"Ну что вы! Как можно при живом–то президенте…" — еще совсем недавно в один голос отвечали политики, когда их просили назвать возможных преемников Вайры Вике–Фрейберги. Очевидно, основные дебаты по кандидатуре главы государства начнутся уже после выборов.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Но тем не менее в последние дни в политических кулуарах уже стали обсуждать почти "запретную тему" президентских выборов.

Толчок к таким дискуссиям дала сама ВВФ, которая уже официально заявила о своем намерении претендовать на должность генсека ООН. Шансов у ВВФ занять главное кресло в офисе в Нью–Йорке немного. Но если все–таки наш президент "пойдет на повышение", то место президента ЛР станет вакантным уже к декабрю. То есть менее чем через месяц после того, как к работе приступит новый сейм. И времени на раздумья (читай — политические торги) у депутатов будет крайне мало, а значит, уже сейчас необходимо "искать" подходящих претендентов.

Пока официально в качестве кандидата в президенты фигурирует только экс–глава МИДа и экс–комиссар ЕС Сандра Калниете. Ее недавно выдвинули репшисты. Представители остальных правых, то бишь конкурирующих партий, уже поспешили заявить, что эта активистка "песенной революции" может не тешить себя надеждами стать хозяйкой президентского замка на ул. Пилс. Причина чисто латвийская, "ментальная" — кандидата от конкретной партии политики из зависти, подозрительности и прочих "нюансов" просто не могут поддержать. Таким образом, любой человек с партбилетом просто обречен на проигрыш в президентской гонке. Во всяком случае, если его "засвечивают" раньше времени — до начала торга.

У каждой крупной партии есть "в резерве" свои кандидаты, но по вышеназванной причине они официально своих претендентов не называют. Неофициально же Народная партия в качестве своих кандидатов в президенты ЛР рассматривает двух однопартийцев — главу МИДа Артиса Пабрикса и министра культуры Хелену Демакову. Отметим, что шансы г–жи Демаковой, мамы "замка света", априори выше, чем у Пабрикса, — нынче в ЛР, как и вообще в ЕС, особая мода на женщин в роли лидеров. Кстати, партнеры народников по правящей коалиции — "зеленые крестьяне" тоже не прочь выдвинуть кандидатом в президенты министра образования Байбу Ривжу.

На этом список женщин — партийных кандидатов пока заканчивается. Из беспартийных претендентов на президентское кресло в кулуарах называют руководителя стратегического совета при президенте ЛР профессора Жанету Озолиню — не исключено, что ВВФ замолвит слово именно за нее, все–таки работает в команде действующей главы государства.

Равно как и литератор, драматург Мара Залите, которая возглавляет президентскую языковую комиссию. Правда, ей как очень национально настроенной даме будет трудно рассчитывать на голоса в сейме левых (русскоязычных) депутатов, а ведь без поддержки русскоязычных политиков едва ли можно будет избрать обитателя Рижского замка. Особенно в условиях перманентной войны между репшистами и остальными правыми (читай — латышскими) партиями.

В последнее время в качестве кандидата стали упоминать и бывшего посла ЛР в Финляндии Анну Жигуре, которая прославилась на волне противостояния Юрмальской думы и активных жителей города–курорта. Г–жа Жигуре возглавила общество защиты интересов жителей Юрмалы и фактически заблокировала принятие плана развития города.

Если посмотреть на мужской лагерь претендентов на президентское кресло, то здесь, кроме уже названного Пабрикса, следует упомянуть бывшего посла ЛР в США, а ныне директора Института образа Латвии Ояра Калниньша. У него есть несколько преимуществ (перед другими кандидатами). Во–первых, он не является сторонником конкретной партии. Во–вторых — большую часть жизни провел в эмиграции, на Западе. В–третьих — он проамериканист, а влияние США на политику ЛР весьма велико, тем более в таком стратегическом вопросе, как выборы президента.

Совсем мало шансов (во всяком случае — пока) оказаться в кресле главы государства у двух "тевземских" неофициальных кандидатов — депутатов Европарламента Гунтара Краст-са и Гирта Валдиса Кристовскиса. Во–первых, эти кандидаты все–таки представляют крайне правую политическую силу, а эпидемия национализма все–таки в Латвии уже пошла на спад. А во–вторых, едва ли представители остальных правых партий захотят таким вот образом реанимировать эту партию, которая, кстати, может и не преодолеть на выборах 5–процентный барьер.

Теоретически неплохие шансы стать президентом ЛР имеет действующий комиссар ЕС Андрис Пиебалгс. Но согласится ли он променять пост министра Евросоюза на пост президента Латвии — это большой вопрос. Тем более что Пиебалгс пока весьма успешно работает в Брюсселе и вполне может быть избран на пост комиссара еще лет на пять.

Наверняка после выборов появятся и другие, в том числе "неожиданные" кандидаты. Рискнем предположить, что снова в числе преемников ВВФ будут фигурировать представители западной латышской диаспоры. Так или иначе, но очевидно одно: политический торг по посту главы государства будет очень горячим, едва ли одна партия сможет получить сразу два поста — премьера и президента или президента и спикера сейма. Скорее всего, правы те, кто считает, что и следующим президентом станет беспартийный, компромиссный кандидат. Возможно, в обозримом будущем ЛР все–таки "созреет" до всенародных выборов президента. Это, конечно, весьма дорого-стоящая процедура, но истинная демократия стоит денег.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form