Демократия в стране достигла того уровня, что вроде бы можно говорить об открытом гражданском обществе. С другой стороны, в действиях политиков четко просматривается курс на создание этнократического государства. Какое же общество строится в Латвии? — об этом в беседе с "Часом" размышляет политолог Карлис Даукштс.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
"Меня никто не запугивает"

- Не могу согласиться, что в Латвии создается этнократическое государство. Этнократия — это представительство одного этноса (народа) не только в политических, но и в экономических, культурных и прочих сферах. Разве культура у нас этнократическая? И в экономике проявляется русский, еврейский, германский, норвежский капитал.

Согласен с великим философом Максом Вебером, утверждавшим, что самым чистым видом легального типа господства является бюрократия. В этой сфере мы наблюдаем тенденции этнократии, и подчас это проявляется как государственная политика. Но о какой этнократии, к примеру, в Даугавпилсе я могу говорить? Да там не каждый чиновник меня поймет, если бы я не знал русского языка.

- Вы переводите разговор в бытовую плоскость. Но не будете же отрицать, что в политике, в законах виден курс на этнократическое государство. И людям нетитульной национальности некоторые политики прямо заявляют: вы здесь никто! Знайте свое место.

- Только не цитируйте мне Гарду, это же провокатор! Какое "место" должны знать 350 тысяч латвийских русскоязычных граждан? Одни стали гражданами по праву наследования — их предки жили здесь столетиями, другие — натурализовались. Они русские по национальности, но они граждане Латвии…

- "Все граждане Латвии не могут быть равны. В граждане Латвии проникли тысячи врагов Латвии", — это не Гарда, это популярный депутат Сейма от ТБ/ДННЛ Петерис Табунс. И это уже моральный террор новограждан и тех, кто их поддерживает.

- Табунс — националист. Это, извините, паранойя! О националистических, фашиствующих элементах с той или иной стороны я говорить не хочу — это область психиатрии, а не политологии.

Меня никогда и никто не упрекнул в том, что я говорю о необходимости хороших отношений с Россией, что преподаю и русским студентам. Кто, Табунс с Гардой будут терроризировать меня за то, что я с вами говорю по-русски?

Русский язык чувствует себя в Латвии уверенно, русских газет выходит едва ли не больше, чем латышских. Какая этнократия такое потерпит и о каком моральном терроре можно говорить?

Согласен, в первые годы независимости его проявления были. Случаются они и сейчас. Поднимается порой визг насчет "руки Москвы" или "измены национальным интересам" — но кто принимает его всерьез? Да, пытаются некоторые, как сейчас говорят, "наехать" на президента за согласие поехать в Москву, но не думаю, что президент воспринимает их наезды. Хотя, конечно, комфорта все это не прибавляет.

Этнократии в Латвии никогда не будет. Да, подчас политики различных мастей пытаются сотворить этнократическое государство. Но они хотят нажить политический капитал, удовлетворить собственные интересы.

А мироощущение и наши с вами отношения определяются на бытовом уровне. Наши отношения и есть позитивный момент, от которого люди вряд ли откажутся. Как только мы примем теорию этнического доминирования, мы скатимся к столкновениям. Я же не приемлю этнократию еще и потому, что она столкнет меня с моим другом Николаем, шофером-дальнобойщиком.

- Но национал-радикальная ниша не пустует. Вот и Народная партия туда втиснулась.

- "Народники" пытаются создать собственное лицо именно в национальном вопросе. У этой партии сейчас весомое представительство, они хотят распространить свое влияние и на национально озабоченного избирателя.

Это опасный путь

- Перед каждыми выборами политологи объявляют: национальная карта разыгрывается в последний раз, а она все никак не отыграется. Это болезни роста?

- Скорее, это синдром выхода из орбиты империи. Существует боязнь потеряться, опять оказаться несамостоятельным, утратить собственное достоинство. Это чувство подчас поддерживается искусственно. Но качнувшийся от "советской" точки маятник слишком надолго задержался на "национальной" точке.

Вы будете правы, напомнив знаменитое выражение: "Мертвые держат за ноги живых". Это наслоение прошлых обид… Старшее поколение не должно свои обиды переносить на другие поколения. Историю надо знать и помнить, но нельзя зацикливаться на прошлом.

Весь мир идет к открытому гражданскому обществу. Национальная гордыня, самомнение, нетерпимость в таком обществе невозможны, там невозможно и акцентирование той или иной национальности.

- Но политики тормозят развитие гражданского общества.

- Совершенно верно. Увы, деятели от политики вроде Гарды есть и в Сейме. Это недруги Латвии. От нестабильности в обществе или от натянутых отношений с Россией в первую очередь теряет латышский народ.

- Я не понял затею г-на Пабрикса разделить людей нетитульной национальности на нацменьшинства и иммигрантов. Это ли не очередной шаг к этнократии?

- Точно не знаю, что имеет в виду министр Пабрикс. По-моему, он лишь предлагает определить, что такое нацменьшинства. Он предлагает это сделать на европейском уровне.

Не представляю, как можно провести такое деление: вот эти русские или евреи — нацменьшинства, а вот эти — иммигранты. Это опасный путь. Латвия, хочет того кто-то или нет, страна многонациональная. Этнические вопросы здесь должны быть на втором месте. Этнократия в XXI веке — это нонсенс.

Досье

Карлис Даукштс, доктор исторических наук, политолог. Родился в 1944 году в Аглоне. В 1963- 66 годах служил в армии. В 1971-м с отличием окончил историко-философский факультет ЛУ, тогда же стал аспирантом, защитил диссертацию. Преподает политологию в Университете и Балтийском русском институте. Основал Институт исследования России, является его директором.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form