Он с одинаковым успехом охранял Пьера Ришара на фестивале и клиента на "стрелке".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
После третьего выстрела я без всякого сожаления вернула хозяину "Глок". Хотя один раз в десятку все–таки попала, держать в руках оружие мне не понравилось — холодно и страшно. Вадим Михайлов, профессионально прострелив мишени в образе Джеймса Бонда все жизненно важные органы, успокоил: умение стрелять для телохранителя — примерно 7% необходимых навыков. Остальное — работа головой. И то, что телохранитель должен быть прекрасным спортсменом, заблуждение. Главное — быть здоровым в принципе.

За 14 лет работы, вспоминает Вадим, ему ни разу не приходилось применять оружие. И вообще в профессиональном сообществе выстрел — ситуация чрезвычайная, которая широко обсуждается на предмет, почему это случилось и что нужно было сделать, чтобы этого не допустить. Сам по себе факт обладания оружием профессионала серьезно дисциплинирует — "например, когда пистолет в кобуре, я не позволяю себе ни капли спиртного".

Как уберечь Ришара от папарацци

Сейчас, по подсчетам Михайлова, в Риге около 40 стоящих телохранителей. Из них самых–самых — 15. Естественный отбор происходит серьезный. Например, в группе, где он преподавал несколько лет назад, начинали учиться 12 человек, закончили семеро, из них в профессии остались всего четверо. Зато таких, у которых уже можно поучиться. Очень важно в профессии телохранителя, кто и как тебя отрекомендует, наилучший диплом — это авторитет. Который во многом зависит и от умения держать язык за зубами, и от репутации клиентов. Был с ним случай в начале карьеры — нанял человек охрану. Приехали на какой–то пустырь в Болдераю: оказалось, там "стрелку" забили.

— Страшно, — признается Вадим, — стало потом. А на месте пришлось с ходу осваивать искусство дипломатии. Позже выяснилось, что это и есть главное умение в работе. Как мудро расшифровал это мой инструктор по стрельбе: задача телохранителя состоит не в том, чтобы спастись с тонущего корабля. А в том, чтобы не купить туда билет. Я не должен жить в состоянии ожидания опасностей, я должен просчитывать направления, откуда они могут прийти. Поэтому самое важное в охране — подготовка, просчитывание маршрута, местности, окружения и, конечно же, умение договариваться.

Из искусства дипломатии мой собеседник приводит живописный пример — несколько лет назад довелось ему охранять Пьера Ришара, приезжавшего в Ригу на фестиваль. Звезду сопровождала дама в настолько эксклюзивном платье, что по договору оно не то что не могло быть испорчено, но даже не подлежало фотографированию! Запретить журналистам снимать пару, понятно, невозможно, поэтому пришлось действовать тайными методами. Какими — Вадим не раскрывает секрет до сих пор, но все получилось!

А то французское посольство в середине 90–х устроило вечер в честь Мишель Мерсье. Зарезервировали для этого часть теплохода, а в другой — веселенькая компания, которая все норовила пообщаться с французами. Вот и думай, как искусно разграничить компании, чтобы все при этом остались довольны. Сумели. Сила тут не в помощь.

Мужчины с опытом в особенной цене

Михайлов с детства занимается борьбой. После армии пробовал начать "мирную" жизнь — выучился на телемастера, но размеренный график сидячей работы оказался скучным. И тогда по совету друзей решил попробовать себя в новом деле.

— Профессия частного телохранителя у нас еще юная, она стала развиваться с начала 90–х, — вводит в курс дела. — Те, кто в советское время охранял первых лиц, как и служащие госбезопасности, особенно учить не могут — в каждой области своя специфика. И значит, "чтобы научиться плавать, нужно плавать". Вадим окончил не одни международные курсы — там и психология, и медицина, и правоведение, и стрельба, и рукопашный бой. Но в работе по мере необходимости приходится осваивать множество самых разных умений — обращение с техникой, языки, даже исторические достопримечательности. Был случай, клиенты — супружеская пара — попросили заодно показать город. Обложился литературой, теперь в его арсенале значится и курс краеведения.

Это у нас по неопытности общества котируются в охране мальчики 20–25 лет, а на Западе в качестве охранников ценятся люди состоявшиеся, семейные, в хорошей физической форме. Там Михайлов встречал специалистов 40, 55 и даже 62 лет. Логика понятна: умудренные опытом мужчины умеют быть ответственными и за себя, и за других.

Работа ведь командная, как минимум в ней участвуют двое — охранник и охраняемый. Но чаще — целый круг лиц. Звезды и бизнесмены хоть и ездят по миру со своей охраной, местной специфики она не знает. Для этого нужно прожить в чужой стране месяца три. Поэтому заранее обзаводятся партнерами. Иностранцы — здесь, наши — там. Так завязываются отношения с коллегами в разных странах.

…И капелька здоровой паранойи

Вадим признается, что долго работать с одной категорией клиентов надоедает. Поэтому чередует — то звезды, то бизнесмены, то опять звезды… Количество клиентов в послужном списке телохранителя роли не играет. Единственно, серьезные специалисты не берут почасовые заказы, потому что в любом случае к работе надо серьезно готовиться заранее.

Обычное дело — охрана на несколько дней. Бывает — на несколько месяцев. Есть случаи, телохранители остаются с клиентом лет 10, но это уже, скорее, помощники. Чаще всего нанимают водителей–охранников. Что неправильно, считает Вадим. Ведь функции у водителя и охранника разные, и каждый должен заниматься своим делом. Один — сосредоточиться на дороге, другой — на окружающем мире.

— Каждый телохранитель должен быть немного параноиком — так нас учили, — смеется Михайлов. — Но всегда важно соблюдать меру и не переоценивать опасность. Наш главный принцип — соблюдение закона. Философию охраны мне когда–то хорошо объяснил один кореец — мастер рукопашного боя. Допустим, ты сломал человеку руку. Неважно, прав ты или нет, но, по их законам, до суда ты обязан содержать его семью. Это дисциплинирует.

В пример Вадим приводит такую ситуацию — клиент решил прогуляться по Старому городу. Навстречу идет человек в длинном плаще с капюшоном, руки в карманах, и вдруг резко вынимает оттуда какой–то предмет. Футляр от очков — имеет право. Но лишь мгновения даны телохранителю на оценку ситуации, и попробуй не ошибиться!

Другой случай — машина остановилась на светофоре, клиент приоткрыл окно подышать. Вдруг из соседней машины выбегает человек и бросается к приоткрытому окну. Оказалось, всего лишь спросить дорогу. Оба раза Вадим отреагировал верно — то ли опыт сказался, то ли повезло… К своим подопечным Михайлов относится с пониманием: достигнув высот в своем деле, они вынуждены расплачиваться за это ограничением личной свободы. А ведь им тоже хочется, как простым смертным, прогуляться по парку, посидеть на скамейке — а нельзя.

Вообще близко наблюдать других людей — это в профессии охранника одновременно и самое интересное, и самое трудное. Рассказывает, например, что часто сталкивался с асами по части зарабатывания денег, которые в миру — сущие дети. Ни в магазин сходить, ни поесть приготовить.

А самое трудное — сдерживать себя в ситуациях, в которых в общем–то вполне приличный клиент тебе глубоко неприятен. Попробуй, например, выдержать, как папа учит сына зарабатывать на народе. В случаях особой антипатии, бывает, и отказывается от клиентов. Ничего особенного — обыкновенная несовместимость.

Сам себе телохранитель

В последнее время, рассказывает Вадим, к услугам телохранителей все больше обращается самых обычных людей. Близится Рождество — самый пик сезона. Клиенты — интуристы, люди среднего достатка. Подстраховываются в чужой стране.

Так ли нуждается народ в охране или преувеличивает свою значимость? Тут профессионал уверен: каждый более–менее известный и состоятельный человек попадает в группу риска. А уж иностранцы особенно заметны. Желающих нажиться на других всегда достаточно. Но что советует Михайлов крепко запомнить всем: главный охранник для человека — он сам. Ощущение жертвы всегда усугубляет риск: не убьют, так уж точно ограбят. Так что чувствовать себя уверенно полезно и выгодно.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form