Уж каких только собак сегодня не вешают на домоуправов и фирмы, которые обслуживают дома! Во многом эта критика справедлива. Жильцы жалуются и на бесконечные поборы на ремонтные работы, и на воровство, хамство и бесхозяйственность.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
ВЭФ, потерявший букву

Но на конференции, посвященной приватизации, я случайно встретила одну "домоправительницу", которая, как бы полемизируя с докладчиком, сказала: "Мы ни копейки лишней с жильцов никогда не попросили. Все ремонты и благоустройства делаем за те 14,8 сантима с кв. м на эксплуатационные расходы, которые предписываются законом. И за 11 лет ни одного человека не выселили.

А хозяйство у нас большое — 22 дома обслуживаем в Риге и 36 — в Кулдиге". Мне захотелось узнать, где же такие чудеса происходят и кто эта кудесница? Зовут ее Ливия Мицкевича, она исполнительный директор фирмы по обслуживанию и управлению недвижимостью VF–Amatnieks.

Жилье, которое обслуживает фирма, — это в основном добротные дома, построенные ВЭФом для своих работников. В структуре этого индустриального гиганта работал жилотдел, обслуживавший свои дома. Потом появилась фирма VEF–Amatnieks, куда перешли работники отдела, а потом буква Е из названия выпала, потому что ведомственные дома исчезли как класс.

Ливия по специальности киномеханик, поначалу работала на ВЭФе радиорегулировщицей магнитол "Сигма" в экспериментальном цехе. Ей, одной воспитывавшей сына, родное предприятие выделило квартиру вместе с должностью дворника.

Женщине это было удобно, да и навыки хозяйствования приобретала. Брала и вэфовскую работу на дом, была комсомольской активисткой. Потом работала в жилотделе ВЭФа, а после 95–го, перейдя в фирму, взвалила на себя обязанность занести все 22 дома в Земельную книгу и прочую бумажную волокиту.

"Спасибо за подъезд" Ливия основательно подготовилась к нашей встрече: взяла рабочий бусик с шофером и провезла меня по всем своим рижским "владениям". И дело не в том, что там чисто и ухожено, — Ливия рассказывала о своих планах по каждому дому и двору.

— Вот здесь мы перекрыли крышу на полдома — на большее не хватило денег, и заменили старые водосточные трубы, — показывает она на пятиэтажку. — А в этом доме улучшенной планировки самый красивый внутренний дворик среди всех наших домов. Мы хотим поставить ворота на входе, чтобы молодежь не портила качели и скамейки и не собирались алкаши. Очень приятно, когда люди подходят и говорят: "Спасибо, что отремонтировали нам подъезд". Но в основном жильцы воспринимают эти работы как должное.

Большинство жильцов согласны, что 14,8 сантима с кв. м становится маловато на хозяйственные нужды, и, к сожалению, сборы надо повышать. Я никогда не применяла никаких репрессий — ими меньше всего чего–то можно добиться. Конечно, если бы в наших домах жили одни непьющие пенсионеры, должников не было бы совсем. А должники в основном люди пьющие или богатые нахалы, не считающие нужным вовремя внести квартплату.

Но я всем спокойно говорю: "Приходите, разберемся", со всеми беседую, мы составляем графики погашения долга — и все платят! Бывает, что строитель просит повременить с оплатой до сдачи объекта. Почему же не пойти навстречу? Если человек работает, старается, но пока у него не выходит полностью заплатить за квартиру.

Ливия показала мне счета жильцов — у кого 18 латов долга, а у кого и за 200. Сейчас выселяют и за меньшую сумму, а здесь предпочитают убеждать.

Письмо сыну

— Одному парню–должнику я посылала заказные письма, звонила и приходила — он не открывал мне дверь. Тогда я решила обратиться к нему как к своему собственному сыну. Написала от руки письмо: "За 11 лет я ни одного человека не выселила на улицу, и мне бы не хотелось расстроить твоих родителей, которые помогли тебе купить эту квартиру. Мужчины должны решать проблемы, а не прятать голову в песок, как страусы. Приходи, и мы все решим, обо всем договоримся". И он прислал мне ответ с извинениями, написав, что до 21–го покроет немалый долг, потом позвонил и еще раз извинился.

"Не может быть!"

Или ходила к одной пьющей паре. С ними говорить очень сложно, бывает, прихожу, а хозяин квартиры меня не узнает. Так я постаралась пораньше прийти, чтобы они с подругой еще смогли со мной разговаривать. Составили график погашения долга, они обещали платить — и вот уже половину заплатили. Платят люди или нет, но с Rigas siltums мы ведь рассчитываемся полной мерой. Я считаю несправедливым, что жильцы дома, стоящего на хозяйской земле, должны платить 5% в год налог на недвижимость, а на муниципальной — 1,5%. И дом в первом случае заносится в Земельную книгу без земли. Все возмущаются, говорят: "Не может быть!"

Или вот по ул. Вайдавас рядом стоят пять домов. Четыре из них — муниципальные, а один — наш, бывший ведомственный. Жильцы нашего обижаются: "Почему у соседей и стену утеплили, крышу поменяли, а у нас — нет?" Объясняю, что вы с ними находитесь в неравном положении. Наша фирма хозяйствует на 14,8 сант., а самоуправления отпускают средства полной мерой. Даже погасили на 3,5 млн. латов расхождение в показаниях водяных счетчиков. Я писала и Долгополову, и в Водоканал, и "Силтумсу" письма с конкретными предложениями, но получала лишь красивые отписки.

Проявите сознательность

Конечно, можно взять кредит в банке, чтобы отремонтировать дома. Но на это нужно согласие всех жильцов, ведь эти суммы вносятся им в квартплату. Бывшие дома железной дороги по ул. Старта обслуживать тяжело, потому что 12 квартир не могут сами ни крышу поменять, ни теплоузел установить. Их 14,8 сантима едва хватает на зарплату дворника. Договариваемся, что люди соберут деньги, а мы поможем рабочей силой.

Ливия и водитель (по совместительству технический работник) Алдис тепло говорили о хозяине SIA VF–Amatnieks Викторе Абрамове. Что он, мол, и своим сотрудникам поможет, и с жильцами всегда по–человечески обходится. В отсутствие Ливии Алдис тоже принялся хвалить ее деловитость и доброе сердце. Казалось бы, вещи трудно совместимые. Но, оказывается, и такое возможно.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form