close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Кооперация, умение играть по правилам союза, жесткий, даже наглый лоббизм интересов страны в Брюсселе — вот что предлагает в ответ на это эксперт по народнохозяйственным вопросам Модрис Луянс.

Прогнозов никто не строил

— У Латвии остались считанные месяцы до получения статуса полноправного члена ЕС. Что делать, чтобы попасть туда, сегодня всем ясно. Однако что делать, когда мы туда фактически попадем? Господин Луянс, вы как эксперт по народнохозяйственным вопросам как бы на это ответили?

— Мне пришлось изучить программы всех крупных латвийских партий. Там есть два основных пункта — вступление в партию и вступление в ЕС. Что будет дальше, политики формулируют весьма туманно. Между тем до и во время референдума о вступлении в ЕС меня как избирателя упорно убеждали, что в Латвии все подготовлено для существования в рамках Евросоюза.

Надо только отшлифовать какие-то детали, нюансы, уточнить новые условия. Поэтому то беспокойство, которое мы ощущаем в последнее время со стороны госпожи президента по поводу наступающего кризиса в правительстве, теоретически необоснованно. Какая разница, какое будет правительство, если чиновничество работает качественно, все документы подготовлены, есть программа о вступлении в ЕС, имеется План развития народного хозяйства. Если из этой схемы и выпадет несколько человек, это вовсе не означает, что сразу рушится вся созданная система. В чем проблема, господа? Придерживаемся плана и идем.

Однако не все так просто. По сути, когда Латвии впервые было предложено вступить в ЕС, началось ускорение процесса. Ведь еще за год до этого в первом туре нашу страну не планировалось принимать в союз. А через год, изменив свое политическое мышление и свои интересы, Евросоюз согласился на прием новых государств ускоренными темпами, то есть на расширенный вариант. В результате получилось так, что наши чиновники просто хорошо заполняли бумаги (а Евросоюз смотрел на это сквозь пальцы).

И второе — согласование- то законов произошло, но в большинстве случаев эти законы еще не начали работать и никто не знает, что будет, когда они заработают. А после 1 мая мы просто столкнемся с тем, что Европа уже не будет "добрым, наивным дядей", который швыряет деньгами налево и направо. Она начнет требовать исполнения тех обязанностей, которые Латвия через Сейм ратифицировала. В том числе по экономическим вопросам. И здесь наступает переломный момент — по сути, большинство вопросов в Латвии никто тщательно не прогнозировал: на сколько вырастут цены, в каком состоянии находится наша экономика и социальная сфера, как все это отреагирует на ЕС — приживется или отторгнет его. Фактически, мы находимся на пороге неизвестности.

Хуже, чем в Португалии и Греции

— Можно сформулировать более конкретно основные проблемы, с которыми столкнется предпринимательство?

— Прежде всего, я могу сказать со стопроцентной вероятностью, что все это по предпринимательству очень больно ударит, причем на всех уровнях. Во-первых, рост цен вызовет падение уровня потребления в обществе. Значит, возникнет обратная связь — многие предприниматели не смогут продать свой товар и обанкротятся. Во-вторых, что произойдет, когда откроются границы?

Раньше ввоз продовольствия в Латвию из Евросоюза субсидировался, то есть Европа доплачивала своим производителям за то, что они выпускают экспортный товар, и к нам поступала заведомо дешевая продукция. Сегодня цены должны выровняться, потому что мясо или колбаса, которые ввозились к нам из Германии, будут распространяться по одной территории, значит, цены на всей территории должны быть одинаковыми.

И третий момент — это сырьевой поток. Причем в разные стороны. К примеру, наши крестьяне смогут продавать свое молоко в Эстонии или даже в Финляндии. А это значит, что наши производители сыра и масла могут лишиться местного сырья для своего производства. Другой поток — с ним столкнутся те, кто еще работает на российском сырье, и они, по сути, не будут защищены. Поскольку подпадают под общую систему квот, выработанных ЕС.

— Очевидно, надо бороться за расширение этих самых квот…

— У меня есть подозрение, что это не делается или делается недостаточно. И полу чается, что мы со своим недоразвитым народным хозяйством, желая выполнить политическую волю власти, прыгнули внутрь довольно жесткой системы, которая может вызвать в Латвии, по моим подсчетам, более худший вариант развития событий, чем даже в Португалии или Греции. Потому что там все-таки был капитализм, а здесь происходит захват экономической территории, где полвека рыночная экономика не функционировала. Плюс наш так называемый малый бизнес получит сейчас дополнительный еврошок. И это вызовет нестабильность в обществе, поскольку увеличения пенсий и других социальных благ при той модели, которую я сейчас рисую, конечно, не будет. Но я вижу здесь и другой момент: вполне реально мы можем сейчас создать противовес. Мы должны говорить о том, что в стране должна появиться государственная политика, которой до сих пор не было.

Государство как рэкетир

— А не поздно ли?

— Нельзя говорить о том, что поздно. Это историческое развитие. Я спрашивал многих знакомых бизнесменов: а чем вы занимались 10 лет назад? Грубо говоря, купи- продай. На тот момент, учитывая уровень развития их бизнеса, им такие вопросы были неинтересны. А когда человек дорастает до уровня капитала, измеряемого в миллионах, и имеет до ста и более наемных работников, тогда он уже начинает мыслить совсем другими категориями.

— То есть они выросли и им нужны уже другие условия ведения бизнеса?

— Где-то в 94-м году я говорил, что государственный заказ — это, по сути, самое выгодное дело. В то время на меня смотрели как на сумасшедшего. Потому что у тех, кто сидел на транзите или купле-продаже, дневной доход был 100 процентов. И говорить с ними о госзаказе, который давал от силы 10-20 процентов ежемесячного дохода, было просто смешно. Но сегодня все понимают, что лучше иметь постоянный стабильный доход, чем рисковать на отдельных операциях, где можно однажды и хорошо прогореть. Сейчас экономическая доминанта такова: государство в бизнес не лезет, оно стоит в стороне и действует как рэкетир. Оно взимает определенную сумму для своих нужд — военных, социальных и прочих. Параллельно этому был придуман как данность экономический рынок Латвии.

Вот, скажем, та же Чехия — она сохранила свою промышленность, постепенно увеличивает экспорт… А Латвия? Уместно перечислить те заводы, которые потенциально можно было трансформировать в конкурентоспособные, в том числе и на еврорынке, однако они были разорены. Все-таки здесь ощущалась необходимость сильного давления на власть, в том числе на политическую элиту.

Как запрыгнуть в развитой капитализм?

— Подведем итоги. Во-первых, качественно изменилось мышление людей. Во-вторых, торопливая услужливость наших политиков и чиновников привела к ускоренному вступлению в ЕС и к тем проблемам, которые это вызывает. Соответственно, встал вопрос: что же делать?

— Во-первых, надо понять, что после референдума 20 сентября ситуация резко изменилась. Мы живем, по сути, уже в другом мире. И 1 мая этот мир приходит к нам де-факто — мы за него проголосовали. Латвия теперь уже не самостийное государство, которое может формировать свою внешнюю и экономическую политику. Мы оказались на большой территории, где есть свои жесткие правила игры, по которым надо учиться играть.

Во-вторых, специфика Латвии состоит в том, что здесь государство отстранилось от экономики. Тот же господин Годманис в свое время говорил, что здесь — первобытный капитализм, где каждый делает, что хо- чет. Однако сейчас мы своим политическим решением запрыгнули в развитой капитализм полусоциалистического типа. По своей модели Евросоюз — это жестко социалистическая структура с хорошо развитым бюрократизмом. И если мы попадем в такой социалистический капитализм, значит, мы должны перейти на другие принципы.

А один из главенствующих моментов, если мы хотим поднять нашу экономику, — это понимание того, что наш маленький "крупный" бизнес должен кооперироваться. На всех уровнях. Это кооперация крестьянства, кооперация магазинов, кооперация во всех других отраслях экономики. В-третьих, надо уметь защищать свои интересы в той же Европе. А у нас госпожа Калниете уезжает в Брюссель, становится евро- чиновником и как бы отстраняется от всего происходящего на родине. И мы спокойно на это смотрим. А вот итальянский комиссар всегда помнит о том, что он из Италии.

Замечают только наглых

— То есть он защищает интересы своей страны?

— Есть 100-процентное жесткое лобби! Евросоюз — это объединение, где идет жесткая борьба за экономические интересы, за те же евроденьги, за заказы… Но здесь не надо забывать, что Латвия — очень маленькая страна. Поэтому так необходима и система кооперации, и отработка механизмов лоббирования. И делать это надо весьма жестко, а иногда и нагло. Потому что если ты не будешь наглым, конечно, не нарушая при этом приличий, то тебя просто не заметят.

Еще один момент — надо искать и использовать в свою пользу те возможности, которые не запрещены евродирективами и которые национальное правительство может осуществлять на своей территории. Например, развивать микропредприятия. К примеру, в том же Брюсселе мелкие торговцы продают на улицах каштаны. Без кассовых аппаратов и всего остального. Или в том же Брюсселе в киосках свободно торгуют жареными улитками — и опять же без кассовых аппаратов. Значит, до какого-то потолочного уровня можно заниматься определенными видами предпринимательской деятельности без жестких условий.

Но в Латвии чиновничество не любит думать или не умеет работать. Многие сталкиваются с такими случаями, когда человек еще не заработал свои первые сто латов, но уже должен содержать бухгалтера и заниматься бумагомаранием. Это нелогично.

— Если это отменить, то что тогда делать бюрократии?

— Бюрократия — это тяжелый вопрос. Кстати, одним из пунктов, по которым Латвию не хотели принимать в ЕС, был тот, что здесь… низкий уровень бюрократии! И я считаю, что по некоторым позициям ее надо даже усилить. Другое дело, что ее надо трансформировать и заняться ее образованием.

Много лесов и пенсионеров

— Есть мнение, что можно ничего не делать и все само со временем "рассосется"…

— Да, если общество индифферентно будет воспринимать сложившуюся ситуацию, тогда ничего не изменится. И через 20 лет в Латвии будет много лесов, много пенсионеров, довольно много чиновников и очень низкий уровень жизни. Большинство молодежи уедет работать в Евросоюз. Думаю, что уже в этом году усилится поток медсестер и врачей, знающих иностранный язык. Уровень нашей медицины еще больше упадет. Далее, все те профессионалы, на которых есть спрос, уедут. За ними или вместе с ними молодые люди, которые не имеют перспектив в Латвии, поедут работать уборщиками и строителями-подсобниками в Париж, Берлин или Лондон. Потому что там они будут иметь четыре зарплаты мелкого латвийского чиновника.

Латвия — спальня Европы

— Может ли что-то реально сделать существующий спектр политических партий? И кто должен об этом думать?

— Я выскажу такую парадоксальную мысль. Сегодня я не могу сказать, что наши так называемые правые — это действительно правые. Равно как и левые. Посмотрите программу господина Юрканса — она по экономике более правая, чем у так называемых правых. А многие потуги партии Новое время — скорее, левые. Или ТБ/ДННЛ — они левые националы. Их нежелание продавать землю и прочее — это чисто социалистические идеи.

— Может быть, нам нужны новые, более определенные политические силы?

— Я вижу, что чисто правая политическая ниша открыта — там нет сегодня реального представительства. Нет той силы, которая реально и качественно представляла бы интересы тех же предпринимателей. И нет силы, которая могла бы внутри страны дискутировать о том, как государство будет зарабатывать для всего населения деньги.

— А готово ли наше общество проголосовать за такую силу, которая взялась бы за создание этой программы?

— Здесь все нужно делать шаг за шагом, постепенно. Для начала должны начинаться хотя бы дискуссии. Если же местный бизнес всем доволен, если его эта ситуация в экономике устраивает, если не нужна государственная политика в экономике, то, наверное, и не надо ничего затевать. Из Латвии вполне может получиться эдакий европейский "спальный район". В пятницу вечером можно прилететь сюда, поохотиться, собрать экологически чистые грибы, бруснику — и вернуться домой в Европу. И такая перспектива возможна.

Но я лично считаю, что Латвия имеет намного больший потенциал. И думаю, людей с такими амбициями в Латвии немало.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form