"Андрис Шкеле — не латыш обыкновенный. В своей жадности и властолюбии он был смелым, дерзким, бесстрашным, урывал, где только мог. Берзиньш — типичный латыш. Он делал все то же самое, но осторожно и продуманно, пытаясь спрятаться за чужими спинами"

Comment Form