло в 1996 г. на этапе, когда он консультировал Черномырдина. И, очевидно, таким образом, был дан знак Черномырдину не выдвигаться на пост президента России.

Но случается и иначе. В моей практике было, когда при работе в одном из российских регионов штаб конкурента предложил любой коэффициент к уже имеющемуся гонорару, если будет согласие работать на конкурента. И не то, чтобы предложенные деньги оказались бы лишними, но профессиональная репутация теряется лишь единожды. И о репутации. Если политик пригласил тебя, как консультанта, и твоя команда работала на достижение цели, поставленной политиком — стать мэром, губернатором или депутатом Думы, а цель не достигнута? Гонорары не возвращаются, и тогда крайним становится политический консультант, а не кандидат или его штаб, допустившие собственные ошибки?

- Как известно, много отцов у победы, но поражение всегда — сирота. Очень многое зависит от личности политика, насколько он адекватно воспринимает ситуацию. Слабые и неадекватные личности, естественно, всегда склонны спихивать все неудачи на политического консультанта. Сильные же, личности относятся к себе самокритично, ответственность за поражение распределяют в команде адекватно, независимо от того, кто несет ответственность за принятие неудачных решений.

К вопросу о смерти и проституировании профессии

В Москве только что завершились дни PR и, участвуя в одном из "круглых столов", я поразился тому, что даже среди наших коллег не совсем четко осознается само понятие "политический консультант". И даже прозвучало мнение, что после блестящего со свистом и грохотом переизбрания Путина на пост президента профессию политического консультанта можно будет похоронить. А ты как думаешь?

- Не согласен. Хотя бы потому, что наряду с президентскими выборами проходят выборы и других уровней, а предвыборная борьба в России с каждым годом становится все ожесточеннее. И происходит это в том числе и потому, что появляется все больше экономических субъектов, у которых есть достаточный финансовый ресурс для поддержки того или иного кандидата. При этом создается серьезная конкурентная среда, и это касается также и деятельности политических консультантов.

Тебе никогда не приходило в голову, что в нашей профессии есть признаки проституирования, и во многих случаях дело делается не на основе личных симпатий или антипатий относительно позиций заказчика, а в связи с размером гонорара?

- Признаки проституирования есть не только в нашей профессии, но и, Григорий, во второй твоей — в журналистике. А что есть проституция? Продажа за деньги тела. Соответственно, большинство наемных людей умственного труда занимаются аналогичным — продают свои мозги. И в этом смысле политические консультанты ничем не отличаются от других категорий наемных работников умственного труда.

И можно совершенно спокойно спать, и моральные струны не дребезжат?

- Нет, почему же, иногда дребезжат. Естественно, не хочется работать с политиками, чьи взгляды тебе абсолютно чужды. И мы отказываемся работать с политиками, чьи взгляды диаметрально противоположны нашим. И выбор делается осознанно. То же относится к потенциальным заказчикам, связанным с криминальным миром, но чтобы быть до конца честным, скажу, что соображения собственной безопасности тоже играют не последнюю роль.

До сих пор среди широких народных масс бытует мнение, что политические консультанты — это некие ребята, которые ни за фиг собачий гребут деньги лопатой. И на эту тему вопрос к тебе из интернета: "Насколько я понял, политконсультант объясняет денежным воротилам, в каких политиков вкладывать деньги, чтобы многократно их вернуть?". Насколь ошибочен такой подход?

- Я не считаю его ошибочным. Заданный вопрос касается только одной из задач, которые решает политический консультант. В этом случае его работа сродни работе специалистов фондового рынка, когда "финансовые воротилы" интересуются, в какие ценные бумаги следует вложить деньги. И время от времени к нам обращаются представители финансовых групп.

Как это выглядит?

- Они говорят примерно следующее: "В N-ской области будут губернаторские выборы, там есть пять кандидатов, и трое из них обратились к нам за финансовой поддержкой. Как вы думаете, у кого больше шансов, поставив на кого, мы своих денег не потеряем?". И это совершенно нормальная постановка вопроса. И за соответствующую плату мы беремся на него ответить.

Политик — не совсем рулон пипифакса

То есть политик или кандидат в политики такой же товар, как рулон пипифакса?

- В каком-то смысле да, хотя на эту тему идет много дискуссий. На мой взгляд, одна из наиболее эффективных моделей, отражающих данную проблему, заключается в том, что политик продает свою программу или свои убеждения покупателям, а покупатель на нашем профессиональном языке называется электоратом. И если ты достаточно убедителен в продаже своей программы, продаже своих человеческих ценностей, личностных качеств, то люди приходят на выборы и голосуют за тебя.

А бывают ли у тебя случаи, когда ты заряжаешь свою фирму, и сам работаешь, как политический консультант, в первую очередь из-за "любви к искусству"?

- Из-за чистой любви к чистому искусству — это вряд ли, но иногда, конечно, мы занимаемся малоприбыльными проектами. И мы идем на низкую рентабельность, если проект действительно интересен. В частности, опыт работы в африканских странах показывает, что низкая рентабельность выборных проектов компенсируется интересной обстановкой, в которой приходится работать, хотя норма прибыли там значительно ниже, чем в аналогичных российских проектах.

И вспомнилось вот что. Я имел честь и удовольствие быть приглашенным тобой работать в проект, по которому поставленная задача представлялась поначалу нерешаемой — провести в Госдуму России еврея с нулевой узнаваемостью на день начала кампании по мусульманскому одномандатному округу. Я-то влез в эту авантюру, в первую очередь, из-за платной любви к искусству, и с меня взятки были бы гладки, а ты-то чего ввязался в это дело, взяв всю ответственность за исход на себя?

- Это бизнес. Данный кандидат проходил по основным для нас параметрам, не был связан с криминальным миром, потом, согласно полученным рекомендациям, мы знали, что он серьезно ведет бизнес, наконец, у него были ресурсы для проведения кампании, и при нашей личной встрече неприязни не возникло. Этого хватило, чтобы мы взялись за дело.

И тогда приоткрой свою, как говорится, творческую лабораторию. Для проведения кампании ты отправил команду, топ-менеджеров которой ты знал, как облупленных. И, тем не менее, Игорь Минтусов летит на место за много тысяч километров от Москвы. И твои беседы с нами по ходу кампании я не могу назвать даже тренингами: ты просто интересовался ходом дел, но, слушая твои простенькие вопросы, мы поняли, где у нас дырки, и эти дырки удачно заштопали. В этом была цель твоего приезда?

- Ты правильно ее понял. До выборов оставался месяц, а рейтинг у кандидата нулевой. Конечно же, я немного беспокоился о нашей репутации, в том числе и потому, что клиент был для нас новым и весьма перспективным. И, несмотря на то, что команда специалистов, работавших на него в регионе, была достаточно сильной, я хотел убедиться в том, что все идет, как надо. И в конечном итоге, в том числе и с твоей помощью, этот проект очень удачно осуществился.

Шахматы вслепую

А что, скажем, тянет Минтусова в Африку или Монголию? И работать с заказчиками приходится через переводчиков.

- Работать интереснее. Так получилось, что у меня есть много друзей-шахматистов, некоторые из них международные гроссмейстеры. И я со своим вторым разрядом пытался с ними в университете играть. И, чтобы уравновесить шансы, я им предлагал: давай, ты будешь играть против меня вслепую. И мой добрый товарищ, смеясь, сказал: "Как же ты не понимаешь, что именно вслепую я выиграю у тебя с большей вероятностью? Потому что буду находиться в большем напряжении и не допущу ошибки, которые могли быть, если бы играл в открытую, но в полсилы".

Я вспомнил этот тогда для меня удивительный ответ вот почему: находясь в других странах, приходится работать более жестко, если хочешь, вслепую. Но при этом напряжение качественно другое, и работа качественно другая. И если в России почти все известно, и ты для себя что-либо новое почти не узнаешь, просто отслеживаешь технологии и убеждаешься, что сформировал команду из правильных людей, то за рубежом "играешь в шахматы вслепую".

У профессиональных охотников на стенах висят трофеи — шкуры, чучела. Видимо, у руководителя фирмы, занимающейся политическим консалтингом, в кабинете роль чучел играют портреты президентов, губернаторов и мэров, которым он помог прийти во власть. А у тебя светлого образа президента Монголии я чтой-то не заметил. А не благодаря ли группе компаний "Никколо М" он остался на второй срок?

- Политиков из других стран, с которыми мы работали, не хотел бы обсуждать, поэтому вопрос останется без ответа.

А как это получается, если не конкретизировать: некий президент перед грядущими выборами чешет собственную репу в собственной резиденции и смекает, какую бы команду нанять? А потом: "Ой, блин, кто ж не знает Игоря Минтусова и "Никколо М"!". Или стартовые контакты происходят несколько иначе?

- Насколько мне известно, такие контакты между политиком одной страны с политическими консультантами из другой устанавливаются достаточно традиционно: основной источник информации — посольство. Представь, что ты — президент Гвинеи и, поскольку учился в России, захотел оттуда же пригласить политического консультанта. Что ты делаешь? В первую очередь обращаешься в посольство Гвинеи в Москве, посольство заходит в Интернет, начинает изучать рейтинги, другие источники информации, затем определяет ту или иную компанию, встречается с нею и дает рекомендации в свою страну.

Как происходит первый личный контакт, внутреннее взаимопроникновение интеллектов заказчика-политика крупного масштаба и политического консультанта? Были ли у тебя случаи, что не попадал ты в резонанс с заказчиком, и хоть на горизонте маячит вкусный контракт, ты отказываешься, потому что не почувствовал политика?

- Первые контакты одинаковыми не бывают. Они очень сильно зависят от личности тех, с кем встречаешься. Имея опыт общения с политиками высокого уровня, я бы сказал по-другому: несмотря на тяжелую работу политического консультанта, и подчас мало благодарную (поражение всегда интерпретируется как наличие слабых консультантов), тем не менее, мы имеем некоторые привилегии. И выражается она в том, что работаем с незаурядными людьми. Если брать Россию, то только среди губернаторов я знаю пару десятков таких. И нет среди политиков высокого уровня двух похожих. Они индивидуальны во всем: и по стилю принятия решения, и по системе личностных ценностей, и по внутренним убеждениям. Я не говорю, что все они белые, пушистые и с крыльями, но они — личности.

И говорю все это я к тому, что разговоры с такими людьми складываются очень индивидуально, но мы общий язык находим легко, если политик хорошо знает, чего он хочет, а консультанта приглашает для того, чтобы тот помог реализовать эту, эту и вот эту задачи. А если политик до конца не уверен, нужен ли ему консультант, то общий язык находить сложнее.

И, конечно же, были неудачи в переговорах, когда наши услуги оказались невостребованными. Причины же настолько различны, что разложить их по типам я не смогу.

Попробую тебе помочь хотя бы в одном конкретном случае. Ты работал в Европе, Азии, Африке, Латинской Америке, давай же вспомним твои неформальные встречи с некоторыми из ведущих политиков Латвии, руководителей партий за времечко до последних наших парламентских выборов. И — без называния партий и политиков — люди искренне удивлялись, когда ты пытался объяснить, что так называемые местные особенности не играют решающей роли при проведении кампании. Если бы ты это не утверждал, как мне потом сказали наши собеседники, не исключено, что мог бы получить клиента и в Латвии. Нешто, в самом деле, местная специфика — будь то большая Африка или маленькая гордая Латвия — не вытаскивает весь паровоз выборов к станции под названием "ПОБЕДА"?

- Вопрос сущностный, вопрос философии отношения к профессии и к жизни. Вот, что я имею в виду: любое участие в выборах в той или иной стране можно рассматривать под разными углами зрения. Один вариант — ты ищешь, что же общего есть в этой стране и других странах с точки зрения выборных технологий, и пытаешься выстраивать работу, основываясь на этом общем. Второй вариант — ты ищешь особенное, различия, специфику, и делаешь акцент именно на этом. Это по философии, вроде как, глобалисты и антиглобалисты. И в этом смысле я — глобалист, вижу общее в каждой из выборных кампаний: общие принципы, общие закономерности. Это не означает, что мы не исследуем специфику, но именно основываясь на общих закономерностях, мы получили в прошлом году очень интересный опыт.

И в мир прорублено окно

?!

- Пригласили в Москву двух выдающихся американских политических консультантов. Джо Натолитан работал еще с Джоном Кеннеди, а второй — Дик Моррис, на протяжении почти десяти лет сопровождавший Билла Клинтона. И общая работа с ними показала, что для профессионалов нет никаких барьеров, кроме языковых. Получая информацию в Москве в соответствии с определенными стандартами и Джо Наполитан, и Дик Моррис блестяще консультировали региональных российских политиков, специально для этого приезжавших в столицу.

Отчего же не упомянул приглашенного тобой в Москву Джанни Пило, чей визит среди представителей нашей профессии навел много шороху?

- Ах, да! Джанни Пило — это консультант, который в 1994 г. руководил кампанией Сильвио Берлускони, когда тот только вышел на политическую арену, и триумфально за три месяца с нуля набрал почти 30% и выиграл для своей партии парламентские выборы. С того и началась и поныне продолжается эра Берлускони в политике.

Когда я отслеживаю деятельность группы компаний "Никколо М", абсолютно понятно твое желание сделать бизнес еще более прибыльным, но вижу при этом, что у тебя есть абсолютно затратные проекты. Наполитан же, Моррис и Пило — такие звезды в политическом консультировании, рядом с которыми звезды Голливуда отдыхают…

- …Добавлю для тех, кто видел фильм "Плутовство" с де Ниро в главной роли. Так вот, прообразом главного героя и является Дик Моррис.

Тем паче: приезд этих звезд в Москву обусловлен соответствующим гонораром, соответствующими же твоими расходами. Более того: ты занимаешься совершенно бесприбыльным делом — изданием специальной литературы, хотя книги, связанные с политическим консультированием и изданные "Никколо М" среди специалистов улетают на раз. И если это не затраты, но инвестиции, то во что?

- Да, когда российские клиенты не просят тебя приглашать мировые величины политического консультирования, а ты это делаешь, то проект затратный, если не считать, что я удовлетворил свое любопытство, познакомившись с размерами гонораров звезд западного политического консультирования. Но ведь интерес поработать со всеми ними тоже дорогого стоит; у каждого свой подход, свой стиль — я много чему научился. Так что, если цинично пользоваться бизнес-терминами, то работа с ними — вклад в мое собственное профессиональное образование и образование моих коллег.

Я далек от мании величия, но более ни менее мне стали понятны основные схемы, основные школы мирового политического консалтинга.

А книгоиздательство?

- Это также попытка преодолеть узкий, заскорузлый, традиционно российский взгляд, который пытаются реализовывать политические консультанты провинциального мышления, мол, мы сами — с усами, умом Россию не понять, прежде всего — специфика. Поэтому, переводя очень интересные для российских политконсультантов книги, мы выполняем некоторую определенную миссию вхождения российского сообщества политических консультантов в мировое сообщество. И очень приятно было получить в связи с 15-летием нашей компании поздравительное письмо от президента Международной ассоциации политических консультантов, в котором он на примере "Никколо М" высоко оценивает вклад российских политических консультантов в развитие профессии.

Чтобы не показаться чересчур комплиментарным, не буду говорить о книгах, которые написал ты, но ведь руководимая тобой группа компаний инвестирует прибыль и в собственную научную деятельность. В частности, последняя книга председателя Совета учредителей "Николо М" Екатерины Егоровой "Игры в солдатики. Политическая психология президентов" в этом году получила национальную премию в области развития общественных связей "Серебряный лучник" в номинации "Лучшая работа по теории PR", а в 1999 г. Екатерина Владимировна получила такую же премию за книгу "Политическое консультирование и политическая реклама".

И не во вред ли вам идет, что ваши наработки становятся общим достоянием, ты сам порождаешь и развиваешь своих конкурентов в бизнесе политического консультирования?

- Хороший вопрос. На каком-то уровне развития компания понимает, что с прагматичной точки зрения публиковать свои технологии и наработки в долгосрочной перспективе выгоднее, чем скрывать. Твои схемы и технологии рано или поздно все равно станут известны профессиональному сообществу через тех людей, с которыми ты работаешь. И выгоднее становиться законодателем мод в своей сфере, чем распространять свои модели через третьи руки.

Надеюсь, что в процессе нашей беседы мы с тобой смогли дать слушающей и читающей публике хотя бы первые представления о том, что же на самом деле представляет профессия политического консультанта. И в связи с этим вопрос из Интернета: "Продукты Вашей деятельности, простите за грубость, для унитаза. Я знаю точно, что именно ваша фирма рекомендовала местным воротилам создать Русскую партию, во главе которой поставили Гаврилова Мишку. И было это в 1993-4 годах. Аналогичная партия-близнец была испечена в Эстонии. Результаты деятельности этих партий всем известны". Так как же тебе, Игорь, не стыдно слушать "местных воротил" и создавать в Латвии "Русскую партию …Гаврилова Мишки"?

- Прошу прощения, а что это за партия, в двух словах?

Один мандат в Рижской думе, а что?

- К сожалению, с этой партией не знаком, и не могу оценить, является ли ее один мандат комплиментом для тех, кто с ней работал, или образцом провала. Что же касается продуктов нашей деятельности, которые годятся для унитаза, ответить могу так: за эти продукты платят деньги; так что, если вы считаете, что зеленые бумажки, именуемые условными единицами, это то, что можно бросать в унитаз, тогда я с вами соглашусь. Поскольку же эти зеленые бумажки за работу дают нам люди предельно циничные и жесткие, то сам факт получения оплаты за труд в течение многих лет нашего пребывания на рынке показывает, что мы ее заслуживаем.

Если б крошка-сын пришел к отцу, и спросила кроха: "Что такое, политический консультант?", — я бы ответил: "Хирург и адвокат в одном флаконе". А определение от Минтусова на сей счет?

- Политичесий консультант — очень тяжелая и грязная профессия, но она необходима в современном обществе, потому что без нее политика, как профессия, была бы еще хуже, чем есть.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form