По иронии судьбы Алла — уроженка Латвии — состояла в инициативной группе Народного фронта. Показывая список борцов за независимость Латвии, которые в конце 80–х организовали ячейку на заводе ВЭФ, она горько улыбается. Знала бы тогда, чем обернется для нее и детей этот исторический кульбит, ни за что не поверила бы!

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
А тогда, в 1989 году, она вышла замуж за выпускника военного училища и вскоре уехала по месту его распределения — в Красноярск. Там же родилась старшая дочь Наташа. Семейная жизнь не сложилась, и уже через три года Алла с ребенком вернулась в Ригу, к маме. Пошла прописываться в ЖЭР, но ее отправили в ДГИ. В департаменте же, увидев, что муж военный, отказались восстановить прописку и посоветовали ждать нового Закона о гражданстве. Закон появился только в 1994 году. За это время Алла сделала еще одну попытку наладить семейную жизнь и уехала к мужу, который обосновался в Белоруссии. Однако в 1996 году последовал официальный развод, и женщина окончательно вернулась на родину.

— Как я жила эти годы? Конечно, пыталась получить статус постоянного жителя Латвии, но мне предлагали только временный вид на жительство, — рассказывает женщина. — А для его получения надо иметь счет в банке — тогда 800 латов, а сейчас уже 1200. А мне ни один банк даже счет не открывает, поскольку у меня вообще нет персонального кода! Да и где взять такие средства, когда я могу устроиться только на низкооплачиваемую и опять же нелегальную работу? Несколько раз полиция меня арестовывала, сажала в тюрьму и в центр для нелегальных иммигрантов на ул. Гайзиня. Хотели выдворить из страны, но ведь некуда! Я ниоткуда не иммигрировала, не бежала, ни в одной стране не была постоянно прописана и не имела другого гражданства, кроме советского! Да и родственников у меня нигде нет! Отпускали домой, а потом приходили снова.

Старшая дочь Аллы в этом году окончила 9 классов. Школа, в которой она училась, на свой страх и риск держала девочку несколько лет, не требуя у матери платы — каждый иностранец обязан платить за обучение 400 латов в год. Наташа прекрасно училась, сдала выпускные экзамены и даже получила аттестат об окончании основной школы. Правда, без персонального кода. Однако в 10–й класс девочку принять отказались — школе предстоит аккредитация, и первая же проверка обнаружит нарушение закона. Не получает Наташа ни медицинскую помощь, ни детское пособие. У нее вообще нет никакого удостоверения личности, кроме свидетельства о рождении!

— Когда одноклассники уезжали на экскурсии в Литву и Эстонию, она оставалась дома, — рассказывает Алла. — "Мама, я тоже хочу поехать!" — плакала она. Я объясняла, что мы не можем покидать страну, потому что не имеем паспорта. Со временем Наташа привыкла, но когда ее отказались взять в 10–й класс, вновь испытала шок. Сейчас наша ситуация еще страшнее. В апреле этого года умерла моя мама, и теперь если меня вновь заберут в тюрьму, то Наташу тоже арестуют, а младшую отдадут в детский дом. Младшей 6 лет, она родилась в Латвии, имеет статус негражданина, но у ее отца другая семья, и он нам материально ничем не помогает. Даже 6 латов детского пособия себе забирает! Я не знаю, что делать! Когда–то пробовала получить гражданство России, но посольство мне отказало. УДГМ требует, чтобы я взяла белорусское гражданство, но претендовать на него не имею права, поскольку в этой стране жила только по временной прописке. Замкнутый круг!

Алла обратилась за помощью к депутатам ЗаПЧЕЛ Владиславу Рафальскому и Геннадию Котову. Первый обсудил ее вопрос с департаментом образования Риги, но там пояснили, что закон разрешает принимать на учебу в государственные школы лишь детей беженцев или лиц, чей статус и разрешение на пребывание в стране находится в судопроизводстве. Несколько десятков беженцев из Ливана, которые обосновались в Латвии, имеют право на обучение своих детей, а человек, родившийся в этой стране и проживший здесь практически всю свою жизнь, согласно закону является изгоем!

— Согласно Закону о гражданстве, статус постоянного жителя ЛР присваивается лицам, которые имели постоянную латвийскую прописку до 2 июля 1992 года, — пояснил Геннадий Котов. — Тем более что гражданства другой страны у Аллы никогда не было, а прописка в Белоруссии была временной. Конечно, время упущено. При помощи нашего Комитета по правам человека удавалось помочь таким людям, как Алла, получить негражданский паспорт, хотя судебные тяжбы длились по нескольку лет. Каждый случай — это настоящая драма. Люди–то не виноваты в том, что в период развала СССР оказались в других республиках. Кто–то работал, кто–то учился, кто–то уехал вслед за супругом, и многие просто не знали, что на родине принимаются новые законы, которые лишают их права на возвращение. Что касается Наташи, то все латвийские и международные конвенции о защите прав детей гарантируют ребенку право на получение не только основного, но и среднего образования. Причем без каких–либо оговорок!

А пока мать и дочь вот уже 15 лет ведут "фантастическую" жизнь, превратившись в людей–невидимок. Они живут, думают, ходят по улицам, мечтают и украдкой плачут в подушку, но формально их не существует в природе. У них нет документов, они не прописаны в своей квартире, они не получают социальной и медицинской помощи. Судьбой Аллы три года занималась миссия ОБСЕ в Латвии и Госбюро по правам человека, но пока никто не смог разорвать этот замкнутый круг.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form