В Латвии планировали снять уникальный документальный фильм, но пленка осталась в руках врага.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
О Руслане Панкратове неоднократно рассказывали в "Вести Сегодня", например, когда он судился с государством латвийским в связи с искажением славянских имен — с добавлением к окончанию буквы "s". Руслан был категорически не согласен с тем, что в документах его переделали в Русланса… Кто бы мог подумать, но все это послужило толчком к созданию фильма о магии имени, его роли в жизни человека, работе с энергией и так далее. Однако картина, ради которой Руслан даже организовал экспедицию в Индию и потратил на создание ленты более 25 000 евро, до сих пор в виде отснятого материала лежит "в столе" неприятелей.

Здесь каждая буква важна!

Руслан Панкратов рассказал вашему корреспонденту историю, как он окунулся в мир документалистики и что из этого вышло… А началось все с того, что он решил судиться с государством: нельзя менять имя без согласия его носителя!

Панкратов стал тщательно изучать тему. Оказалось, добавление или снятие буквы в имени может изменить жизнь, подорвать психическое здоровье и так далее. К примеру, на Востоке очень большое значение придают имени и тому, как оно звучит в мантре — молитве. Если не так произнести мантру, изменив в слове лишь букву, можно сильнейшим образом влиять на подсознание человека. Чем, кстати, пользуются и в деструктивных тоталитарных сектах. Нередко люди, практикующие "черные науки", путем добавления буквы к его имени начинают управлять человеком… Руслан решил рассказать о мистике имен массам и начал снимать интересную документальную картину.

— В моем фильме должны были рассказывать о сути имени специалисты по мистике, оккультным и эзотерическим наукам, монахи, йоги и так далее. Я даже ездил в процессе съемок в Индию, — рассказывает Руслан.

"Я связался с аферистами!"

Два года назад Панкратов нашел людей, готовых помочь в его проекте. Это были Светлана Орлова и Валерий Купцов (муж и жена) из фирмы Edda Riga — центра, занимающегося, так сказать, разным креативом…

— Светлана сказала, что займется текстом, а Валерий выступит в роли режиссера, — говорит Панкратов. — Всю работу — переговоры с людьми, интервью, монтаж и прочее — фирма Edda Riga брала на себя. Моя задача была — просто давать деньги на создание ленты. Я согласился. Фильм Светлана с Валерием обещали сделать за три месяца. Началась работа. Мы отсняли множество уникального материала…

Конфликт начался через полгода. Все сроки давно истекли, а фильмом и не пахло. Светлана мне в очередной раз сказала, что я — непрофессионал, ничего не понимаю, а процесс на самом–то деле движется. Кстати, она ведь психолог, поэтому умела внушать. И я соглашался… Так прошел еще год… Наконец мне дали почитать закадровый текст — как отчет о проделанной работе. Замечу, мне обещали, что текст будет писать филолог или хотя бы грамотный человек. Но то, что я прочел, было достойно работы пятиклассника, и не шибко грамотного… Примитив полнейший! А ведь я хотел какой–то глубины, поскольку тема соответствующая.

Ладно, может, я ничего не смыслю. Отнес этот "шедевр" нескольким уважаемым людям, и все они сказали: "Текст паршивый…" Я попросил показать сценарий фильма, но Светлана мне опять заявила, что я — непрофессионал, мол, сценарий для документального фильма вообще никогда не пишется. Бред!

Профессионалы меня заверили, что для фильма нужен не только сценарий, но и договоры со всеми, у кого брали интервью, лицензии на использованную музыку (что она не краденая и не нарушены авторские права) и прочее, прочее. А в нашем фильме музыка была то ли с пиратских дисков, купленных на рынке, то ли "самопал" непонятной московской студии. И все без документов! — рассказывает Панкратов. Ну хоть пленки–то верните!

— Конфликт нарастал, Светлана и Валерий начали меня избегать. Но я все–таки пересекся с ними и потребовал: отдайте мне отснятый материал — около 90 кассет с записями, оставшиеся деньги (примерно 5 тысяч латов) — и расходимся! Но Светлана с Валерием не только отказались выполнить мое требование, но и заявили, что я им еще и доплатить должен за их талант, вложенную душу, незаконченный по моей вине (!) фильм. И еще обещали подумать, во сколько они оценивают свой талант. Последний разговор с ними состоялся в январе… В итоге я решил обратиться с идеей фильма в студию "Адория", где действительно работают профессионалы, и передал им права на ленту… И теперь уже студия стала связываться с "компанией" Светланы Орловой и Валерия Купцова, но безуспешно…

А как–то раз в студию "Адория" пришел оператор Виктор Гриберман, выпускник ВГИКа, участвовавший в процессе съемок. Он, кстати, первый из всех обратил мое внимание на отсутствие у Светланы и Валерия даже минимальных профессиональных навыков. Он посмотрел в смету расходов и ахнул. Там Светлана написала, будто на оператора потратили 1600 латов. А Виктору на деле заплатили лишь 600. Впрочем, смета везде была завышена в 3–6 раз! К примеру, съемочный день, по бумагам, стоил 500 латов. Ребята, да такие деньги тратят, когда снимают полнометражные художественные фильмы! Потом реальные профессионалы мне сказали, что за такие деньги — за 25 000 евро (без учета расходов на поездку в Индию, за которую я тоже платил) — можно снять вполне качественный фильм для показа на ведущих западных телеканалах, — говорит Панкратов.

Они хотят войны. Они получат войну!

— Светлана и Валерий никак не могут использовать отснятый материал, поскольку у них нет документов, — продолжает Руслан Панкратов. — В итоге все кассеты с ценными записями лежат "в столе" фирмы Edda Riga. Я отдал все документы юристу для возбуждения уголовного дела по факту мошенничества. Уже подключилась и полиция. И теперь готовлю обращение в суд.

Однако самая большая проблема в том, что я без документов, так сказать, по дружбе давал деньги Светлане и Валерию. Конечно, я все время спрашивал у Орловой: когда же мы наконец оформим договор? Она отвечала, что перед запуском фильма в прокат… Но у меня несколько десятков свидетелей, участвовавших в процессе съемок, хватает и косвенных доказательств вроде сметы расходов и отчетов о проделанной работе, — подытожил собеседник.

Ложь и провокация?

Ваш корреспондент обратился за комментарием к оператору Виктору Гриберману, полностью подтвердившему информацию: "Действительно, ни у Светланы Орловой, ни у Валерия Купцова нет не то чтобы профессионального образования, но они вообще совершенно бесталанные люди. Они грязные люди, не имеющие никакого отношения к кино…"

В полиции "Вести Сегодня" тоже сказали, что, как им пока видится, правда на стороне Руслана Панкратова, а реально это дело — явное мошенничество. Между прочим, согласно статье 177 Уголовного закона, приобретение чужого имущества или прав на таковое путем злоупотребления доверием или обмана наказывается лишением свободы на срок до трех лет, или принудительными работами, или штрафом в размере до шестидесяти минимальных месячных зарплат.

В свою очередь, Светлана Орлова заявила в беседе с корреспондентом "Вести Сегодня" (есть диктофонная запись разговора): "Я очень удивлена, что Руслан Панкратов выносит сор из избы, ведь у нас с ним отношения не прерваны и еще будут переговоры. Поэтому я пока никаких комментариев давать не хочу. В словах Руслана много домыслов… Он нам никогда не давал 25 000 евро, наоборот, нам еще должен денег. Мы же все снимали на деньги спонсоров, в том числе на эти средства и летали в Индию. У меня есть документальные подтверждения!"

"Вести Сегодня" будет следить за конфликтом.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form