Первое правило часового у памятника Свободы — не смотреть людям в глаза. Не потому, что стыдно. Просто иногда прохожие поддразнивают застывшего на посту солдата. Хотят посмотреть ответную реакцию. А ее не должно быть. Обязан стоять как вкопанный.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Сейчас, конечно, на часах у Милды поспокойнее. А вот в начале 1990-х почетный караул был в диковинку. К часовым лезли все кому не лень, сфотографироваться в обнимку с солдатом или просто обойти и осмотреть со всех сторон этакое "диво". А то знакомые пройдут мимо — страна-то небольшая, все друг друга знают — окликнут: как, мол, служба, Иварс. Не положено это, часового отвлекать.

И решили выделить охрану самим часовым — ее сейчас можно легко заметить. Пока с 9.00 до 18.00 вечера Милду охраняют часовые, рядом всегда прогуливаются еще двое солдат в обычном камуфляже. Случись что, вмешаются. Но и палку не перегибают — имеете полное право подойти вплотную и разглядывать часового. Он в том числе для этого тут и поставлен — как символ и лицо нашей армии.

Лейтенант Ренарс Стродс ведет меня по казарме роты почетного караула. Это в Чиекуркалнсе, на территории бывшего советского военного городка. А до советской армии здесь опять же обитала рота почетного караула латвийской армии. А что было до этого, никто уже и не помнит — может, царские казармы 116-го Малоярославского пехотного полка — квартировал такой в Риге в свое время.

Сейчас рота почетного караула — это 125 солдат, несколько весьма обшарпанных казарм дореволюционной постройки, много зелени и огромный плац, расчерченный белыми линиями. Каждое утро ровно в 9.30 на отполированном до блеска асфальте начинаются строевые занятия. Ставят железные конструкции, имитирующие ступеньку у Милды, и начинается отработка смены караула. Часами маршируют по белым полосам, доводя движения до автоматизма. То же самое делает вторая группа караульных. Но они оттачивают действия у мнимого Рижского замка.

"Дедушки" латвийской армии

В реальный караул попадают не скоро. На часах около Милды и замка стоят только "деды", которым до дембеля 3-4 месяца осталось. В латвийской армии служат год. Первые 3 месяца — в учебке под Алуксне. Потом отбирают в роту почетной охраны. Еще полгода тренировок — и только тогда…

Эти полгода, от "духа" до "деда", солдат роты почетного караула ежедневно проводит на плацу. Тут есть тонкость: нужно подобрать себе пару, солдата, с которым будешь стоять в почетном карауле до самого дембеля. Это очень важно — найти хорошего напарника. С одним получается в унисон маршировать, с другим — нет. И хоть ты тресни, ничего не поделаешь, если сразу не пошло. Так что неудивительно, когда кто-то ищет нового напарника, с кем-то меняется.

Как и в любой армии, тут все построено по принципу "командной игры": кто-то нечетко выполнил команду, нечетко отработал — действие повторяет весь караул. Не похалтуришь, от своих же потом "претензии" отгребешь. К тому же каждый знает: как бы хорошо ты не маршировал, стоит несколько дней не потренироваться, пропадает чувство напарника.

– Синхронность движений в карауле — это его все. Может быть очень красивой форма у солдат. Могут сиять золотом бляхи. Но если солдаты не попадают в такт, весь блеск исчезает. Почетный пост превращается в комедию, — говорит лейтенант Стродс. В роте почетного караула есть четкая специализация: половина несет службу у Милды, половина у Рижского замка. У "милдовцев" есть повод завидовать "дворцовым" — у президентского жилища нужно маршировать вдоль стены! Это значит, постоянно разминаешься. А у памятника Свободы нужно стоять как вкопанному целый час. Через 15-20 минут затекают спина, ноги. Поэтому уйти с поста, четко отбивая шаг, уже не так просто, как прийти.

Осень — любимое время года почетного караула. Не холодно, не жарко. Лучшее время для службы. А чтобы летом устоять у Милды, нужно отменное здоровье. Тепловой удар получить проще простого. По роте ходят страшилки о несчастных, которые как-то грохались в обморок. Никто уже не помнит — когда и как, но страшная легенда всегда будет жить в казарме этой роты, ведь свалиться без сознания прямо на посту — позор, хуже не придумаешь.

Зима, понятно, тоже не сладкое время года — особенно в метель. Когда выдается очень студеная погода, к памятнику Свободы солдаты заранее устанавливают деревянные дощечки. Иначе подошвы сапог легко примерзают к граниту. Весна лучше зимы, если бы не было повсюду луж. Идти по ним, чеканя шаг и разбрызгивая воду, не очень-то приятно. В общем, как и в любой части, в этой — свои проблемы.

Караулу в зубы смотрят

У главного памятника страны должен находиться цвет страны. Это значит, ростом не менее 180, но и не более 190 — дылд не надо. Нормальное телосложение, без родинок и бородавок на лице. И речи быть не может о татуировках на кистях рук. Идеальный вариант, когда с подходящими данными в роту попадают братья-близнецы. У них и лица одинаковые, и рост, и биоритмы — стало быть, и маршируют они абсолютно синхронно.

– Только не думайте, что здесь правит бал муштра, — предупреждает лейтенант. — Вовсе нет. Оказание первой медицинской помощи, тактику, устав — все изучаем. Опять же "физуха", огневая подготовка. Так что солдаты наши вовсе не "паркетные". Рота, если к ней приглядеться, представляет собой какое-то уникальное смешение советской и западной армий. Например, форму не надо стирать руками — в казармах стоят современные стиральные машины. Но и наемных работников нет — так что казарму извольте убирать сами, и наряды по столовой тоже нести. (Кормят, кстати, как на убой. Побольше мяса, побольше овощей. После перевода в Ригу из алуксненской учебки новобранцам кажется, что попали в солдатский рай.) Устав не надо зазубривать от корки до корки — его сдают с помощью тестов: вопрос и три варианта ответов.

Даже строевой шаг взять. В свое время в Первой республике это был некий компромисс между строевым российской армии и немецким парадным "гусиным". Сейчас так и ходят. Нога — не 20 см от земли, вытянута параллельно ей.

– Кстати, у нас приблизительно пятая часть роты — русские, — вспоминает вдруг лейтенант Стродс. — В основном ребята из Даугавпилсского района. Очень хорошо служат. А то! Мы русские, такие…

Официоз

Первые часовые у памятника свободы были одеты в американский камуфляж, советские десантные тельняшки и в сапоги, происхождение которых так и осталось тайной. Действительно латвийским, с парадной формой, особыми погонами и гербовыми кокардами на фуражках, караул стал позже, ближе к середине 1990-х. А вот дурацкие каски образца 1920-х, в которых головы караульных безбожно перегревались (и это несмотря на то, что они не железные — пластиковые!), убрали перед визитом в Ригу Клинтона. Наверное, побоялись шокировать американского гостя, который мог в голливудских фильмах видеть точно такие же на… немецких солдатах, которые так активно мешали американцам спасти рядового Райана. За это Клинтону, конечно, спасибо, хотя сам он вряд ли когда узнает, какую службу сослужил роте почетного караула.

Караул у памятника Свободы и Президентского дворца — только часть почетных обязанностей роты. В обязанности солдат входят проводы в последний путь умерших офицеров, участие в парадах, встречи высоких государственных гостей. Обязанности ответственные и подходят к ним соответственно. Например, с утра не пьют никакой жидкости. Лучше умереть от жажды, чем в решающую минуту, когда высокий гость будет обходить строй, стоять с перекошенным от желания сходить сами знаете куда лицом. Как правило, роту солдат выводят на аэродром, когда в Латвию прилетают короли или президенты. Тогда в довесок еще военный духовой оркестр присылают. Гости рангом пониже, вроде премьер-министров, вообще обходятся без официальных встреч.

Но по-настоящему тяжело нести службу после хоккейных и футбольных матчей — если сборная Латвии побеждает, конечно. Тогда фаны часами ходят вокруг памятника Свободы, дуют в закладывающие уши дудки, бьют в барабаны и мешают нормально смениться. К счастью, пост стоит только до 18.00, а в большинстве случаев матчи чемпионатов мира заканчиваются позже.

…Сергей З-аев, один из тех солдат, что стояли на часах возле памятника Свободы в начале 90-х, рассказал удивительную историю. Зимой, в лютую стужу к Милде подошел хорошо одетый, убеленный сединами старик. Опустился на колени и поцеловал гранит, на котором воздвигнут символ независимости. Когда пришли разводящие, Серега увидел, что у напарника лицо в слезах. Как и у него…

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form