AFI
Foto: Jānis Motte
close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Показательное учреждение

Государственное агентство недвижимости создавалось с весьма благородными целями — в их планы входила реализация госинтересов в управлении недвижимым имуществом. Но как часто случается в Латвии, в агентство пришли бойкие люди, которые устроили себе и своему окружению безбедную жизнь. Чиновники действовали с таким размахом, что ущерб от их "деятельности" почти невозможно подсчитать. Госконтроль остановился на сумме около 2 млн. латов. Но и это еще не конечная цифра. Правда, винить во всех грехах одного гендиректора ГАН Яниса Мотте было бы не совсем справедливо. Ответственность за нанесенный стране ущерб с ним вполне могли бы разделить многие видные политики, министры и предприниматели.

Датой рождения ГАН можно считать 7 мая 1996 года, когда Кабинет министров утвердил устав агентства, признав в нем правопреемника Фонда госимущества. Держателем госдоли в предприятии стал Минфин, поэтому часть ответственности за поступки руководителей ГАН лежит и на плечах вполне конкретных министров финансов — Айвара Крейтусса, Андриса Шкеле, Роберта Зиле, Ивара Годманиса.

Тот же Минфин назначал в ГАН госуполномоченных, которые должны были следить за соблюдением интересов государства. Весьма показательно, что многие из них прочно окопались в уютном гнездышке. К примеру, Янис Званитайс был госуполномоченным в ГАН с 1997 по 1999 год. Настоящими долгожителями можно считать Андриса Прусиса и Модриса Супе, которым Минфин доверил представлять интересы государства в агентстве с 1996 по 1999 год.

Любопытно, что зрение подвело и многих членов совета, на виду у которых происходила размашистая деятельность правления ГАН и его гендиректора. Вместе с тем в совет входили опытные чиновники: Марис Гайлис, Андрис Аргалис, Айя Поча, Сармите Егере, Гунтар Крастс, Марис Бондарс, Анатолий Горбунов. Однако согласно уставу полную и безоговорочную ответственность за деятельность агентства несет правление, куда входит шесть человек. Принцип подбора кадров в правление характеризует один факт: в 1999 году в него вошел Айвар Балодис, который занимался совместным бизнесом с Янисом Мотте в компаниях Interbaltija и Interbaltija Alfa (IA).

Плата за жулье

За свою недолгую жизнь ГАН не раз попадало на страницы газет, причем, как правило, в скандальном контексте. Но самым громким скандалом, связанным с ГАН, стала история с 183 квартирами, которые агентство бесплатно (!) выделило латвийской элите.

Элитное жилье чиновники ГАН выделяли себе, родственникам, знакомым и "нужным людям" с января 1997 года. Квартирки были немаленькие, в престижных домах в центре Риги (например на ул. Театра, 12). Среди получателей значились такие представители латвийского истеблишмента, как спикер Сейма Янис Страуме, советник гендиректора СГД Лидия Скрея, маэстро Раймонд Паулс, тогдашний министр охраны среды и регионального развития Вент Балодис, "локомотив" Народной партии Гундар Берзиньш, адвокат Айнар Платацис, замдиректора ГАН Андис Залпетерис и другие. Вероятно, из-за своей скромности Янис Мотте не выделил жилплощадь самому себе, зато с квартиркой повезло его теще.

Кстати, в документах в качестве основания для выделения квартиры так и значилось: "теща генерального директора". Были в бумагах и такие записи: "сын главного бухгалтера", "сын члена правления"… Что касается знакомых, то жилье получили бывшие сослуживцы г-на Мотте по фирме Interbaltija Alfa, например, главбух IA Инара Вевере и ее брат Агрис Орупс. Ну или, например, повезло подруге советника Шкеле Юргиса Лиепниекса — Айе Мишкине. Она обзавелась жилплощадью за то, что являлась "философом и сотрудницей общественной организации".

Все эти сведения быстро просочились в прессу. И журналисты засыпали г-на Мотте вопросами: за что дают квартиры? Гендиректор же пояснял, что ГАН — хоть и государственная, но все же коммерческая структура. Поэтому может давать жилплощадь всем, кому сочтет нужным. И есть специальное внутреннее положение, которое позволяет выделять жилплощадь "за особые заслуги".

Тогда генпрокурор Янис Скрастиньш обратился с иском в Конституционный суд — по поводу "внутреннего положения". В итоге 9 июля 1997 года суд признал положение незаконным с самого момента его принятия.

Тем не менее генпрокурор Скрастиньш не решился возбудить уголовное дело в отношении работников ГАН. Лишь его преемник Янис Майзитис в мае 2001 года принял постановление о начале уголовного расследования. В результате в декабре 2001 года было предъявлено обвинение в превышении служебных полномочий экс-директору ГАН Янису Мотте. А в феврале 2002-го за ним "паровозом" пошли его сотрудники — пятеро членов совета: Андис Залпетерс, Марис Теко, Андис Приедитис, Эрвин Цейхнерс и Волдемар Спруджс. Всем предъявлено обвинение по той же статье 162-прим части 1 УК ЛР — "Превышение служебных полномочий".

Мыльный пузырь

Впрочем, ожидать, что зарвавшиеся чиновники будут примерно наказаны, — не стоит, поскольку 1-я часть статьи 162-прим старого Уголовного кодекса предусматривает наказание до 3 лет лишения свободы или штраф в 30 минимальных зарплат. Без конфискации имущества. Даже если Мотте и его команда получат по полной программе, то максимальные сроки, которые им светят, — полтора года. Ибо служебные преступления у нас не считаются тяжкими. И осужденные автоматически получают амнистию, уполовинивание сроков. Не будем также забывать, что "белых воротничков" в Латвии в тюрьму сажать не принято и они, как правило, получают условные сроки.

То же самое касается и выделенных квартир. До сих пор прокуратура подала только 7 исков по возвращению государству незаконно полученной недвижимости. 6 квартир удалось вернуть государству. А в одном случае суд отказался возвращать жилплощадь — видите ли, та квартира была объединена с другой, полученной законно. И, следовательно, отобрать ее уже нельзя.

Вопрос с исками по остальным квартирам пока завис с воздухе: требовать их назад или нет, будет решаться в рамках уголовного дела. Опять же, учтем, что многие квартиры после приватизации были проданы. И совершенно посторонние люди вложили в них свои деньги. Следовательно, вернуть что-либо существенное государству также не удастся.

Как прощались долги?

Согласно официальным данным, финансовые дела в ГАН на протяжении всех лет шли отлично: из года в год росла прибыль. Если в 1996 году агентство получило от своей хозяйственной деятельности 2,11 млн. латов, то в 1997-м доходы составляли 4,34 млн. латов, а в 1998-м — 5,53 млн. латов. Однако вместе с тем Мотте постоянно увеличивал административные расходы.

Затраты на аппарат со "скромных" 10,01 млн. латов в 1996 году выросли до 15,65 млн. латов в 1998-м. Однако когда за ГАН взялся Госконтроль, то ревизоры обнаружили значительные суммы, которые списывались как безнадежные дебиторские задолженности. Выяснилось, что за три года под эту статью попало 1,62 млн. латов. Однако по официальным бумагам, которые показали ревизорам, безвозвратные долги исчислялись другой цифрой — всего в 105 тыс. латов. На каком основании государство добровольно отказалось от 1,5 млн. латов — осталось невыясненным. Более того, у ГАН образовался конкретный круг фирм, которым из года в год прощались долги.

История ГАН была бы не полной без конкурсов на реконструкцию госнедвижимости. Якобы для "чистоты" эксперимента была создана комиссия по отбору строительных организаций. Вместе с тем устав ГАН не предусматривал подобной структуры. Вероятно, полностью положившись на объективность комиссии, правление агентства иногда "забывало" устраивать конкурсы на проведение ремонтных работ на отдельных объектах. В некоторых случаях ревизорам показались подозрительными критерии отбора строительных компаний. Очень часто руководство ГАН выбирало далеко не самый дешевый вариант.

Характерными примерами этой избирательной политики являются результаты конкурсов на реконструкцию двух зданий по ул. Алдару, 10, и Вальню, 23. В первом случае претенденты предложили следующие условия: Velve — 311 тыс. латов, Modo Riga — 127 тыс. латов, RRB — 158 тыс. латов и Arka AH — 294 тыс. латов. Тогда победителем стала компания Arka AH, предложение которой дешевым никак не назовешь.

Дорогая подпись

Еще одной из весьма прибыльных сфер деятельности ГАН было определение возмещаемой суммы, которую арендаторы вкладывали в реконструкцию или ремонт помещений. Выяснилось, что в агентстве так и не выработали порядок этой процедуры. Естественно, это создавало крайне благоприятную почву для коррупции. Так как в ГАН за этот вопрос не отвечало какое-то конкретное должностное лицо, то, по сути, письмо любого сотрудника агентства, виза на письме или смете работ может служить в суде основанием для возмещения юридической персоне ее инвестиций. И это не из области фантазий.

Подобный прецедент на сумму 300 тыс. латов в истории ГАН уже был. Не исключено, что и через пять-семь лет, когда будут истекать договоры об аренде госнедвижимости, какой-либо ретивый арендатор вспомнит, что он поменял на лестничной клетке дома лампочку, а на смете "этих работ", к примеру, на сумму 50 тыс. латов, стоит подпись чиновника ГАН. Поэтому государство должно возместить затраты.

Другая комиссия, которая также не предусмотрена уставом ГАН, занималась оценкой условий заключения договоров, продлением оплаты задолженности и т.д. Так называемая договорная комиссия весьма часто обосновывала снижение аренды госсобственности тем, что арендатор инвестировал средства в реконструкцию объекта. Однако само же правление ГАН приняло постановление, согласно которому арендную плату нельзя снижать даже в том случае, если арендатор делал капитальные вложения. Но, видимо, в ГАН правая рука не знала, что творила левая.

Рекорд чиновника

Отдельная тема в истории ГАН — зарплата руководства и сотрудников агентства. Правление самостоятельно определило для себя, что в месяц на презентационные расходы (цветы, кофе и т.д.) выделялось 350 латов. Видимо, каждый день для чиновников был по-настоящему праздничным. Впрочем, это не самые крупные суммы, которые Мотте распределял себе и своим сотрудникам. В 1997 году гендиректор зарабатывал "всего" 1,7 тыс. латов в месяц. В 1998-м его материальное положение заметно улучшилось, и он ежемесячно получал уже 4,2 тыс. латов. Несколько скромнее зарабатывал заместитель гендиректора Андис Залпетерис — 3 тыс. латов в месяц. Заработная плата директора-распорядителя Юриса Степиньша, смешно сказать, была всего 2,2 тыс. латов. Глава финансового департамента ГАН Эрвин Цейхнерс получал за свои труды ежемесячно 2,7 тыс. латов. Всего же в центральном аппарате ГАН трудилось 100 человек, при этом средняя зарплата каждого из них составляла 556 латов в месяц. Четыре секретаря агентства получали по 508 латов в месяц, сторожа — 397 латов, а шофер гендиректора зарабатывал 707 латов.

Не стоит сравнивать эти суммы со средней зарплатой по стране. Достаточно вспомнить, что зарплата премьер-министра составляет 600 латов, а президента — 2 тыс латов (до уплаты налогов). Щедрая мы страна! Наверное, мы больше не найдем ни одной такой в Европе, где бы служащие государственного (!) агентства обходились стране дороже, чем верховная власть.

P.S. Недавно в интервью "Телеграфу" глава Госконтроля страны Райт Чернайс признался, что в Латвии действуют около 200 государственных агентств, деятельность которых практически бесконтрольна.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form