Во вторник в галерее Агии Суны откроется выставка фотографий Вилниса Витолиньша. Известный ранее предприниматель и миллионер, в 2001 году продавший свои акции Trasta komercbanka, сегодня от бизнеса отошел совсем. Круг занятий, по его словам, определяется исключительно арт-проектами. ДВ встретились с Вилнисом Витолиньшем накануне выставки, чтобы поговорить о нынешнем (то есть о фотографии) и о прошедшем (то есть о бизнесе).

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Уже после 15 минут разговора становится понятно: главное, чего этот человек не переносит на дух, — это банальность. Банальность во всем, и даже в словах. Поэтому на безобидный вопрос ДВ: "Чему посвящена ваша выставка?", он морщится: "Посвящена? Какое дурацкое, пафосное слово!" На ходу приходится переформулировать: "Ну ладно, 25 октября в галерее Агии Суны должна открыться ваша выставка…" И тут ехидное: "Должна? Ну-ну…" Черт! Уж лучше о бизнесе…

Все мы вышли из "фарцы"

— Когда я начал бизнес? — вспоминает Витолиньш.— Кажется, году в 87-88-м, сразу перед перестройкой. Тогда как раз началось движение уезжающих и привозящих (хитро улыбается).

— Торговали?

— А чем еще тогда можно было заниматься? Хотя по тем законам это была, скорее, спекуляция. Привозилось все, что можно было продать. Мы торговали в основном компьютерами. Скромненькие такие машинки были типа XT. Но на них все же было веселее текст набирать, чем на пишущих машинках.

— А почему компьютеры, а не джинсы, например?

— Торговать шмотками было как-то противно. Даже в те времена, когда я фарцевал, мне удалось очень быстро попасть в разряд элитных фарцовщиков и торговать именно валютой.

— Тюрьмы не боялись?

— Да, за операции с валютой запросто могли дать срок 7—8 лет. Риск был огромный. Дальше пошли кооперативы. Их было несколько, я сейчас даже не вспомню их названий. У истоков кооперативного движения стояли люди, которые впоследствии организовали Latvijas depoztu banka (по всей видимости, Вилнис здесь имеет в виду Марциса Бендикса. — Прим. ДВ).

Знаете, мне всегда везло. Я старался особенно не светиться. В этом банке я не попал ни в совет, ни в правление. Хотя определенное влияние на принятие решений я оказывал. По сути, как до перестройки, так и после мы занимались все теми же операциями с валютой. Вы же понимаете, в то время ипотечного кредитования не было. Хотя… Наиболее прогрессивные кредитные учреждения уже привлекали средства под 80 процентов годовых (улыбается). Но наш банк все-таки такого уровня прогресса не достиг (смеется).

— Да, быть серым кардиналом — почетно, но как-то же вас занесло на пост председателя правления Trasta komercbanka?

— Увы, увы… (вздыхает). После краха Latvijas depoztu banka мне пришлось-таки стать полноправным акционером тогдашнего Rigas banka. Как человек, буквально помешанный на всем современном, я создал там интернет-банк — первый не только в Латвии, но и на территории всего бывшего Союза. Правда, спросом он тогда совершенно не пользовался: подключившихся к Интернету были единицы.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form