Советник президента России Владимира Путина Андрей Илларионов выступил в качестве одного из организаторов международной конференции "Либеральная программа для нового века: глобальный взгляд", прошедшей недавно в Москве.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Правые ушли влево

— Вы сегодня говорили, что в России нет кризиса либерализма…

— Невозможен кризис того, чего нет. Либерализм как течение идейное, конечно, есть и в России, и многие представители этого течения были здесь на конференции, выступали. В нашумевшей статье в Ведомостях, подписанной фамилией Ходорковского, утверждалось, что либеральные партии потерпели поражение и не прошли в Государственную Думу, и это произошло потому-то, потому-то и потому-то… На самом деле, когда пишут статьи о кризисе либерализма, кроме недоумения, это не может вызвать ничего. Вот Владимир Вольфович Жириновский называет свою партию либерально-демократической. Если бы — представим себе такую ситуацию — ЛДПР не прошла в Думу, и после этого, условно говоря, крупный бизнесмен написал бы статью на предмет "кризиса либерализма и демократии в России", как бы мы на это отреагировали?

— Это смешно.

— Партии СПС и Яблоко провалились на выборах в Госдуму. Но это не либеральные партии, а социалистические. Это факт. Скажем, СПС являлся одной из самых интервенционистских партий в прошлой Государственной Думе. Это не мое личное убеждение, это показывают реальные результаты думских голосований.

— Что в данном контексте означает "интервенционистские партии"?

— Более активное участие государства в перераспределении ресурсов, более высокое налогообложение, внедрение различных механизмов государственного регулирования, большое государство и так далее.

— На основе чего у вас сложилось такое мнение?

— Это не мнение, это — результаты четырехлетнего голосования в Госдуме России, где принимаются даже не десятки и сотни, а тысячи разных документов, значительная часть которых подвергается квалифицированному анализу: направлено это, условно говоря, на расширение экономических свобод или на их сокращение. Крайне левую позицию занимали Коммунистическая партия и Аграрная. Крайне правую (но не самую правую) занимала партия Единство. А СПС, начинавший в 2000 году как достаточно либеральная партия, в течение очень быстрого времени сильно эволюционировал влево, ушел гораздо левее, чем серединное голосование.

Куда ни копни, везде деньги

— Любопытно… Выходит, полностью подконтрольное исполнительной власти Единство оказалось либеральнее, чем СПС?

— СПС оказался одной из самых лоббистских партий. И та политическая программа, с которой СПС пошел на парламентские выборы осенью прошлого года (идея перераспределения природной ренты), абсолютно левая. Она была выдвинута Сергеем Юрьевичем Глазьевым. И он, будучи одним из верных представителей левого движения, в течение длительного времени пытался распространять эту идею. Но не достиг никакого успеха до тех пор, пока Институт проблем переходного периода, возглавляемый Егором Гайдаром, не произвел расчеты и не представил их правительству со словами: "Мы вот посчитали, что 30 миллиардов долларов, которые хочет Глазьев, — это невозможно, а вот три, или пять, или восемь миллиардов — это то, что нужно". И тем самым — вот этими самыми расчетами — эта ложная, вредная и опасная идея получила легитимизацию.

— Тем не менее СПС имеет репутацию антикоммунистической партии, а из этого, согласно существующим представлениям, и следует, что она правая и либеральная.

— Мы видели, какие результаты были у этой партии, когда ее представители находились во власти. Гиперинфляция 1992 года — 2600%, накопление внешнего долга в размере 90 миллиардов долларов, фиксированный валютный курс, рынок ГКО и августовский кризис 1998 года с конфискацией десятков миллиардов долларов инвестиций… Вот послужной список этой партии. Даже КПРФ, по крайней мере за последние годы, не добивалась таких фантастических результатов… В России вообще нет ни одной партии, которая бы отстаивала либеральную идеологию. Вот здесь сегодня (на конференции. — И.А.) выступали либералы. Вы видели когда-нибудь, чтобы кто-то из российских политиков так же говорил?

— Но здесь вообще-то шла речь в основном об экономических материях…

— Прежде всего это, конечно, экономические материи…

— А политические партии действуют на поле публичной политики…

— Еще Владимир Ильич нас учил: политика — это сконцентрированное выражение экономики. Главные вопросы в политическом процессе — экономические. Вот вы какой вопрос ни возьмете — в конце концов увидите деньги. Вопрос: как распределять деньги — свои, чужие, частные, государственные. Главный вопрос в политике — всегда о деньгах.

Кто сказал, что экономическая политика США — либеральная?

— Но ведь между, так сказать, распределением денег есть выборы. А под выборы необходимо какие-то лозунги электорату представлять…

— До тех пор, пока некий гражданин не оказался во власти, он определяет свою принадлежность к тому или иному течению тем, что он говорит. И мы относим этих влево, тех — вправо. Второй критерий появляется тогда, когда тот или иной политический деятель, будучи избранным или назначенным на тот или иной пост, начинает действовать. Если, например, человек всю жизнь говорил: я за либерализм, а оказавшись на посту министра финансов или экономики, начинает повышать налоги, импортные таможенные пошлины, устанавливать различные таможенные ставки, то этот человек не имеет никакого отношения к либерализму. Либо он сам не понимает, что такое либерализм… Ну вот в 1992 году люди пришли и говорят: мы либералы. До этого в 1991 году инфляция была 100% в год, а пришли они — и устроили инфляцию 2600% в год… Либералы?.. Как бы ни относиться к тому, что было в 1990 или 1991 году, но дефицит советского бюджета был довольно большим: в 1990 году — 5% ВВП, в 1991-м — порядка 10—12% ВВП. Однако в 1992 году дефицит бюджета достиг 40% ВВП! Очень немного в мировой истории стран, которые когда бы то ни было вообще имели такой чудовищный бюджетный дефицит.

— С некоторых пор США являются для нас, так сказать, ориентиром во всем чуть ли не на официальном уровне. И вот они в течение последних трех лет накачивают деньгами экономику и агрессивно наращивают государственные расходы с целью стимулирования экономического роста. Скажите, это отклонение от либеральной политики или, по-вашему, это укладывается в либеральную концепцию?

— А никто никогда и не считал нынешнюю экономическую политику администрации Соединенных Штатов либеральной.

— Имеете в виду администрацию Буша-младшего?

— Да. Она не является либеральной. Спросите у американских коллег, чтобы убедиться… Критерии везде одни и те же, они и в Африке критерии, и в России, и в США.

— А есть страна, которая больше других в мире соответствует критериям, предъявляемым либеральной идеологией?

— Да, конечно. Есть так называемый индекс экономической свободы — лидерство в нем в течение последних 25 лет удерживает Гонконг. Существует и еще целый ряд других стран…

— Но Гонконг — глобальный посредник, крошечная страна, изначально не имеющая таких, как у России, трудностей и таких условий…

— Существуют критерии, расчеты, позволяющие определить этот индекс свободы достаточно четко.

— Нам к этому нужно стремиться?

— Да.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form