close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Три требования

— Еще на прошлой неделе вы были уверены, что "тевземцы" скажут Эмсису "да". Но ваш прогноз не оправдался…

— Да, исходя из моих прогнозов, "тевземцы" должны были поддержать Эмсиса, потому что на данном этапе для них войти в правительство очень и очень важно. Если же мой анализ окажется неверным, это значит, что задуман какой-то другой проект, при котором Эмсис — это только промежуточный вариант. Или "тевземцы" просто торгуются.

— Будет ли, по-вашему, утверждено парламентом правительство меньшинства?

— Это зависит от того, как Эмсис будет себя вести. Мы ведь не дадим ему просто так прийти к власти, у нас есть свои условия, на которых мы его поддержим. Главных требований три. Во-первых, приоритетом номер один нового правительства должна стать проблема выживания человека, то есть социальные проблемы.

Если этого вопроса в правительственной декларации не будет, нам будет сложно поддержать Эмсиса. Во-вторых, мы настаиваем на борьбе с коррупцией. Которая была начата Эйнаром Репше, но так и не доведена до конца. Третья проблема — это интеграция общества и Закон об образовании. Мы поддерживаем тот вариант, который обсуждался за "круглым столом", организованным Ингридой Удре. Во время той встречи, в которой участвовали Карлис Шадурскис, представители ЛАШОРа, ПНС, был найден компромисс, который устроил всех, даже министра образования. А именно: процентное соотношение предметов, преподаваемых на русском и латышском языке, устанавливает сама школа, а пропорция 60/40 из закона вообще убирается. И даже Ина Друвиете на этот вариант согласилась. У нас есть свои принципы, своя политическая программа, и исходя из этого мы и будем решать, как голосовать по тем или иным вопросам.

— То есть вы допускаете, что Закон об образовании снова может быть открыт?

— Конечно, почему бы и нет.

— Предположим, Эмсис с вашими условиями согласится. Но сколько может продержаться такое правительство, которое опирается на голоса оппозиции? Ведь вы в любой момент можете "подвести"?

— Если Эмсис действительно согласится с нашими условиями, то зачем нам это правительство валить? В интересах наших избирателей, чтобы эти требования выполнялись.

Шлесерсу не хватило ума

— Но вам придется сотрудничать и с Латвийской первой партией, в которую сейчас входят пятеро покинувших ПНС…

— Нам же не с ними надо договариваться. И потом, я думаю, эти пятеро сами скоро поймут, что просчитались. Сомневаюсь, что они получат какие- то посты в новом правительстве.

— Вы думаете, что они ушли с расчетом на посты?

— А на что же еще?

— На деньги. Вы же сами говорили, что их перекупили.

— Коррумпировать можно не только деньгами, но и постами.

— KNAB начал проверку по этому делу. Вас уже вызывали на разговор?

— Вызывали. Хотя вряд ли что-то там удастся доказать. Но не это главное. Больше всего огорчает то, что ни журналисты, ни общество, ни президент не осудили такой поступок. Ни одна газета не написала, что это стыд и срам. Дело не в том, доказано или не доказано то, что их перекупили, а в том, что вообще такой переход депутатов аморален. Я еще понимаю, когда депутаты ходят из партии в партию во время выборов, но совсем другое дело, если эти депутаты были перекуплены с целью захвата власти. И те, кто это делал, просчитались. Ведь Шлесерс уже почти считал себя премьер-министром, когда их пригласил. Но ему не хватило ума дождаться, пока его номинируют, а потом уже перекупать людей. А эти как дурачки побежали к нему.

Лембергс был бы хорошим премьером

— Если, как вы говорите, Эмсис — это промежуточный вариант, то кто же тогда окончательный?

— Это только мое гипотетическое предположение. Все зависит от того, насколько грамотно Эмсис будет себя вести, насколько он сумеет делить ответственность между партнерами по коалиции. Я не хочу хоронить это правительство раньше времени, ведь оно еще не создано. Партии могут и не договориться при разделе постов — это очень возможный вариант. Какая-то партия может хлопнуть дверью и сказать, что Эмсис не способен создать правительство и пусть президент еще подумает. В этом смысле серьезное внимание Эмсис должен обратить на Народную партию, которая кроме себя во главе государства никого не видит. А быть во главе государства в канун таких больших выборов — в Европарламент и муниципальных — очень выгодно. Думаю, самыми спорными станут министерства финансов и экономики. То есть те ведомства, которые контролируют денежные ресурсы государства.

— И европейские деньги?

— Да.

— Насколько серьезно вы воспринимаете заявления Айвара Лембергса о том, что он готов спасти страну от диктатуры и стать премьером?

— В Латвии возможно все, что вообще нигде невозможно. Я ничему не удивлюсь. Но если честно, по-моему, Лембергс был бы очень хорошим премьер-министром. На своем посту мэра Вентспилса Лембергс доказал, что он хороший хозяин. Но захочет ли он возглавить правительство — другой вопрос. И потом, у него нет партии для этого.

— Он может повторить сценарий Шкеле, который сначала стал премьером, а потом создал партию…

— Все возможно.

Репше предают свои

— А если бы вы сейчас были на месте Эмсиса, как бы вы себя повели?

— Ну, если бы я был на его месте, то ни за что бы не стал идти за помощью к "тевземцам". Зачем они нужны? Партия, за которой закрепился имидж похоронщиков всех правительств? Партия, которая, как и все, кто был у власти эти годы, ответственна за разграбление государства? А Новое время ведет себя сей- час так, как будто "тевземцы" с Луны или с Марса свалились, как будто они ни за что не должны отвечать, в том числе и за расцвет коррупции. У Нового времени нет последовательной позиции. Сказал, что борешься с коррупцией, — борись до конца. "Тэбэшники" ведь в этом тоже виноваты. К сожалению, ни одна партия в Сейме не имеет 51% голосов. Ну а если ты это знаешь, то не обзывайся. Проблема в том, что в государстве очень много незрелых политиков. Вот Репше — это вопиющий пример политической незрелости. Каким будет Эмсис — посмотрим.

— Как вы считаете, в чем причина такого упрямства Нового времени, которое наотрез отказалось сотрудничать с Эмсисом?

— Вот если бы вы меня спросили, почему Репше ушел, я бы ответил.

— И почему он ушел?

— Потому что его предают свои. Внутри самого Нового времени заметен раскол. Одна фраза Улдиса Клауса чего стоит — о том, что хорошо бы Репше отправить в Брюссель. Разве это нормально, если руководителя партии так "посылают"? Да и другие члены партии позволяют себе разные высказывания. Так что для Репше сейчас проблема сохранить единую партию и фракцию. Просто многие деятели Нового времени поняли, что стиль руководства Репше недостаточно демократичен. Они поняли, что если все время держаться за одного Репше, можно потерять власть. Представьте ощущения тех депутатов, которым сейчас надо будет сложить мандат и уступить свое теплое кресло тем, кто вернется в Сейм из министерств. Я не думаю, что они в связи с этим будут испытывать горячую благодарность к Репше.

— Говорят, и в рядах "тевземцев" намечается раскол.

— Это все зависит от того, какую позицию они займут по отношению к правительству. Какая-то часть из тех, кто не захочет сидеть в оппозиции, может присоединиться, например, к Народной партии.

Солдаты важнее прав человека

— Несколько дней назад появилась информация о том, что в Москве прошла некая "встреча в верхах", на которой было решено, что наиболее выгодным премьером для России были бы Зиедонис Чеверс или Айнар Шлесерс.

— (Долгое молчание). Я не буду это комментировать.

— Как будут развиваться отношения Латвии с восточным соседом в свете последних весьма резких разногласий России и Евросоюза?

— Не думаю, что кто-то в Европе очень заинтересован диктовать России условия и из-за маленькой Балтии портить с ней отношения. К тому же упреки России в наш адрес обоснованны. Но наши политики все время твердят, что Латвия соответствует всем критериям, и "размахивают" мнением ОБСЕ и других структур. Но разве нам критерии важнее, чем ощущения людей, с которыми мы живем? Что мне мнение какого-то Экеуса? Меня заботит то, как чувствуют себя люди. Да, мы живем в специфическом государстве, и надо эти проблемы решать. Между прочим, планка всех этих европейских стандартов снижена из-за распространения терроризма. Для НАТО и Евросоюза важнее, чтобы мы посылали в "горячие точки" своих солдат и платили военные взносы.

Другая проблема — социальные вопросы. Больше половины населения у нас живет за чертой бедности. Ну ладно, раньше люди все это терпели ради светлого будущего, ради НАТО, ЕС. А после 1 мая ради чего они будут терпеть? Не будут терпеть, и рано или поздно выйдут на улицы и начнут бить витрины. Первым делом — витрины аптек. Государство ведь не может обеспечить элементарные нужды человека.

Политическое недоразумение

— В преддверии евровыборов — и муниципальных и, наконец, парламентских — перед русским избирателем вновь встанет вопрос, за кого голосовать. А выбор невелик. Вот как, например, голосовать за ПНС, которая стольких людей потеряла — Долгополова, Плинера, пятерых депутатов, которые ушли в ЛПП…

— Ну а почему они ушли? Почему ушел Долгополов? У нас разве с ним были разногласия? Никаких. Просто он поддался каким-то соблазнам. Он всю жизнь был прислугой, всю жизнь за начальством бегал с папочкой, и тут сам стал начальником. И сошел с ума. Да, люди уходят, но это нормальный процесс становления партий.

— Прошло уже 13 лет, пора бы встать на ноги.

— Извините, у нас же нет демократических традиций. Вот эти пятеро ушли — и никто не осуждает: значит, это нормально? Я не верю, что эти люди ушли потому, что, как говорит Максимов, у ЛПП каждое заседание фракции начинается с молитвы. Они ведь ушли и даже программу не прочитали. А Турлайс мне сам говорил, что не собирается сидеть в оппозиции, ему надо решать какие-то свои личные проблемы. Это вообще политическое недоразумение — эти пятеро депутатов. Как они возникли, так и сникнут. Это наша кадровая ошибка. Например, Вячеслава Степаненко мы взяли только потому, что это было одно из условий, которое выдвинула телекомпания, транслировавшая футбольный чемпионат. А Валерий Карпушкин — это "бартер" с газетой Час.

— Как вы думаете, может ли общественная организация Cita Politika, которую создал Долгополов, со временем перерасти в серьезную политическую силу?

— Да вы посмотрите, кого он там собрал! Политический мусор. Разве на нем можно что-то построить? Ну как Курдюмов может быть в одной партии вместе с Лаускисом? Заявили, что собираются решать хозяйственные проблемы. Как это понимать? Так и скажи, что хочешь захватить какие- то посты и этим жить.

— Кого же в данной ситуации вы считаете для ПНС наиболее серьезным политическим конкурентом?

— Сейчас речь не о политической конкуренции — идут совершенно другие процессы. Ныне политические партии находятся под властью экономических группировок. Вот Плинер уходил. Он мучался перед тем, как ушел. Он сам мне сказал, что его заставлял уйти Каргин. Что он заинтересован перед муниципальными выборами сохранить бренд ЗаПЧЕЛ, и я это должен делать. Разве это политически корректно?

— А под властью какой группировки находится ПНС?

— Но мы же в оппозиции. Мы никому не интересны. Мы выживаем за счет того, что уже 10 лет на политической арене. У нас действует принцип "с миру по нитке".

— С момента раскола ЗаПЧЕЛ вы постоянно говорите, что в течение срока полномочий 8-го Сейма ПНС войдет в правительство? Вы до сих пор в этом уверены?

— Да.

— Какой же для этого необходим политический расклад?

— Должна погода измениться. Политический климат. Возникнет потребность в стабильных ценностях, а у нас они есть.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form