11 ноября парусный катамаран Kaupo закончил кругосветное путешествие и стал первой латвийской яхтой, совершившей такой длительный поход. Путешествие через океан на катамаране не просто нелегко, а смертельно опасно. Команда бессребреников-интеллектуалов, прорвавшись через шторма трех океанов, возвращается домой.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Каупо звали вождя ливского племени, принявшего за королевских титул христианство. Личность неоднозначная, но наверняка сильного, яркого нрава. Его тезка тоже сумел показать характер. И теперь в латвийские анналы имя Каупо вписано дважды.

Соревнование на выносливость

– Когда в 1997 году я плыл на Kaupo капитаном, мы попали в цепь циклонов, — рассказывает "ВР" Элмарс Витолиньш, юрист Латвийского пароходства, с нетерпением ожидающий возвращения товарищей домой. — Паруса не поднимали, чтобы не перевернуло. Но и со спущенными парусами нас промчало через Атлантику всего за три недели. Чуть об Азорские острова не разбились. Фактически мы плыли через постоянный шторм. Очень тогда докучал непрерывный свист ветра. К болтанке через недельку-другую привыкаешь, а вот к этому звуку, сутками визжащему на одной ноте, наверное, невозможно привыкнуть. Еще одна беда нахождения в шторме — это отсутствие точек, за которые может зацепиться взгляд. Море и небо постоянно находятся под разными углами друг к другу, и не очень отличаются по цвету. Нормальный водный ад, в котором настоящие моряки обретают мужество и спокойствие.

Тогда, пять лет назад, Kaupo проверяли на прочность. Никто не верил, что на катамаране можно пересекать океаны — слишком ненадежная конструкция. Капитаны судна Валдис Гриненбергс-Гринбергс и Александр Попов сами укрепляли свой корабль. В результате деревянные стяжные балки заменили на вертолетные лопасти и усилили канатные стяжки двух корпусов. И Kaupo доказал свою надежность. Он перенес шторма Атлантики, а вот его капитану у берегов Америки понадобилась срочная операция на сердце. Требовалось ставить искусственные клапаны. Американские врачи сделали срочную операцию за 128 тысяч долларов, а потом обнаружили, что платить некому — таких денег ни у Гринбергса, ни у его команды не было. Добраться на самолете домой ему помогла латышская община провинциального городка Ньюпорт-Ньюс. Вместо Гриненбергса-Гринбергса в Ригу Kaupo привели его друзья Александр Попов и Элмарс Витолиньш. Но уже в следующем году Гриненбергс-Гринбергс отправляется со своей командой на славном катамаране в страну ледяных штормов — Норвегию, в самую северную точку — порт Нордкап. И пройдя это испытание, всерьез задумывается об исполнении своей детской мечты — кругосветном путешествии.

Безумству храбрых поем мы песню

Что ни говори, а все-таки есть такие необычные люди, которых то и дело тянет на подвиги и приключения. Экипаж Kaupo — команда физиков-химиков. Какие там ветра? Какие шторма? А вот поди ж ты… Три года шесть энтузиастов, трое из них — с учеными званиями, готовили яхту к кругосветке по три дня в неделю. Материалы собирались с миру по нитке, и каждый выкладывался как мог. Накануне отплытия взяли отпуск за свой счет — и вперед, навстречу ветру…

Психологическая совместимость в этом деле — чуть ли не самое главное. Три года на яхте можно сравнить с тремя годами на подводной лодке, где хлопнуть дверью даже при сильном желании не получится. Александр Николаевич Попов, второй капитан яхты, — прирожденный моряк. В 12 лет он нюхнул моря, и с тех пор его не покидала извечная мечта мореходов всех времен и народов — обогнуть земной шар и доказать, что он круглый. Другая жена бы показала супругу кузькину мать, а Попову — повезло. Его супруга Светлана Тимофеева, тоже доктор наук и тоже "морская волчица", стала коком на Kaupo.

Ветер приключений

Путешествие во славу латвийского флага началось 31 октября 1999 года. Из Риги — в испанский порт Лас-Пальмас, оттуда — в столицу Аргентины Буэнос-Айрес. Далее — через приют штормов Мыс Горн — в Южную Америку и чилийский порт Вальпараисо. Оттуда, перемещаясь из Южного полушария в Северное, в США, в Лос-Анджелес, а оттуда в австралийский порт Дарвин. С родины кенгуру — через мыс Доброй надежды на острова Зеленого Мыса и уже оттуда — в Ригу…

Когда у обычной яхты ломается мачта, судно все равно остается на плаву и может дрейфовать по направлению к берегу. Катамаран — это две яхты, соединенные между собой жесткими скрепляющими балками и мачтами. Увы, с врожденной боязнью сильных штормов. Если шторм ломает мачты и балки, то беды не избежать: оба корпуса катамарана переворачиваются и идут ко дну.

И летом прошлого года в Аргентине случилось самое страшное. Шторм таки добил мачту. Жизнь отважных мореплавателей буквально висела на волоске. Хорошо, что Kaupo был недалеко от берега. Приплыли в порт, встали на якорь. Стали ремонтировать судно. Отправляясь в путь, команда взяла с собой и материалы и инструменты для ремонта, но запасной мачты как-то не захватили. Пришлось покупать материалы и арендовать мастерскую для доделки. Пикантность ситуации в том, что денег не было. На мачту для Kaupo по 500 баксов скинулись рижане Элмарс Витолиньш и Валерий Каргин и канадец Владимир Шишкин. Еще по 300 долларов добавили яхт-клуб города Марс-Марино, латыши из Рио-Гранде и какая-то английская яхта. И еще 100 долларов добавило Латвийское объединение многокорпусных яхт. Далее уже путешествие пошло гладко. Останавливаясь в портах, экипаж первым делом ищет Интернет-кафе, чтобы отправить в Ригу очередную порцию своего дневника. Сведения отрывочны, но пахнут настоящим морским ветром. Оставим все разговоры до возвращения. Главное — кругосветка считается завершенной. В прошлый понедельник Kaupo отметился на островах Зеленого Мыса, вернувшись в ту же точку, где был 4 марта 2000 года. Позади 35 400 морских миль.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form