Война с пиратами, несомненно, дело святое и всячески должно приветствоваться. Пиратов надо уничтожать морально и физически. Кто такие пираты? Это мы все хорошо знаем.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Это отчаянные, хорошо вооруженные люди, нападающие и захватывающие корабли и целые города. Как они действуют? Народ трудится в поте лица, создает себе прожиточный минимум, но вдруг нападают пираты. После их нападения остается нищее население, захваченную богатую добычу пираты грузят на свои корабли, увозят и распродают по дешевке на всех континентах. И война с ними полна опасностей и геройства. Самые обаятельные звезды мирового кино снимаются в пиратских фильмах и побеждают пиратов, красиво рискуя своей жизнью.

Как все это выглядит применительно к компьютерному пиратству? Наверное, в чем–то похоже, хотя бы в ослепительной улыбке нашего главного бойца — В. Биркавса. Судите сами: вот сценарий.

Самый главный "автор" на планете

Самый богатый человек планеты Билл Гейтс самоотверженно трудится, организуя труд тысяч программистов, которых он собирает по всему миру и которые создают для него все новые и новые программы, которые он продает за очень хорошие деньги по всему миру, добавляя к своему многомиллиардному прожиточному минимуму еще несколько миллиардов каждый год. Делает это очень просто и умело, поскольку он абсолютный монополист и строит свои программы так, что если ты когда–то поставил на свой компьютер программу Билла, то дальше ты это будешь вынужден делать всю жизнь. Он в своем деле абсолютный монополист, и денег у него хватает, чтобы не обращать внимания на требования остальных "мелких" производителей программ допустить их к этой огромной куче денег, собираемых им со всего мира. Даже очень богатой и свирепой американской юстиции уже несколько лет не удается демонополизировать Билла, хотя уже три года существует решение американского суда разделить его монополию на части. Если есть деньги, то всегда можно набрать команду ловких юристов, которые будут десятилетиями опротестовывать всякие решения разных судов. А денег у Билла немного есть, несмотря на происки пиратов, — по данным 2001 года, всего 37,5 миллиарда долларов, всего только в полтора раза больше, чем у самого богатого короля Саудовской Аравии Фахда, который является одновременно и королем Аравии, и королем нефти.

Кто щиплет капусту у Билла?

И вот эту всемирную идиллию нарушают эти низкие компьютерные пираты, которые крадут у несчастного миллионера его программы еще до их презентации, выпускают их на компакт-дисках приличными тиражами, развозят по всему миру и продают по смешным ценам, снабжая современными программами разные нищие страны, уровень заработка в которых в 10–20 раз ниже, чем на родине Билла, и которые всей страной зарабатывают в несколько раз меньше, чем один Билл. Продав эти дешевые программы, пираты создают условия для торговли там и компьютерами, тоже дешевыми — собственной национальной сборки или б/у. А на этих дешевых компьютерах с дешевыми программами в этих странах вырастает молодое поколение, знающее компьютерную технику и программирование и обеспечивающее развитие даже таких нищих стран, где на программы Билла Гейтса народ совершенно не зарабатывает, например Индии, откуда сегодня выходит большинство современных программистов. И у Билла они тоже работают.

Билл нам друг, но свой народ дороже

Многие страны, и среди них не только такие, у которых, как у Латвии, государственные бюджеты много меньше домашнего бюджета Билла, а и такие, как Россия, Индия, Китай, которые вместе составляют большую часть человечества, не берут в голову обиды Билла на пиратов — обойдется, не бедствует, а свое развитие в области информатики они из–за него тормозить не намерены. А Китай, который сам производит много миллионов компьютеров, вообще проводит программу перевода их на бесплатное программное обеспечение, считая совершенно не подходящей для себя ситуацию, когда китайцы будут горбатиться, производя миллионы компьютеров, а Билл будет получать свои миллиарды с этого труда только за разрешение использовать на них программное обеспечение, которое он застолбил еще 30 лет назад со всех сторон своими авторскими правами, когда делал на IBM первый персональный компьютер. У китайцев принято доллары из Америки выкачивать в Китай, а не наоборот, как в Латвии.

Невидимые воры. Или благодетели?

А как у нас, в Латвии, с этим пиратством? Самих пиратов у нас никто не видел. А по количеству пиратских программ в Латвии разные источники приводят разные данные, обычно это от 60 до 80 процентов, это экспертные оценки, сами понимаете, когда на таможне делают вид, что не заметили очередного транспорта пиратских программ, то они их не пересчитывают и в отчетах не указывают. По данным организации BSA, призванной бороться с программным пиратством, в 2001 году в Латвии было 77% пиратских программ, в Европе — 25–30%. По данным агентства IDS, сейчас в Латвии 58% нелицензированных программ, в Литве и Эстонии — 53%, в Европе — 15–20%.

Сколько это все стоит?

Средний компьютер с необходимой периферией сейчас в Латвии стоит 400–600 латов, лицензионное программное обеспечение в необходимом для работы комплекте — 500–700 латов. Б/у компьютер можно приобрести за 40–70 латов, но б/у программ не бывает — они либо лицензионные и стоят несколько сот латов, либо пиратские — тогда достаточно 20–30 латов.

Во всех этих рассуждениях я не учитываю разные местные узкоспециальные программы, например бухгалтерские. Их постоянно сопровождают разработчики, их постоянно надо уточнять, поскольку меняются законы и правила, и среди них пиратских поэтому просто нет.

Как Биркавс печется о государстве

Наш главный сегодняшний борец с пиратством В. Биркавс с лучезарной улыбкой утверждает: "При уменьшении компьютерного пиратства в Латвии на 10% государство в виде налогов получит примерно 5 миллионов латов. Одновременно это создаст примерно 600 новых, хорошо оплачиваемых рабочих мест".

Фантастика! Давайте разберемся, как это получается, что если мы заплатим Биллу Гейтсу еще несколько миллионов, то у нас появятся хорошо оплачиваемые рабочие места и мы заживем припеваючи.

Хоть нам постоянно утверждают, что экономика Латвии процветает, но, по данным ЦСУ за 2001 год, из имевшихся в Латвии 40 668 экономически активных предприятий использовали компьютеры всего 46,5%. У других на это средств не хватало. А весь парк компьютеров у всех предприятий, у которых на них хватало денег, составлял всего 108 тысяч. Судя по тому, что доля пиратских программ составляла 7%, то общее число компьютеров с пиратскими программами было 83 тысячи. Для обеспечения их лицензионными программами необходимо заплатить 58 миллионов латов. Где их взять предприятию? Надо сокращать рабочих. Исходя из средней зарплаты, надо сократить 34 тысячи человек, чтобы оплатить эти лицензионные программы. Хорошо, согласимся, что борьба с пиратством — святое дело, сократим рабочие места и соберем 58 миллионов латов.

Немного грустной арифметики

Но что мы получим? Предприятия за эти деньги получат к тем программам, которые у них уже есть на компьютерах, бумажку–лицензию. Из 58 миллионов латов 47,5 миллиона уйдет за рубеж Биллу Гейтсу и другим держателям авторских прав вдобавок к тому миллиарду, который туда же уходит каждый год. Государство, конечно, получило бы 10,5 миллиона в виде налога на добавленную стоимость, но при этом лишилось бы 19 миллионов латов социального налога, в результате у государства потери составляют 8,5 миллиона латов плюс появляются 34 тысячи безработных, которым надо платить пособие, что тоже около 30 миллионов потребует. Кругом одни потери, и большие. Суммируя все, получаем:

— у Билла Гейтса — плюс 47,5 миллиона латов (порадуемся за него, он сам этой мелочи не заметит);

— у латвийского государства — минус 38,5 миллиона латов;

— у предприятий — минус 58 миллионов латов.

А где наш выигрыш? Выигрыша нет. Пошутил В. Биркавс. Просто мы неправильно поняли улыбку, с которой он, как обычно, говорил.

Продавать можно и без будочки

А пираты? А у пиратов все по–старому. Ведь с пиратами никто не борется, борьбу ведут с покупателями их дешевой продукции. А пираты все так же воруют программы, прессуют миллионами компакт–диски с ними, спокойно провозят их через таможню и продают на рынке. Правда, на рынке немного изменилось. Раньше там, прямо у входа, на самом дорогом месте стоял киоск с симпатичным зонтиком от дождя, где продавали самые новейшие программы, красиво оформленные, со всеми необходимыми инструкциями, от программ Билла Гейтса они отличались только тем, что инструкции были на русским языке — для удобства пользования. Теперь, после того как на рынок стал ходить сам министр внутренних дел, на этом месте прибита красивая табличка с надписью, что торговля программами и компакт–дисками запрещена, а торговцам приходится стоять под дождем и спрашивать проходящих: "Программы и компакт–диски не желаете?" Совсем как торговля спиртиком, технология известная. Да и как с пиратами бороться, ведь они люди отчаянные, вооруженные и, главное, денежные. Что против этого может выставить рядовой чиновник?

Что из всего этого вытекает?

А вытекает очень простая истина: у компьютерного пиратства, как и у многих других болезней нашего общества, социальные корни. Наши зарплаты не обеспечивают наш прожиточный минимум, на лицензии мы еще просто не зарабатываем. Ведь даже в Европе 20% программ — без лицензий, а у них зарплаты и пенсии в 10 раз выше наших. И в таких условиях, ведя борьбу с пиратством, мы снижаем собственную компьютерную грамотность и перспективы нашего развития. Не с пиратством надо бороться, это вред и бесполезная трата денег, а повышать уровень жизни. Пиратство умрет само, когда народ станет зарабатывать на оплату не только хлеба, но и лицензий.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form