Оформить квартиру или дом без больших материальных вложений можно, затратив некоторое количество интеллектуальных усилий или поймав за хвост синюю птицу простой (читай гениальной) оформительской идеи. То есть или много денег, тогда можно и без идеи, дизайнера, мук творчества, или — с муками, но денег существенно меньше.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Посмотрим на один из вариантов моего личного оформительского опыта. Задача стояла очень ответственная — перед приездом большого глянцевого журнала по интерьеру из Москвы поразить их наповал оригинальным подходом. Квартира, которой предстояло быть художественным орудием убийства бывалых москвичей, была недавно отремонтирована, но особенной оригинальностью не отличалась — стандартные белые, слишком ровные стены, паркет, стеклопакеты. Мебель — частично узнаваемая дешевая IKEA, остальное — старые, но любимые диваны, кресла, стол. Ни мраморных бассейнов с мозаикой, ни элитных стеклянных дверей, ни фонтанов со скульптурами вавилонских цариц, ну просто ни на чем глаз не останавливается, даже завалящего черного квадрата на стенах нет. Нужно было срочно превратить все в цветущий сад. Я, дизайнер, чувствовала себя то ли Золушкой, перебирающей горох перед балом и одновременно сажающей розы, то ли Василисой, за ночь помогающей оболтусу Ивану построить дворец на пустыре… И это при почти полном отсутствии (по меркам делающих ремонты) средств для этого чудесного превращения.

Пришлось срочно придумывать КОНЦЕПЦИЮ. Это такая штука интересная, что ты ее один раз придумываешь, а дальше можно расслабиться, и она сама себя во всем проявляет и творит, вроде того, что якобы Татьяна Ларина сама за Пушкина роман писала. Случайно пойманная боковым зрением информация о будущей тотальной дактилоскопии (сначала в добровольном порядке) трансформировалась неожиданно в картинку огромного дивана в зебристо-полосатой шкурке. Мне очень жалко зебр и всяких других зверушек, которых гадкие любители роскоши готовы натянуть на свои диваны, чтобы кого-то там поразить. Вместо детенышей зебры я решила им предложить себя, то есть, конечно, в переносном смысле, то есть хотя бы кусок своей шкурки или сокровенную информацию идентификации. Не вдаваясь в медицинские подробности рождения этой идеи с отпечатками пальцев на всем или почти всем, что есть в квартире, скажу, что это решило все наши проблемы сразу.

Самым трудным было взятие качественных отпечатков. Пришлось идти в милицию, но они соглашались только взять отпечатки пальцев для себя, а отдать мне хотя бы их ксерокопию обратно — никак нельзя. И пришлось мне в отчаянии оставлять следы краски на бумаге разной гладкости и шершавости до получения приемлемых результатов. Но КОНЦЕПЦИЯ еще более оттачивалась — прикосновение пальцев художника, держащих кисть (в краске), ко всем предметам интерьера. Или — мебель из кожи художника. Или — диван из кожи заказчика. Или — интерьер своими руками. Дальше все было просто.

Сканирование драгоценных удачных оттисков, увеличение их до небывалых размеров и поиск фирмы, которая за разумную плату соглашалась отпечатать принты на холсте, шелке, бязи и прозрачной толстой бумаге. В фирме меня печатали между мороженым и пельменями, помнили потом долго, сначала как буйную помешанную, потом как страшную карьеристку. Потому что интерьер всем понравился. И московскому журналу, и другим разным. И архитекторам. И заказчикам. И жюри конкурсов по дизайну. И телевизионщикам. Но сильно не понравился некоторым дядькам, у которых "где-то кто-то там порой честно жить не хочет" уже брали эти отпечатки. В обязательном порядке и не очень приятной обстановке. При полном отсутствии чувства юмора.

Теперь несколько технических подробностей. На холсте шириной около двух метров (это специальный холст для живописи, но не грунтованный, продается в товарах для художников) были напечатаны вертикально на равном расстоянии по три одинаковых пальца. Получилось монументально. Такие большие покрывала набросили на диваны, даже не делая из них традиционные чехлы. Довольно романтично. Старые диваны преобразились совершенно неузнаваемо, даже форма стала иной (мы же их не обтягивали!). С креслами обошлись так же, помещая полосатый отпечаток на спинку и сиденье. Получилось эффектно, но как-то слишком серьезно. Чтобы уйти от этого, из гораздо более мелких отпечатков сшили кучу разных подушечек — квадратных, валиков, круглых — и живописно раскидали их по диванам и креслам. С ламп сняли надоевшие плафоны и свернули из полупрозрачной бумаги с графическим рисунком тех же пальцев новые, соединяя их с каркасом лампы с помощью кожаного шнурка, продетого в перфорированный бумажный край. Вместо бумаги можно было применить тонкий пластик, но искать его уже не было времени. Бумага оказалась вполне долговечной и удобной. Еще был создан арт-объект из каркаса ширмы с помощью остатков бумажных принтов от ламп и прошивок шнурками. Покрывало на кровать на синтепоне и шелковой подкладке шила профессиональная портниха, это было самым дорогим вложением. От брутальности опять спасли россыпи подушечек. Сначала было страшно делать кровать черной, но когда все расставили и повесили, оказалось — самое эффектное помещение, совсем не мрачно. Помогли в этом узкие занавески — стилизованная фотопленка с кадрами –отпечатками. Эти занавески тоже шили профессионалы, армируя их металлическими горизонтальными полосками. Могу выдать секрет — разрезали на куски мою любимую рулетку, подошло идеально. И самый для меня долгий день в этом проекте — я обшивала серебряной парчей в обтяжку единственный итальянский стул, купленный специально для этого варварского действа, подкладывая внутрь слой синтепона, чтобы лучше натягивалось. Почему-то эффектней всего он получился с обратной стороны, напоминая то ли дельфина, то ли космический мини-корабль.

Из этого сочетания серебра, серого шелка, белого шелка, черного фона, черного рисунка полосок на принтах, полосок на парче возник стильный графичный и совсем новый интерьер, где простая мебель закамуфлирована стразами итальянско-французской неги с легким привкусом родного черного квадрата. А детеныши зебры живы и резвятся на травке в Африке родной.

Краткая биографическая справка

Инна Гринчель

Родилась и училась в Санкт-Петербурге. Живет в Санкт-Петербурге и Эстонии. Работает в области концептуального дизайна, основные сферы приложения к реальности — интерьер и мода. Занимается авторской бумагой и книгой. От использования кожи животных перешла к своей собственной или заказчика, создавая произведения на основе увеличенных отпечатков рисунка линий.

Произведения находятся в коллекциях Государственного Русского Музея, Отдела редкой книги Библиотеки Эрмитажа, Deutsches Ledermuseum в Германии, John Rylands Library в Великобритании, Schmuckmuseum Pforzheim в Германии и др.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form