Отдел дознания газеты "МК-Латвия" предлагает читателю новый проект "Криминальная Латвия". В течение месяца в каждом номере газеты мы будем публиковать историю об убийстве, основанную на документах и свидетельских показаниях. Людям с легковозбудимой психикой рекомендуем пропустить страницу.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Серия 1-я: Смерть из маминых рук

В течение нескольких часов девочка потихоньку умирала в полиэтиленовом кульке от шока, холода и дефицита кислорода. Все это время мама лежала рядом, на расстоянии вытянутой руки, и думала о том, куда девать труп…

Оборванная пуповина

7 декабря 2003 года "скорая" привезла в Булдурскую больницу очень бледную немолодую женщину, находившуюся в полубессознательном состоянии. Обследовавшая ее врач Инесе Ласмане пришла к выводу, что пациентка потеряла много крови (позже выяснилось, что потеря была близка к смертельной -- 1,5 литра!). Удивительно, как при этом женщина могла так долго сохранять сознание.

Больной ввели физиологическую жидкость и препараты, позволяющие предотвратить тяжелые последствия кислородного голодания. Стали смотреть, что могло вызвать обильное кровотечение, и выяснили, что причина -- в послеродовой травме. Из утробы пациентки извлекли доказательства: плаценту и части пуповины, не то отрезанной, не то перегрызенной. Стало понятно, что женщина решилась на самопальные роды в домашних условиях, что привело к тяжелым последствиям.

Врачи Булдурской больницы поинтересовались у мамы, где ребенок. Новорожденного следовало показать врачу, к тому же не мешало бы этот радостный факт зарегистрировать, присвоить младенцу персональный код, выписать в конце концов свидетельство о рождении… Но мама в ответ на все вопросы молчала или давала путаные ответы, лишь усиливая подозрения. Когда же в больнице появились домочадцы, для которых новость о рождении какого-то ребенка стала полным сюрпризом, история с пропавшим младенцем стала приобретать криминальный оттенок.

"Белые ночи" в шкафу

9 декабря наряд юрмальской полиции выехал на квартиру загадочной пациентки, 37-летней Айи Глински, проживавшей в Юрмале, на проспекте Виенибас, 33-4а. По этому адресу находится частный деревянный двухэтажный домик с облупившейся краской и ржавой крышей классического юрмальского типа. Обычно хозяева сдают их в аренду на непродолжительный срок в надежде, что жильцы уберегут строение от поджога, пока недвижимость не удастся сбыть какому-нибудь нуворишу.

На кухне, у холодильника, полицейские обнаружили первую улику -- таз с замоченным окровавленным бельем. На полу маленькой комнаты, вместившей диван да старый советский шкаф для белья, нашли пятна крови и остатки человеческих тканей, по-видимому, пуповины. Тут же лежали простыни и покрывала с пятнами крови. Было очевидно, что самопальные роды проходили именно здесь.

Полицейские подняли кровать. Потом открыли шкаф, вытащили вещи и белье. Из нижнего отделения с откидывающейся дверцей на магнитиках вытащили майку, штаны, свитер и другую одежду. В дальнем углу нашли целлофановый кулек с надписью: "Производитель -- ООО "Белые ночи". Фирма с таким романтичным названием должна была бы делать эклеры для влюбленных. Из пакета полицейские достали то, что искали: скрюченный труп новорожденной девочки, голова и грудь которой были обернуты какой-то тряпкой. Маленькое тельце положили на расстеленные газеты, сфотографировали, как положено, в разных ракурсах, измерили (48 сантиметров). Потом тряпку сняли, открыв застывшее в муке посиневшее личико. В тот же день у палаты Айи Глински поставили полицейского, а как только ей чуть полегчало -- перевезли в больницу Рижского централа.

Беременность никто не заметил?

На первом же допросе Айя Глинска стала врать дознавателю. Она рассказала, что где-то в сентябре 2003 года поняла, что забеременела. Она не пошла к врачу, так как у нее, дескать, не было денег. Потом решила, что будет рожать в больнице и откажется от ребенка, потому что он прижит от любовника, а не от мужа.

В ночь на 7 декабря она находилась дома и спала со своим супругом Юрисом Глинскисом. После полуночи проснулась от схваток. Она ушла в соседнюю комнату, где вскоре родила девочку. Потеряла сознание. Очнувшись, увидела, что ребенок не двигается. Она завернула тельце в пакет и спрятала его в бельевом шкафу, забросав сверху тряпками. После обеда ей стало плохо, и домочадцы вызвали "скорую".

Затем полицейские допросили мужа Юриса Глинскиса. Его показания пролили свет на многие тайны Айи Глинской и подтвердили худшие предположения полиции о том, что убийство ребенка было задумано задолго до его рождения. Он рассказал, что прожил с Айей Глинской 13 лет. В 1989 и 1991 гг. у них родились две дочки — Сандра и Санта. Но три года назад у них испортились отношения, и они решили развестись. Жена переехала к подруге Инге, проживавшей в Каугури. Айя Глинска была заботливой мамой и навещала своих дочек, живших у отца, примерно раз в две недели.

Весной 2003 года Юрис Глинскис собрался на заработки на Колку. Детей надо было с кем-то оставить, и дочки упросили отца взять в дом маму Айю. В сентябре он вернулся с заработков и заметил заметно округлившийся животик и располневшую грудь своей экс-супруги. На вопрос, не забеременела ли она, Айя Глинска ответила отрицательно.

Мол, она много кушает, поэтому и растолстела. Поверил или нет муж в эту байку, точно не известно. Но тот факт, что он скоро перестал обращать на это внимание, сомнению не подлежит: Айя много курила, выполняла всю тяжелую работу по дому, изредка занималась сексом с мужем и участвовала в попойках наравне с мужиками.

В ту ночь он крепко спал, так как накануне в "узком семейном кругу" было выпито немало водки. Около семи утра он проснулся и увидел, что жены рядом нет. Супруга лежала в соседней комнате под горой из простыней и покрывал. Рядом лежали окровавленные тряпки, а сама Айя была бела как мел. Женщина попросила стакан воды и сигарету.

На вопрос о том, что случилось, она ответила: мол, старые болячки по женской части (в уголовном деле имеется справка, что в ноябре 2002 года она лечилась от гонореи, трихомонального кольпита и других "сугубо женских" болезней). Муж, удовлетворившись ответом, уехал на работу. То же самое она сказала своим дочкам, которые, помимо окровавленных тряпок, увидели рядом с мамой пластмассовое 10-литровое ведро, на треть заполненное кровавой жидкостью.

Баня, гонорея и пожарный

Впрочем, ключевым свидетелем этого жуткого дела стала сама новорожденная девочка, убитая мамой. Судебный эксперт провел вскрытие и установил, что девочка родилась абсолютно здоровой, без единой патологии, несмотря на все старания мамы (помимо вредных привычек и тяжелой работы, Айя Глинска принимала антибиотик "Ницин", приводящий к врожденным уродствам плода). Она прожила на этом свете несколько мучительных часов и погибла от переохлаждения и шока.

Экспертиза и показания родственников позволили восстановить детали убийства, но не дали ответа на главный вопрос: мотив преступления, причины, которые заставили женщина и мать двоих детей пойти на такой шаг. Чтобы раскрыть эту тайну, полиции понадобилось найти еще одного свидетеля.

Итак, знакомьтесь. Самый вероятный отец ребенка, работник Пожарно-спасательной службы Юрмалы Сергей Байнов 1968 года рождения. Женат, имеет двоих детей. Живет в квартире у мамы, так как с женой давно разошелся (официально развод, правда, так и не оформили). Аккуратно платит алименты. В свободное от службы время подрабатывает в какой-то бане сторожем.

На этой второй работе он и познакомился с Айей. Слово за слово, стали встречаться. Гуляли по магазинам, ходили по кафэшкам. Естественно, были интимные отношения. Несколько раз он оставался ночевать у Глински в квартире бывшего мужа. Потом познакомился с хозяином Юрисом Глинскисом и несколько раз с ним выпил. В общем, нормальный любовный треугольник в прохладном прибалтийском духе.

Невыясненным остался только один пунктик. Чем одинокая и еще нестарая женщина, не имеющая официальных источников дохода, регулярно занималась в бане? Да к тому же сумела подцепить венерическую болезнь -- верный признак беспорядочной половой жизни? Ответ напрашивается сам собой, однако полицейские не стали копать в этом направлении. Ведь работа мамы прямого отношения к делу об убийстве новорожденной девочки не имеет.

Сергей Байнов догадывался о том, что Айя Глинска выносила и убила именно его ребенка. На одном из допросов он заявил, что был готов признать родившуюся девочку и платить ее маме алименты. Он недоумевает, как женщина могла решиться на такой поступок.

Но Айя не нуждалась в алиментах. Ей, как и любой матери, были нужны мужчина, дом и семья. По-видимому, она надеялась вернуться к Юрису (заметим, сам экс-супруг даже не допускал такой мысли), а ребенок от пожарного мог разрушить эти планы. Воображаемая дорога к семейному счастью пролегла через труп младенца…

Вместо послесловия

В мае прошлого года Рижский окружной суд вынес приговор Айе Глинске -- 10 лет заключения в тюрьме частично закрытого типа. В этом году этот приговор вступил в силу. Судьи посчитали, что женщина на момент совершения преступления была полностью вменяемой и осознавала последствия своих действий.

Материальное состояние приговоренной также позволяло ей нормально растить ребенка (в семье были три взрослых работоспособных человека: Айя Глинска и ее бывший муж, а также племянница Глински Элина Голдштейна).

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form