"Советские партизаны в годы нацистской оккупации клялись в верности Сталину и советской родине. А национальные партизаны боролись за свободную, независимую Латвию с демократическим строем" — такой вывод прозвучал вчера на международной конференции в Риге, посвященной послевоенной борьбе с коммунистическим режимом в Восточной Европе.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Наши историки нынче придумали новую форму повествования о периоде с 1941 по 1956 год в Латвии: они сравнивают советских партизан с "лесными братьями"!

В канун 60–летия Победы над фашизмом в Латвии проходили конференции и диспуты о том, что никакой, собственно, победы и не было. Нынче же, спустя месяц после памятной даты, в Риге начала свою работу конференция уже о послевоенном периоде Латвии, точнее — о деятельности "лесных братьев" с 1944 по 1956 год. В современной интерпретации "лесные братья" именyются национальными партизанами — борцами за свободу и независимость ЛР. Отметим, что конференция, открывшаяся вчера в Военном музее, проходит под патронажем комиссии историков при президенте. Председательствует на конференции один из авторов нашумевшей книги "История Латвии. XX век", советник президента страны Антонийс Зунда. Основной докладчик, профессор ЛУ Хенрикс Стродс в своей речи использовал новый подход — он сравнивал деятельность советских партизан и национальных партизан ("лесных братьев").

Как вы уже, наверное, догадались, сравнение было не в пользу советских антифашистов. Согласно данным г–на Стродса, советских партизан было намного меньше, нежели "лесных братьев", да и сражались они не всегда успешно, у них не было и единого командного пункта, если не считать общего методического руководства из Москвы, которое осуществлял небезызвестный Алфонс Новикс — завотделом НКВД. Да и присягали советские партизаны Сталину…

А вот нацпартизаны, утверждает г–н Стродс, боролись за более светлую идею. В своем манифесте они заявляли, что их цель — создание независимого государства с демократическим строем. Х. Стродс сообщил, что всего было более 20 тысяч нацпартизан и 82 тысячи людей их поддерживали. Профессор довольно долго нахваливал этих борцов за независимость — они совершали эффективные вылазки из леса, уничтожая советских партийных активистов, и их борьба позволила оттянуть колонизацию латвийских сел и волостей. Примечательно, что в своей статье на эту же тему, написанную год назад, г–н Стродс признается: один из существенных недостатков нацпартизан — злоупотребление алкоголем. Эту слабость нацпартизан, пишет профессор, использовали враги — агенты НКВД, которые, внедрившись в отряды "лесных братьев", подпаивали их накануне операции чекистов по уничтожению нацпартизан.

Профессор ЛУ, как нынче принято, старательно обходил участие нацпартизан в уничтожении мирных жителей, причем главным образом своих же соплеменников. По версии г–на Стродса, мирных жителей грабили и убивали не нацпартизаны, а… агенты–провокаторы из НКВД, которые специально носили форму партизан и убивали, насиловали и грабили местных жителей, чтобы таким образом дискредитировать "лесных братьев" в глазах латышского народа. Год назад в своей публикации профессор ЛУ озвучил, правда, иную версию — нацпартизаны зачастую и пускали в расход мирных жителей, но делали это неосознанно, под влиянием принятого алкоголя и снотворных средств, которые им подсыпали в спиртное агенты–провокаторы. Согласитесь, блестящая версия!

В своем выступлении профессор Х. Стродс ни словом не обмолвился о прошлом нацпартизан, то бишь — чем они занимались до того, как начали свою борьбу за независимость. Год назад профессор писал, что большинство "лесных братьев" просто дезертировали из легиона и отправились в леса. Однако исторические факты свидетельствуют о другом: да, среди нацпартизан были дезертиры, но их явно было меньше, чем 20 тысяч (приблизительное число "лесных братьев"). Основной костяк нацпартизан — это легионеры СС, которые до последнего сопротивлялись Красной армии и лишь потом бежали из Курляндского котла и других очагов сопротивления в леса. Их бегство в леса с оружием было связано вовсе не с желанием бороться за независимость, они просто пытались тем самым сохранить себе жизнь и избежать поездки в Сибирь. Нет, конечно, они ненавидели советскую власть, но сражались с ней скорее из чувства мести. Трудно представить, что "лесные братья" году в 46–м или 52–м всерьез надеялись победить СССР, который разгромил самую мощную армию в мире — гитлеровскую! Это была война отчаяния, это была месть ради мести, это была борьба отчаяния. Отсюда и убийства мирного населения, и самоубийства, и пьянки. Здравый смысл подсказывает, что нацпартизаны — скорее жертвы, и уж точно не борцы за свободу и независимость. Часть же "лесных братьев", возможно, были и военными преступниками, поскольку еще до легиона успели послужить во вспомогательной полиции и карательных отрядах нацистов. Они понимали, что их ждет "вышка". Формирование нацпартизан началось еще в ноябре 1944 года под руководством СС, которое начало готовить группы боевиков для борьбы в подполье, превратившись из эсэсовских отрядов в партизан. "С Латвией жить, с Латвией умереть" — под таким девизом проходило формирование отрядов "лесных братьев" в Курземе, во время знаменитого Курляндского котла. Первый отряд насчитывал 2,5 тысячи человек, им командовал Борис Янкавс, который входил в команду палача Арайса! Об этом профессор ЛУ вчера ничего не говорил, он сосредоточился на более приятной теме — борьбе нацпартизан за независимость.

Эти факты о прошлом нацпартизан не затронул в своем выступлении и московский историк Борис Соколов, он лишь привел отдельные цитаты из книг российских историков, в которых нацпартизаны тоже названы борцами с советским режимом. Правда, упомянул и латышского историка Яниса Дзинтарса, который еще в советское время писал об убийствах "лесными братьями" мирных жителей — причем латышей.

Сейчас в Латвии принято всех, кто воевал с советскими войсками, именовать борцами за независимость. Даже если эти борцы присягали Гитлеру и носили явно не латвийскую униформу. В свою очередь, советских воинов принято записывать в оккупанты. Нет сомнений, что в советское время существовало множество, как высказалась вчера президент ЛР, исторических мифов. И задача историков их развенчать. Вот только зачем одни мифы заменять другими? Зачем из жертв делать героев, а из коллаборационистов — борцов за свободу? Впрочем, видимо, это все укладывается в концепцию оккупации. Раз была оккупация, значит, должны быть и те, кто ей сопротивляется. Даже если это сопротивление было бессмысленным.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Delfi временно отключил комментарии для того, чтобы ограничить кампанию по дезинформации.
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form