— Наша компания с Китаем работает уже не один год. Мы закупаем там химическое сырье. Конечно, те же продукты можно приобретать в Германии — ближе и удобнее. Но это вовсе не означает, что они не были сделаны в Поднебесной.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В большинстве случаев продукт так и так будет китайским, разве только уже обретет немецкий сертификат. Поэтому выгоднее работать без посредника, что мы и делаем. Так что дело с китайцами я уже имел, и кое-какое представление о нации у меня сложилось до этой поездки. Я знал, что китайцы активны, пунктуальны, необычайно трудолюбивы — они могут работать по 24 часа в сутки — и честны. Если они, например, обещают в случае необходимости заменить брак, то обязательно сдержат слово. Чего, к сожалению, нельзя сказать о российских партнерах. Так что сотрудничество с Китаем меня всегда радовало. Теперь же мне захотелось увидеть страну в другом ракурсе, ближе познакомиться с могучей империей. Ведь с этой позиции Китай мне был абсолютно незнаком. Ни сама страна, ни строй, который там существует. У нас, пожалуй, еще слишком свежи штампы, навязанные нам советской идеологией: о Мао Дзэдуне, о культурной революции. А они так далеки от истины.

Китайские кварталы в любых городах мира поражают почти стерильной чистотой. Тот Китай, который я увидел, оказался именно таким. Ни одна европейская страна по чистоте не может соперничать с этой самой большой державой мира. И это при тех темпах развития, которые сегодня характеризуют Китай! В Шанхае, где мы побывали, только за последние 10 лет выстроено 25 мостов через реку, которая в четыре раза шире нашей Даугавы. А что говорить о полутора тысячах небоскребов, создающих удивительный силуэт города. В Америке, о которой сразу вспоминаешь, приехав в Шанхай, вы никогда не увидите такого идеального порядка. Но главное, при этом не забыто о зеленой зоне. Такое чувство, что здесь причесана каждая травинка. И по газонам там никто даже не думает ходить. Но это, пожалуй, уже из социалистической системы планирования города. Еще один факт, который потряс меня до глубины души. Забота о людях. Не на словах, а реальная. Мы сидели в кафе, когда пошел небольшой дождь. Я так и не смог понять, откуда вдруг на пешеходных переходах выросли громадные зонты. Сперва подумал, что продают мороженое. Но зонты появились одновременно на всех четырех углах перехода. Это чтобы люди не мокли под дождем. Подобного я не видел нигде в мире.

Китайцы не ходят в национальной одежде, разве только в музеях. Они достаточно современны. На дискотеках звучит американская музыка. Правда, английского, к сожалению, китайцы не знают. Даже высокие чины, которые нас принимали, практически не говорят на языке Шекспира. Но мне кажется, если партия скажет, надо выучить язык к Олимпиаде, все китайцы будут говорить сонетами.

Роль партии в стране бесспорно велика. Хотя откровенной пропаганды на улицах я не видел. Никаких плакатов и портретов, только в сувенирных лавках. Причем сами китайцы — на любом уровне — спокойно рассуждают о недостатках своей политической системы. Народ этой великой страны понимает, что режим, при котором он живет, тоталитарный, но иного они для себя не видят. Так, например, при демократии невозможно будет контролировать численность населения. А диктатура это позволяет, спасая тем самым, как говорят китайцы, мир. Там очень организованный народ, подчиняющийся жесточайшей дисциплине.

Китайцы трепетно относятся к своей истории. К любому ее этапу. В том числе к эпохе Мао Дзэдуна. А в городе Сиань (отправной пункт на древнем шелковом пути) захоронен первый китайский император Цинь Шихуанди. Его гробница, которую возводили 700 000 рабочих, была случайно обнаружена только в 1974 году. Маодзэдуновский Китай уже такая же история, как и то бесконечное глиняное войско, которым окружил свой курган основатель империи. Меня так потрясло увиденное — тысячи фигур, и ни одного одинакового лица! — что я еще несколько дней не мог прийти в себя. Только великий и трудолюбивый народ мог создать подобное.

Современные китайцы не религиозны. Они крайне дружелюбно относятся к иностранцам. Мы всюду чувствовали себя в абсолютной безопасности. Никакой агрессивности, лишь любопытство. Ходили не только на приемы, но и по кварталам, где живет простой народ. Заходили в местные ресторанчики, и могу с уверенностью сказать, что такой вкусной еды я не ел ни в одном китайском ресторане мира. Впрочем, это присуще любой национальной кухне. Ведь на родине, где рождается рецептура блюд, продукты другой свежести. Там другая кормовая база для животных, растения произрастают в другой почве, поэтому и вкус блюд иной. Кухня — это единственное национальное, что сохранилось в Китае. И еще палочки, которыми пользуются до сих пор. Правда, они не деревянные как раньше, а пластмассовые, многоразовые.

Судить об уровне жизни китайцев очень сложно. Один из наших сограждан полюбопытствовал у какого-то менеджера о его заработке. Вопрос не очень корректный, поэтому китаец ответил на него примерно так. Мол, 10 лет назад он зарабатывал 12 долларов в месяц, теперь, "если вас устраивает такой ответ — 1500". Не стоит забывать, что на эти деньги в Китае можно купить в 4—5 раз больше, чем у нас. И я думаю, что его достаток можно сравнить с уровнем жизни тех наших служащих, которые получают около 6 тысяч. Но основная масса зарабатывает, кажется, долларов 100, а в деревнях и того меньше. Кстати, что касается заработка, то для китайцев это своего рода соцсоревнование — кто больше заработает, кто больше привлечет инвестиций. Потому что помимо материального выражения это их ответственность перед партией.

Для меня, как для бизнесмена, Китай — еще и рынок, на котором проживают 1 миллиард 200 млн. человек, поистине безграничный. А при таком строе к тому же стабильный и прогнозируемый.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form