Трагедия Эрика Бертевича заключается в следующем: он хотел жить за счет общества, но общество этого не хотело.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Экономические преступления, если только это не кража банки варенья у соседа, отличаются повышенной сложностью для расследования. В нашем случае злодеяния превратилось в жуткий клубок, в который намотались события, нечистоплотные устремления, злодейские замысли и бесконечные "кидки" всех и вся. С первого взгляда невозможно понять, кто тут потерпевший, кто злодей, а кто просто рядом стоял. Впрочем, отдел дознания газеты эти трудности не остановили…

С чего начинается мастерство

Признаться, сначала я хотел написать про конкретное уголовное дело о мошенничестве и присвоении в особо крупных размерах. Но, погрузившись по уши в кипы документов, я сделал настоящие открытие, имя которому — Эрик Бертевич. Портрет этого прирожденного афериста нарисовался настолько выпукло и ярко, что посвящать драгоценную площадь под разжевывание дела одной старушки просто грешно. Поэтому эту статью я целиком посвящаю многогранным талантам Бертевича.

Итак, "трудовой" путь нашего героя начался в первой половине 90-х в составе преступной группы из семейного клана Арфитовичей и их друзей. Объединявшая их идея была простой. Некие лица, оставшиеся за кадром, продали им 45 сертификационных книжек с оттисками поддельных печатей. Товар (за исключением, конечно, оттисков) был изготовлен на вполне легальной латвийско-финской типографии и был высокого качества. Требовалось только вписать туда имена липовых владельцев, после чего их смело можно было продавать. Мошенники так и сделали. В качестве владельцев сгодились знакомые покойники вроде старушки Зенты Межраупы, лежащей на 2-м городском кладбище. Заодно мошенники изготовили фальшивые доверенности в количестве 37 штук.

По тому уголовному делу насчитывается 23 эпизода, что, надо полагать, соответствует количеству реализованных книжек. Преступники жили припеваючи: за неполный год группа разбогатела на 5,5 тысячи полновесных доинфляционных латов (кроме того, Бертевич лично пристроил книжек еще на две тысячи латов). Впрочем, нашему герою и этого было мало. Параллельно со своей "основной" работой он успел провернуть еще несколько сделок. Смысл из сводился к следующему. Бертевич, умеющий всегда держать нос по ветру, быстро догадался, что самый перспективный рынок в Латвии — недвижимость. Он быстренько обзавелся массой знакомых среди домовладельцев и маклеров, которым импонировали его обманчивая солидность и прозападный лоск (Бертевич по национальности поляк). Так вот, якобы от имени некоторых своих знакомых-домовладельцев, он заключал договора об аренде и получал деньги. Потом новые жильцы пытались въехать на "законные" метры, возникали скандалы, но Бертевича уже и след простыл. На этом ему удалось заработать еще 2,5 тысячи латов.

Увы, полиция решила не проводить психиатрическую экспертизу нашего героя на предмет вменяемости. Подобное обследование пролило бы свет на многие страницы жизни Бертевича, на которых можно найти ответ на вопрос: почему здоровый и крепкий мужчина (к тому же отец двух детей) упорно не желает работать, искренне считая, что люди должны его содержать?…

А дым отечества так сладок…

Дурная репутация дельца, не брезгующего никакими методами, сделала его изгоем в среде столичных маклеров. Бертевич понял, что ничего крупного провернуть в Риге уже не удастся, и нацелился на ближнюю провинцию. Для этого он на своей машине объезжал хутора и поселки в Рижском районе, задавая всем встречным один и тот же вопрос: не собирается ли кто продавать землю или квартиру? Такие, естественно, находились. При этом он не оставлял и Ригу (за два года -- восемь жертв с ущербом на 38,5 тысячи латов).

В районе ему удалось познакомиться с семьей Пруминьшей, проживающих под Саласпилсом. По закону о денационализации им досталось около 21 гектара земли. Что делать с таким количеством недвижимости, они не знали. Бертевич уговорил их продать примерно 18 гектаров. Сказано — сделано. В октябре они подписали доверенность на Бертевича, а уже в ноябре — договор купли-продажи со Светланой Усатовой. Земля была оценена в 12 тысяч долларов (даже для 2002 года это — очень дешево). Все эти деньги, если верить документам, были переданы Бертевичу в присутствии присяжного нотариуса. Наш герой эти деньги, естественно, присвоил.

Вскоре Пруминьши забеспокоились. О договоре купли-продажи они прекрасно знали, а вот денег — даже не видели. Полгода старушка Гунита и ее брат Нормунд жили ожиданиями. В марте их терпению пришел конец: они сходили к адвокату и спросили, что делать. Адвокат насоветовал им… продать уже проданную землю. Старушка бодро сбегала к соседке Агите Спуе и попросили ее купить землю. "Задешево отдам, только спаси", -- умоляла бабушка, у которой от страха аж глаза закатывались.

Спуя навела справки в Земельной книге и узнала, что земля еще не закреплена за Усатовой. Тогда она быстренько зарегистрировала свой договор. Поэтому когда через пару недель Усатова попыталась переписать землю на себя, судья Земельной книги ответила отказом: дескать, Пруминьшам уже ничего не принадлежит.

Возмездие находит

Адвокат не мог не понимать, что сподвигает пенсионеров, мягко говоря, на противозаконные действия. На этот случай он решил подстраховаться: порекомендовал старушке Прумине черкануть заявление в полицию. Женщина так и поступила, написав заявление на Бертевича. После этого Пруминя успокоилась: землю она пристроила, деньги получила, хотя бы и адвокату пришлось заплатить немало. А тот факт, что она дважды продала свою землю, она решила скрыть. В заявлении она написала, что, спасая свое имущество от спекулянтов, была вынуждена переписать недвижимость на родственницу. Это ложь моментально вскрылась: на первом же допросе Спуя заявила, что землю купила.

После трех судов, стоивших старушке нескольких тысяч латов, Верховный суд решил: Усатову признать потерпевшей, а с семьи Пруминьшей взыскать около восьми тысяч латов. Хутор и остатки старушкиной земли были арестованы. Так что наследство семьи Пруминьшей им ничего, кроме головной боли и долгов, не принесло. Это ведь как бездарно надо распорядиться своим имуществом, что продать 21 гектар с убытками!

А что наш Бертевич? Его еще в 2002 году посадили за старые грехи и дали по совокупности семь лет тюрьмы. Так что новое дело ему ничего, кроме нового иска на восемь тысяч латов, не добавило. Он и без этой старушки задолжал своим жертвам около 40 тысяч латов без намека на то, что когда-нибудь отдаст…

(Фамилии некоторых действующих лиц изменены по этическим соображениям)

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form